Школа Джедаев
 распечатать  иллюстрации 
ШКОЛА ДЖЕДАЕВ:

Эпизод номер ноль. Интродукция. Анхесенпаатон Ра
Эпизод 1. Хмурое Утро. Клод
Эпизод 2. Месть Ситха. Анхесенпаатон Ра
Эпизод 3. Турнир по Сайберфайтингу. Клод
Эпизод 4. Миссия невыполнима, или типа того... Анхесенпаатон Ра
Эпизод 5. Цена Джедайства. Анхесенпаатон Ра
Эпизод 6. Джедаи любят жизнь во всех ее проявлениях. Анхесенпаатон Ра

ТВОРЧЕСТВО УЧЕНИКОВ ШКОЛЫ ДЖЕДАЕВ:

Быть зелёным - это непросто. Sin
К нам едет ревизор... Глава первая: Не ждали... Sin и PMS
К нам едет ревизор… Глава вторая: «Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещен…» Sin и PMS




Школа Джедаев


Эпизод номер ноль
Интродукция. Анхесенпаатон Ра


"Школа Джедаев расположена в одном из наиболее живописных и прекрасных, экологически чистых районов Набу. От центров цивилизации планеты ее отделяет высокогорный массив. Школа Джедаев находится в старинной усадьбе, исполненной в лучших архитектурных традициях посреди девственного леса на берегу чистейшего горного озера…"
- Учитель?
- Да, Оби-Ван?
- Зачем я это пишу?
- Падаван, это урок дипломатии. Ты должен уметь преподнести любую информацию с самой лучшей стороны. Особенно информацию о своей родной, и, я смею предположить горячо любимой школе.
Квай-Гон подошел к Оби-Вану, заглядывая в монитор компьютера, и по-отечески положил руку ему на плечо.
- Учитель, а что такое девственный лес?
- Ну, падаван, чистая, нетронутая природа в своем первозданном великолепии.
- Учитель, а как может лес потерять девственность? А лес может потерять девственность только с мужчиной или с женщиной тоже?
Квай-Гон устало вздохнул.
- Хочешь, я помассирую тебе шею? Ты, наверное, устал?
"Школа Джедаев оборудована новейшими спортзалами, площадками для бега, футбола, большого тенниса, бассейном, новейшими современными классами, персональными компьютерами, и прочими необходимыми удобствами…"
- Учитель?
- Да, Оби-Ван?
- Мастер, вот там, где ты сейчас массируешь, это уже далеко не шея.
- Ой, прости меня, падаван, я, должно быть, увлекся твоими…трудами, - поперхнулся Квай-Гон Джинн.
- У нас одна душевая на этаж, - проворчал Оби-Ван, - Это и есть современные удобства?
- Джедай должен быть скромен в своих желаниях, падаван, и довольствоваться малым.
- А вы удовольствуетесь спинкой стула для того, чтобы положить руки туда?
- Мой ученик, ты, кажется, забыл упомянуть учительский состав в своей рекламной статье.
" Преподаватели Школы Джедаев давно заслужили Славу лучших, сильнейших и мудрейших Рыцарей джедая Галактики. Возглавляет школу Магистр Йода, древнейший и мудрейший джедай, он же ведет Основы Управление Живой Силой Джедая, Этику и Психологию Жизни Джедаев, Высшую математику, Сопромат, Астрофизику и, к тому же ежечасно возглавляет плеяду не менее сильных, мощных и продвинутых мастеров Джедая. Магистр Мейс Винду преподает планетарную биологию, физическую культуру, рукопашный бой. Мастер Ади Галлия преподает искусствоведение, культурологию, медицину и психологию разных форм жизни - так как любой выпускник нашей школы не только должен быть быстр и искусен в бою, но и всесторонне и разнообразно развит во всех вопросах жизненного уклада всех форм жизни встречающихся в пределах, да и за пределами Галактической Республики. Магистр Квай-Гон Джинн…"
- Учитель?
- Да, Оби-Ван? - голос Квай-Гона звучал менее уверено, и все более грустно, с каждым разом, когда чистым и хрустальным голосом Оби-Ван в очередной раз произносил слово Учитель.
- А мне писать, что вы ведете кружок Умелые Руки?
- Я…. д-думаю, не стоит падаван,… - заикаясь, проговорил магистр джедая Квай Гон Джинн.
"Величайший в Республике специалист по философии, дипломатии, литературе и языкам. Школа Джедаев проповедует раздельное обучение, и школа делится на два основных подразделения, на школу мальчиков и девочек, поэтому вы без всяких опасений можете отправить сюда своего ребенка, понимая, что ему будет обеспечено достойное развитие, обучение и безопасность".
Оби-Ван повернулся к учителю, кося лиловым глазом, возмущение, чувствуется, пронзало его до глубины души.
- Учитель, но в бассейн уже второй год обещают налить воду,…
- Оби-Ван, ты уже большой мальчик, ты прекрасно понимаешь, что Совет Джедаев не в состоянии профинансировать,…
- Да, но почему я должен врать, Мастер?
- Это называется дипломатия, мой ученик, - терпеливо, будто бы повторяя знакомую мантру, проговорил Квай-Гон.
- Врать? - заносчиво переспросил Оби-Ван Кеноби.
- Нет, скажем так, пытаться увидеть в любой мелочи частичку хорошего и пытаться беречь чувства окружающих тебя людей. А так же преподнести то, что тебе не нравится с такой стороны, чтобы никого не обидеть.
- Учитель?
- Да, Оби-Ван?
- Учитель, посмотрите на поверхность этого стола. Он необычайно гладок и нежен. Не правда ли его так и хочется потрогать?
- К чему ты клонишь, падаван? - озадаченно спросил Квай-Гон.
- К тому, Учитель, что, не думаете ли вы, что вашей руке было бы как-то более уместно поглаживать стол, нежели чем мое бедро? - лучезарно улыбаясь и сияя невинными голубыми глазами, медленно проговорил Оби-Ван Кеноби.
" К каждому ученику приставлен свой собственный личный наставник. Один из заслуженных Мастеров Джедая. Который с радостью и гордостью проведет его по жизни, научит столь необходимому жизненному опыту и уверенности. Который будет отправляться с ними на все задания Джедаев, строгой но справедливой наставнической рукой направляя и развивая редкий дар вашего ребенка. Вы никогда не пожалеете, отдавая своего ребенка на обучение в нашу школу"



Эпизод 1
Хмурое Утро. Клод


Утро.
Солнце, только вылезающее из-за горизонта, позолотило лучами вершины деревьев. Трава покрыта тяжелой седой пеленой росы. Везде тихо, птицы сонно возятся в ветвях и прочищают горло. Обычное среднестатистическое утро на планете Набу.
Обычное утро в школе Джедаев. Оби Ван Кеноби оторвал голову от подушки и еще слипающимися глазами посмотрел на Джа-Джа Бинкса, который стоял перед круглым зеркалом и рассматривал себя.
Пробуждение как всегда было мучительным. Надо было вылезти из-под одеяла, встать, принять до омерзения холодный душ, одеться и потом два часа скакать босиком по мокрой от росы ледяной траве. Какой дьявол его угораздил пойти в Джедаи. Как ему вообще пришла в голову эта мысль.
"Я ненавижу это" - кисло подумал Оби Ван и сел в постели. Что-то такое вчера было… он тупо опустил глаза и посмотрел на огромную красную ссадину на своей голой коленке. Ну да. Конечно. Они вчера выпили. Немного. Но достаточно, чтобы Хан Соло подбил его залезть на территорию Школы Ситов и бросить дохлую кошу в окно кабинета Дарт Вейдера.
Идиотская затея.
И конечно, за ними увязался Джа-Джа, а Люк фыркнул и пошел спать, сказав, что они все дураки. И был прав. Сперва они искали кошку. Соло сказал, что она валялась где-то тут, и они ползали по земле в полной темноте, а у Хана был фонарик, которым он светил в разные стороны, куда угодно, только не туда, куда нужно. Кошку в результате нашел Джа-Джа, который об нее споткнулся.
Есть люди, которым никогда не стать Джедаями. И Бинкс никогда не станет Джедаем, во всяком случае, Оби Ван молился об этом по вечерам. Он любил своего соседа по комнате, но понимал, что личные привязанности - ничто рядом с гибелью галактики.
Кошка нашлась, и они поволокли ее с собой, и Соло ужасно ругался, потому что кошка пахла и оказалась чертовски тяжелой. Потом они перелезли через забор и с пятой попытки закинули-таки ее в окно, правда Кеноби не был уверен, что в нужное. Но это было уже не существенно. Он мечтал избавится от трупа кошки, потому что больше не мог уже выносить ее вида и запаха. А когда перелезали обратно, Джа-Джа опять подвернулся ему под руку, и он загремел с забора. И вот вам результат… Ссадина. Позор Джедая. Свалился с забора. Это падаван-то, который должен быть ловок, как кошка, и бесшумен, как тень. Да, ловок, как кошка. Дохлая. Он поморщился и перевел взгляд на Бинкса.
Тот любовался в зеркало своей падаванской косичкой. Он просто затрахал ею Оби Вана за последний месяц. Волос у него не было, и косичку он купил в супермаркете. Прицепил ее к уху и все время тыкал в нос Кеноби, говоря "Моя падаван. Моя как ты". Оби Ван надеялся, что он скоро устанет, но пока что-то было незаметно никаких признаков утомления. Напротив, восхищение Бинкса этим предметом падаванской гордости росло с каждым днем.
Джа-Джа уже оделся. На нем был обычный падаванский халат, из под которого торчали ноги в немыслимо застиранных, выцветших до блекло-голубого цвета джинсах. На колене была дыра. Весь совет Джедаев не мог заставить Джа-Джу поменять эти штаны на обычные джедайские. В конце концов Мейс Винду прекратил прения, сказав, что лучше знает своего ученика, что его легче убить, чем переубедить, и пусть ходит в чем хочет.
Джедаи, сами не понимавшие, как они так надолго погрузились в прения о чьих-то штанах, с облегчением согласились. Только Йода качал головой и бубнил "Такие штаны не хорошо есть. Позор Джедаям однако".
- Моя спала хорошо. - объявил Джа-Джа Бинкс, очевидно, чтобы утешить любимого соседа. - Моя видела сон.. Хороший сон. Моя был генерал и скакал впереди всех.. - он забормотал, рассказывая сон, а Оби Ван вспомнил, что вчера, когда они вернулись и Бинкс завалился спать, Хан стал его тискать и параллельно рассказывать о своих чувствах к Люку Скайвокеру, и о невыносимой смеси ненависти и вожделения к этому чертовому зубриле и как тяжело ему жить с ним в одной комнате. Это раздражало Кеноби. Его больше возбуждало, когда ему расстегивали штаны под другой аккомпанемент. Однако последующие умелые и страстные манипуляции Хана Соло с его вечно неудовлетворенным телом, наконец добавили его душе человечности и сопереживания падавану однокласснику.
Он даже пару раз прикусил губу, чтобы не разбудить Джа-Джа Бинкса своими сочувственными стонами. Воспоминание разбудило Кеноби окончательно, он встал, подтянул трусы и пошлепал в ванную. Холодный душ должен был превратить его обратно в падавана.
В коридоре они столкнулись с Люком и Соло, которые направлялись туда же, куда и все, - на утреннюю разминку. Соло, как всегда расхристанный и опухший со сна, брел за Люком, который шипел на него.
- Посмотри на себя! На кого ты похож! Ты же падаван! Поправь воротник. Пояс завяжи. И штаны подтяни. - Соло покорно выполнял указания, по пути приобретая все более пристойный вид. Люк, как всегда подтянутый, свежий и бодрый, взглянул на Оби Вана с одобрением.
- Вот посмотри на Кеноби. - сказал он. - Он настоящий падаван. И ты должен быть таким же.
Хан посмотрел, куда велели, и на его лице отразилось сомнение. Но он промолчал, буркнув "Привет, парни". И опять замолчал. Однако в столовой, где все торопливо поедали скудный завтрак
- Джедай должен быть неприхотлив в пище! - сказал он Оби Вану, - Слушай, а все-таки чье это было окно?
- А хрен его знает. - откликнулся Кеноби. - Чье угодно. Я лично счастлив, что отвязался от этого трупа. А там они пусть сами разбираются.
- Ну да. - буркнул Соло. - Главное, чтобы это было не окно Дарта Мола. Потому что он точно будет уверен, что это мы. И придет.
- Пусть приходит. - безразлично пожал плечами Оби Ван. - Я ему рога пообломаю.
Дарт Мол был главным соперником джедаев. Хан Соло его не любил, потому что Мол как-то сломал ему нос. Кеноби его не то, что не любил, но считал своим главным оппонентом в выяснении, кто все-таки круче. И поэтому очередная стычка с Молом была новой возможностью это выяснить.
После разминки и завтрака начались уроки. Первым шел урок по этике и психологии Джедаев, которые Соло ненавидел, Оби Ван презирал, а Люк записывал каждое слово Йоды, который этот урок вел. Он сидел за первой партой, прямой и подтянутый, и не переставая строчил в тетрадке.
Хан Соло, развалившийся за последней партой и от нечего делать жевавший бумажные шарики, смотрел на Скайвокера со смесью вожделения и отвращения. Это чертов маленький зануда. Лучший ученик в школе и любимчик учителей. Самым ужасным в Люке было то, что он был абсолютно и стопроцентно искренен. Он не прикидывался хорошим, он был им. Его невозможно было не любить. Его огромные голубые девичьи глаза. Его льняная стрижка. Его гибкое сухощавое тело. Он бы с радостью завалил бы его тут же на парте.
- Джедаи, - сказал Йода назидательно - уважают жизнь в любых ее проявлениях.
"Да, - горько подумал Хан Соло, - я вынужден уважать эту жизнь. И что взамен?"
Нескончаемые нотации. Соло, причешись. Застегнись. Сделай уроки. Где ты был сегодня ночью? Почему от тебя пахнет спиртным? Брось сигарету. Прекрати ругаться. Квай Гон не ебаный пидор, а наш учитель. И почему он все это терпит? А может трахнуть этого правильного красавчика? Хан скрипнул зубами и плюнул бумажным шариком в Люка. Йода сдвинул брови и сказал.
- Вот если бы правильно Силу использовал, то попал бы в цель, падаван.
Хан Соло сделал честное лицо и мысленно выругался.
После уроков бы час медитации. Скайвокер аккуратно расстелил коврик и сел на его, скрестив ноги. Он честно старался медитировать и ужасно краснел, когда приходилось отчитываться Йоде, потому что медитация была единственным, что ему не удавалось или удавалось с большим скрипом.
Он думал о Хане Соло. Как только он переставал занимать чем-нибудь свою голову, он начинал думать о Хане Соло, только о Хане Соло и еще раз о нем. Это было мучительно. Он чувствовал себя жалким. Измученным. Отверженным. Он не понимал, почему из всей школы он выбрал объектом чувств этого хулигана, матерщинника и наглеца.
Хан не замечал его. То есть он был его другом, но он даже не подозревал, что когда он дружески обнимает Люка за плечи и треплет по волосам, то Люка едва удерживается от того, чтобы застонать от сводящего с ума, изматывающего возбуждения. И не может позволить себе выразить его ни словом ни жестом, потому что Хан просто его друг и ничего не знает, о его, Люка извращенных наклонностях.
И поэтому он обречен мучатся. Он обречен сидеть тут на этом дурацком коврике и вспоминать Хана Соло, каким он бывает по утрам. Когда полощется под краном, раздевшись до пояса, о его сильном теле, уже не подростка, мужчины, о его гладкой груди, о том, как блестят капли воды на его коротких волосах. О его улыбке, наглой и внезапной, от которой по телу проходит жар, о его пристальном взгляде, под которым Люк чувствовал себя как в микроволновой печи.
Люк сидел, погрузившись в эротические мечты, полностью отключившись от реальности, так что любой сторонний наблюдатель решил бы, что он медитирует, если бы не румянец на щеках и бугорок под ширинкой белых джедайских штанов. Он представлял себе Соло, что бы было, если бы.. Правда будучи совершенно неопытным он не мог представить все в подробностях, и его мечты носили смутно-размазанный характер, но тем не менее в них смешивалось яростное вожделение и отчаянная невозможность хотя бы дотронутся до объекта.
Люку хотелось плакать от жалости к себе. Ему не с кем даже было поделиться своими страданиями. Иногда он подумывал поговорить с Оби Ваном, но когда представлял себе его глумливую ухмылку, понимал, что этот номер не пройдет. Нет, он падаван. Он будущий Джедай. И Кеноби никогда не узнает, что он, Люк Скайвокер, дрочит в сортире, думая о Хане Соло.
Люк стиснул зубы и попытался сосредоточится на медитации.
Оби Вану хотелось развлекаться. Он думал о том, куда можно будет выбраться вечером и поэтому все время делал ошибки, фехтуя с учителем. Квай Гон только приподнимал бровь, но замечаний не делал и в конце концов дал отбой.
- Ты сегодня невнимателен и рассеян, падаван. - сказал он, ласково потрепав Оби Вана по загривку.
- Простите, мастер. - Кеноби воззрился на учителя с совершенно невинным выражением лица. Квай Гон нахмурился.
- Ладно, иди, ты свободен на сегодня.
Темнело.
Кеноби брел по садовой дорожке, думая, что надо пойти найти Соло и Бинкса и что-нибудь придумать. Внезапно с забора спрыгнула черная тень и оказалась прямо перед ним. Под капюшоном блеснули желтые глаза.
- Так это ты, козел, это сделал? - прошипела она. Оби Ван застыл. Перед ним стоял Дарт Мол, держа в руках дохлую кошку.



Эпизод 2
Месть Ситха. Анхесенпаатон Ра


У падавана Джедая, Оби-Вана Кеноби был комплекс. Он ненавидел, когда на него внезапно выпрыгивали из-за угла и немотивированно обзывали козлом.
И факт наличия в руках обличителя дохлой вонючей кошки, избавиться от которой ему удалось с таким трудом накануне, отнюдь не был в состоянии его с этим комплексом примирить.
Потому, презрев все свои навыки и достижения в дипломатии, ни слова ни говоря, он злобно и внезапно ударил кованым выходным гриндерсом по коленной чашечке ситха.
- Ой, …бля-я-я… - заорал Дарт Мол, от неожиданной боли выронивший кошку и принявшийся прыгать на одной ноге.
- За козла…по рогам, - непреклонно заявил Кеноби, после чего грубо, и не по-джедайски подло толкнул потерявшего устойчивость противника на землю.
Когда удивление от неслыханной джедайской наглости улеглось в возмущенных до крайности мозгах Мола, он яростно взвыл:
- Ну, все, ты труп. Сейчас ты последуешь за кошкой, джедайский ублюдок, - и, ловко бросившись на падавана, цепкими руками схватившись под коленки сбил его с ног.
Оби-Ван упал навзничь, поднимая облако пыли и увлекая за собой разъяренного ситха. Они долго истово и отчаянно бились в полном молчании.Ситх и Джедай. Светлая и темная сторона силы. Методично и с чувством исполняемого долга окуная друг друга лицом в дорожную пыль, пиная все, до чего удавалось дотянуться, потом переворачивались и начинали все заново.
Наконец Оби-Вану Кеноби удалось сесть на изможденного противника сверху, занеся кулак для финального хука, когда странная сила схватила его за воротник куртки и потянула на себя. В ту же секунду, откуда-то с безоблачных небес раздался грозный возглас Мастера Джедая Квай-Гон Джинна:
- Падаван Оби-Ван Кеноби! Перестань сию же минуту!!!
И действительно, Мастер Квай-Гон Джин использовал Силу, иначе как бы он смог отодрать яростно сопротивляющегося и брыкающегося падавана от рогатого соперника?
В любом случае, будущий джедай бесцеремонно и безжалостно был оттащен в сторону. Так они и проследовали в полном молчании по направлению к особняку Квай-Гона, неподалеку от основного джедайского корпуса.
И только Дарт Мол, посеревший от пыли, опершись о локти, злобно смотрел им вослед.
Оби-Ван стоял голым по пояс, оперевшись руками о раковину. Он мрачно уставился в высокое зеркало, окруженное кремовыми мраморными плитами с коричневыми прожилками в роскошной ванной Квай-Гон Джинна, поигрывая мускулами.
Он зашипел от боли, когда Учитель с отеческой скорбью на лице принялся обрабатывать его ранения.
- Я сожалею, что мне приходится причинять тебе боль, падаван, - тихо сказал он.
Оби-Ван внимательно посмотрел в зеркало на отражение Квай-Гона. Он никогда не мог понять по тону своего учителя, что у него на уме. По правде говоря, лицо его тоже не выражало в данный момент ничего особенного кроме подобающих моменту сочувствия и желания оказать посильную помощь ближнему.
Но,…назовите это джедайской интуицией, Оби-Ван задницей чувствовал, что он задумал какую-то гадость.Кеноби решил идти напролом. Зная, что обхитрить его учителя не может даже Мастер Йода.
- Учитель?
- Да, Оби-Ван, - подозрительно мягко отозвался Квай-Гон Джинн.
- Мастер, а вы отпустите меня вечером на концерт Игги Попа? - невинно спросил падаван. Квай-Гон Джинн минуту задумчиво закручивал пузырек с перекисью водорода. Еще минуту молчаливо и озабоченно рылся в аптечке в поисках ранозаживляющей мази. Бесспорно отдавая себе отчет в том, что как никогда безраздельно владеет вниманием своего падавана. Наконец джедай, словно только заметив, удивленно воззрился в настороженные глаза падавана в зеркале, и меланхолично проговорил:
- Разумеется, нет, мой падаван.
- Но,…- начал Кеноби.
- Я сказал, нет, падаван, - отрезал Квай-Гон.
- Ну, пожалуйста, учитель, это же единственный концерт? - в голосе Оби-Вана явно послышался страх и отчаяние.
- Я должен повторять? - удивленно приподнял бровь Квай-Гон, - Ты забыл первое правило падавана. Падаван обязан беспрекословно слушаться своего учителя.
- Ну, ты не понимаешь, Мастер, - воскликнул Оби-Ван, резко повернувшись, сбив со столешницы аптечку, рассыпав все ее содержимое по полу, и оказавшись лицо к лицу с учителем.
- Это ты не понимаешь, Оби-Ван, - холодно сказал Квай-Гон, - и меня до крайности расстраивает тот факт, что ты не понимаешь.
- Но это же дедушка панка,… - Оби-Ван вдруг осекся, - Чего? - втянув голову в плечи, опасливо переспросил он.
- Ты полагаешь, ты вел себя сегодня достойно высокого звания будущего джедая, падаван? - серьезно и чуть отстраненно сказал Квай-Гон.
Оби-Ван покраснел.
- Он первый начал, Мастер, я всего лишь защищался, - быстро проговорил он.
- Брось оправдываться. Ты уже не ребенок, Кеноби.
- Я не оправдываюсь,…- вскипел Оби-Ван.
- Разговор окончен, падаван. Ты вел себя отвратительно и недостойно, - строго сказал магистр джедая, - и ты должен быть за это наказан.
Оби-Ван воздел очи к небесам.
- Да учитель, - усмехнулся он.
- И перестань паясничать и глупо ухмыляться, когда с тобой разговаривает твой наставник, - резко сказал Квай-Гон.
- Конечно учитель, - сквозь зубы проговорил Кеноби.
- И в наказание ты останешься сегодня дома, и будешь присматривать за маленьким Анакином. Это научит тебя состраданию и милосердию.
- Вы правы, Учитель.
- И никаких друзей вроде Хана Соло чтобы здесь не было.
- Да, учитель.
Квай-Гон повернулся на каблуках и кинул через плечо.
- И собери с пола бардак, который ты тут устроил, - он стремительно вышел за дверь.
- Ебаный пидар, - сквозь зубы прошипел Оби-Ван Кеноби, наклоняясь.
- Что ты сказал? - вновь появляясь в дверях спросил Магистр Джедая.
- Я сказал, я все сделаю как вы сказали, учитель, - преданно глядя умственно отсталым щенком в глаза учителю с чувством проговори Кеноби, прижимая к сердцу клеенчатую аптечку.
Нахмурившись, Квай-Гон ушел.
Услышав, как хлопнула входная дверь, Оби-Ван бросился к телефону, попутно состроив Анакину, играющему в кубики страшную рожу, и запустив в него пустой аптечкой. Превозмогая отчаянный оглушительный плач ребенка, Кеноби проорал в трубку.
- Хан, пиздец подкрался незаметно. Беги сюда. К Квай-Гону, срочно. Если ты мне не поможешь, я попал. ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ, СИРЕНА ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЛЕЧЕБНИЦЫ А ТО Я ТЕБЕ ПЕСЕНКУ СПОЮ!!! - последнюю часть предложения Оби-Ван адресовал юному Анакину.
Удивительно, но ребенок замолчал. С ужасом вспомнив, как в прошлый раз падаван исполнял ему колыбельную, прыгая по комнате, потрясая скрюченными руками у его лица, со странными ужимками распевая страшным хриплым голосом о том, как ели мясо мужики и пивом запивали, а то что лесник им говорил, они не понимали.Анакин тоже не понимал, о чем пел Оби-Ван, но ему почему-то было очень, не по-детски, страшно.
Через пару минут, Хан Соло уже был на пороге и неинтеллигентно трезвонил и дубасил ногой в дверь.
- Купил? - запыхавшись, сбегая с лестницы спросил Кеноби, открывая дверь рыжему падавану.
Хан Соло уже был одет в кожаные брюки и рваную грязную майку всю в гнусных матерных надписях. Причиной их появления он обычно называл временное острое увлечение обкурившегося до потери сознания Оби-Вана Кеноби бодиартом. Сам Оби-Ван Кеноби свою причастность отрицал и возмущенно запрещал произносить свое имя рядом со словом бодиарт, считая это искусство безнравственным и недостойным будущего джедая.
- Во! - Хан Соло гордо продемонстрировал два билета на концерт Игги.
- Круто. Мою одежду принес?
- Во! - Хан Соло вручил ему сверток, - Бальное платье принцессы, - ухмыльнулся он.
Оби-Ван посмотрел на него скептически. Вытряхнул из пакета на пол содержимое.
- Все лучше, чем в этом джедайском банном халате, - проворчал он, снимая тунику, и направляясь в ванную, - вопрос в том, с кем оставить Анакина. Если его оставить хоть на десять минут одного он весь дом разнесет.
- У него хороший учитель, - хмыкнул Хан Соло, - Где телефон? А вот. - падаван набрал номер, - Алё, Люк? Да Хан Соло, Я вот что, слушай, у Квай-Гона уникальное собрание исторических джедайских хроник в библиотеке, я подумал, ты обязательно захочешь их почитать. Что? Квай-Гон? Нет, разумеется он не против. Нет-нет. Приходи, да. Чем скорее тем лучше. Нет, Оби-Вана не будет, и меня тоже, да. Только маленький Анакин. Ты умеешь обращаться с маленькими детьми? О, да ты супермен. Спасибо тебе, я не останусь перед тобой в долгу… - многозначительно сказал он, восхищаясь собственной крутостью, и заставляя Люка по ту сторону телефонного провода, вдруг впасть в мечтательную задумчивость.
Хан Соло усмехнулся сам себе, опираясь рукой о стену и кладя трубку. На пару секунд у него в голосе мелькнуло искушение остаться здесь и на концерт не ходить, а заняться Люком Скайвокером так сказать, вплотную, но звонкий голос Кеноби оторвал его от этих мыслей.
- Пошли, напарник, - позвал он его. Хан Соло повернулся и застыл, раскрыв от удивления рот. Ярко красный панковский гребень украшал голову падавана, и гордо стоял, презрев вес законы тяготения. Кожаный жилет со стоячим воротником открывал предплечья, закованные в металлические браслеты. Взгляд Хана скользнул ниже:
- Юбка?! - воскликнул он.
- Кильт, - гордо сказал Кеноби.
- Какой еще, к чертовой матери, кильт? Ты собрался идти на концерт в юбке? В такой короткой юбке? Да тебя ж выебут,…
Оби-Ван Кеноби жестами показал Хану Соло, что, мягко говоря, он в этом очень сомневается:
- Кильт - это национальная шотландская мужская одежда, - важно сказал Оби-Ван и вышел.
- Я тогда сам тебя выебу, - буркнул Хан Соло, и захлопнул за собой входную дверь.
 
На барной стойке сидел симпатичный курносый панк. Он был удивительно пьян. Он болтал ногами. Периодически запрокидывал голову, залихватски пытаясь пить водку прямо из горлышка. А поскольку водка была контрабандной земной Гжелкой, то выдавить, или вытрясти ее сквозь пластмассовый заслон в горлышке удавалось не всегда. Когда животворящая жидкость отказывалась покидать пределы стеклянного сосуда, панк матерился, потом он начинал ласково уговаривать сосуд и петь ему песенки. А еще он принимался радостно смеяться, когда ему удавалось сделать еще хотя бы один глоток.
Мол давно приметил этого панка.
Еще когда во время концерта он прыгал у самой сцены бешеной блохой в брачном периоде, сбивая с ног стоящих рядом фанатов. Он еще поспорил с Дарт Чубаккой, перепрыгает ли чумная красноволосая блоха Самого Игги. Блоха перепрыгала, он готов был свой рог отдать что перепрыгала. Потом панк затеял драку с неким агрессивно настроенным соседом, порвав его майку на вермишель и разбив лицо. Противника скоро вынесли из толпы, а панк с чувством выполненного долга удвоил амплитуду и частоту своих наскоков на людей.
У него был обалденный красный гребень, ладная фигурка, гриндерсы с развязанными шнурками и …юбка. Короткая, выше колена, шерстяная юбка в клетку.
Этот моральный урод был рожден для того, чтобы стать ситхом, подумал Мол и подошел к панку.
- Клевая юбка, - сказал он, опираясь на руки по обе стороны от покрытых клетчатой материей стройных бедер.
- Ик,…это кильт, - сказал панк.
Его разъезжающиеся в разные стороны глаза, наконец, сфокусировались на Моле. Рот искривила глумливая усмешка. О, Сила, эту усмешку мол узнал бы вреди миллиона
. - Оби-Ван Кеноби? - взревел Дарт Мол.
Джедай обхватил голову Дарта Мола, пропуская между пальцами маленькие желтоватые рожки, и приблизил свое лицо к лицу ситха. У Дарта Мола перехватило дыхание от резкого запаха алкоголя смешавшегося с запахом свежего пота на чистой человеческой коже. И закружилась голова от нежных прикосновений пальцев к его рожкам. Мол невнятно замычал. Оби-Ван хихикнул и проговорил у самых его губ.
- Давно хотел тебя спросить, Мол, а какого цвета у тебя елдак? Красный или черный?
Дарт Мол довольно осклабился. Этот поворот событий ему все более начинал нравиться.
- Ты правда хочешь это знать? - красно-черные сильные ладони сжали бедра Кеноби.
- М-м, - утвердительно сказал джедай.
- Я дам тебе ответ на твой вопрос…
- Ебать я хотел твои ответы, - перебил его Кеноби, - Я хочу его видеть.
У Мола глаза чуть не вылезли из орбит. Милый падаванчик. Вышеупомянутый елдак его между тем радостно подпрыгнул, прихорашиваясь, и явно польщенный готовился продемонстрировать себя публике в наилучшем виде. В голове Мола созрел план:
- Ну, так и быть, я покажу его тебе, но…
- Но? - переспросил Кеноби удивленно, и недоверчиво откинулся назад, опираясь на руки.
- Но прежде ты ответишь мне,…- голос Мола стал походить на мурлыканье.
- Да? - взгляд Кеноби сфокусировался на руках Мола, настойчиво и ритмично сжимающих его ноги, и едва заметно движущихся все выше. Грудь его стала вздыматься чаще, и глаза в первый раз за все время их разговора блеснули вполне осмысленно.
- А что обычно носят под такими юбками? - спросил Мол, сверкнув золотистыми глазами и ухмыльнувшись. Оби-Ван опустил глаза. Губы его приоткрылись.
- Почему это я должен тебе это говорить? - прошептал он.
Дарт Мол опешил.
- Нет? - переспросил он недоверчиво.
- Ты правда хочешь это знать, ситх? - еще тише сказал Кеноби.
- Да, - медленно ответил Мол, - Так ты скажешь?
- Нет. - Дарт Мол перестал понимать что происходит. Что он делает? Почему он позволяет его рукам лапать его за ляжки и говорит нет?
Оби-Ван облизал губы и щелкнул Дарта Мола по носу, потом схватил его лицо за подбородок и поднял вверх, победоносно глядя ему в глаза сверху вниз. Ярость накрыла Мола с головой. Чистая беспредельная ярость. Я убью этого падавана, он издевается надо мной.
- А знаешь, почему я не скажу тебе этого? - невинным голосом спросил Оби-Ван.
Дарт Мол невразумительно зарычал.
- Не рычи на меня, - строго сказал Кеноби и укусил его за нос, - Старинная джедайская мудрость: если хочешь знать что у падавана под юб…, то есть кильтом, проверь сам…
Оби-Ван громко расхохотался, падая спиной на стойку бара, сшибленный безумной силой яростного Мола, в одно мгновение умудрившимся толкнуть его назад, задрать кильт и удивленно заорать:
- Ой, Бля..!
Смех Оби-Вана внезапно прекратился, когда черно красная рука крепко обхватила его там, где она была ему нужнее всего и принялась ласково но настойчиво его обхаживать. Оби-Ван выгнулся спиной и простонал:
- Еще, Мол, ну давай…
- Тут полно людей, Оби, - тем не менее, Мол не переставал гладить его с интересом наблюдая за все сладострастнее извивающимся телом в его руках. "Ты в моих руках, джедай", - подумал он, - " Весь в моих ситхских руках, ты еще будешь молить о милосердии. Ох, как я жажду на это посмотреть."
И хорошо что Кеноби зажмурился от удовольствия, он не смог бы не заметить торжествующую усмешку исказившую двухцветную физиономию Мола.
Внезапно Кеноби резко выпрямился. Неужели понял, испугался Мол. Но нет, он лишь только потерянно спросил:
- Пойдем к тебе?
Мол торжествующе поцеловал возбужденного падавана губы, стаскивая его со стойки вниз, и поддерживая, потому что оказалось, что если Кеноби стоял на ногах, его шатало из стороны в сторону. Мол усмехнулся и потащил его к выходу:
- Помнишь, что я обещал тебе, что ты отправишься вслед за кошкой? - спросил он насмешливо, - в каком-то смысле я оказался прав.
 
Луч солнца, яркий и язвительный, упал на лицо спящего падавана. Оби-Ван заставил себя побороть сковавшее его оцепенение и с трудом разлепил отчаянно болевшие и словно бы наполнившиеся свинцовой тяжестью веки.
Комната была залита утренним рассветным светом.
Комната была совершенно ему не знакома.
Красные шторы, яркие мерцающие стены без знакомых постеров и грудей Памелы Андерсон. Он внезапно ощутил острую, почти физическую тоску по ним. А еще под ним был потрясающе мягкий и комфортный матрас, и кровать была широкой до неприличия.
И были еще руки. Чьи то руки крепко обхватили его поперек туловища, и горячее дыхание обжигало его загривок. Оби-Ван вздрогнул.
Что произошло вчера? Как он здесь оказался? Где он? С кем он?
Оби-Ван освободился от сжимающих его объятий и с третьей попытки приподнялся на локтях. В ушах зашумело от напряжения, комната закачалась, но это не помешало ему мужественно повернуть голову… …и глаза его встретились с желтым немигающим взглядом смотрящим на него в упор.
- Ты?! - воскликнул Оби-Ван пораженно, - Что ты здесь делаешь?
Дарт Мол молча продолжал смотреть на него. Оби-Ван обессилено упал на спину.
- О, нет…только не это, - жалостно простонал он.
Несколько минут они оба молчали, думая каждый о своем, и рассеянно наблюдая за жизнеутверждающим полетом радостной и бодрой весенней мухи вокруг люстры.
- Оби-Ван? - Дарт Мол нарушил молчание первым.
- А? - А мы,…слушай, мы вчера кончили? - озабоченно спросил он.
Оби-Ван медленно повернул к нему голову и удивленно приподнял бровь:
- Чего?
- Я говорю, я не помню, мы с тобой вчера кончили или нет? - нервно повторил ситх.
- Зачем? - тупо спросил Оби-Ван Кеноби.
Мол озадаченно глянул на него. Потом понял, что падаван не придуривается и принялся медленно объяснять.
- Когда люди занимаются любовью, - сказал он, - они кончают. Мы вчера занимались с тобой любовью. Но я не помню, кончили мы или нет…
- Ой, блядь,….не-е-е-е-е-ет, - застонал Оби-Ван, всхлипывая. Он повернулся на бок и с головой зарылся в пуховое одеяло. Пытаясь укрыться под ним от жестокой реальности. Но реальность скоро его настигла. Теплой кожей прижавшись к его коже и горячо и внятно шепнув на ухо.
- Да. Точно. Не кончили, - безжалостно сказала она.
- У меня голова болит, - сквозь зубы прошипел Оби-Ван Кеноби.
- Послушай, - Мол отклонился от него и, опершись на локоть уставился в окно, - Сейчас еще целых полчаса до подъема. Давай перепихнемся по быстрому?
- Я не хочу. Отлезь от меня, - буркнул Оби-Ван, ломая голову над тем как заставить мир перед его глазами перестать шататься и приобрести более четкие очертания.
- Ну, давай. Ну, чего тебе стоит? - обиженно протянул Мол, хватая Кеноби за плечо к себе. Падаван оттолкнул его.
- Меня от тебя тошнит, - страдальчески вымолвил он, сползая с кровати на четвереньках в одном носке. Он внезапно подумал, что Квай-Гон, наверное, уже давно вернулся домой. И, наверное, уже догадался, что его, Оби-Вана там нет.



Эпизод 3
Турнир по Сайберфайтингу. Клод


Хан Соло проснулся от того, что по щеке у него ползла муха.
Не открывая глаз, он отработанным движением цапнул ее, и некоторое время тупо слушал, как она жужжит у него в кулаке. Потом открыл глаза и посмотрел вокруг. Он лежал в какой-то чужой комнате, где все обои были в розочках и сердечках, розовые кружевные занавесочки кокетливо до половины прикрывали окна, а на малиновом пуфике прямо напротив него сидел огромный плюшевый медведь голубого цвета, украшенный желтым бантом и с нескрываемым интересом смотрел на Хана стеклянными глазами. Если бы Хан не лежал, он бы попятился от этого взгляда.
Оторвав загипнотизированный взор от медведя, Соло со скрипом повернул голову, которая отозвалась на это движение толчком боли, и увидел, что он в постели один. Хан повернулся обратно, медведь продолжал изучать его с неослабевающим интересом в желтых глазах.
Соло тихо выполз из-под одеяла, выпустил муху и стал судорожно одеваться. Натянув майку и штаны, он выскользнул за дверь и помчался по спящим улицам городка к своей школе. До подъема оставался час.
Увеличивая скорость бега и одновременно пытаясь избавится от тошнотворного ощущения, что его мозги как-то подозрительно слиплись в однородную массу, Хан Соло пытался вспомнить, что было вчера. Его воспоминания обрывались на том, что они с Оби Ваном купили по очередной бутылке Гжелки, а потом он, выпив половину, пошел в сортир. На этом ставилась большая и жирная точка. Все. Дальше - темнота. Где он проснулся, чей это был медведь и куда делся Оби, он не знал, его голова не сохранила даже обрывков воспоминаний на эту тему.
Наконец Хан добрался до своего корпуса и остановился перед стеной, увитой диким плющом. В принципе он мог взобраться по ней в любом состоянии, но тут его странным образом зациклило на видении голубого пушистого медведя с бантом, и несколько минут он стоял, глядя перед собой. Потом медведь внезапно трансформировался во что-то знакомое, и Соло внезапно понял, что Люк-то скорее всего у Квай Гона, и ему влетело по самое не хочу, а потом он вспомнил, как Квай Гон приставал к Кеноби, и подумал, а что если он застал там Люка и решил за неимением лучшего поприставать к нему, а Люк купился на авторитет мастера и…
Рыча от ярости Соло вспорхнул к своему окну по плющу и, вскочив на подоконник, уставился в комнату. Ну, если Скайвокера там нет…. Ну если он сейчас спит в постели этого пидора. Он просто разнесет эту школу по кирпичику, потому что девственность Люка должна принадлежать ему и только ему, Хану Соло, а то он…
Люк сидел на кровати и смотрел на Хана взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Соло спрыгнул в комнату, и смело встретил этот взгляд. Люк, судя по всему, не спал, под глазами у него были синяки.
- З-з-з.. - сказал Хан Соло. - Ты как?
- Хорошо, - ледяным голосом отчеканил Люк, - где ты шатался всю ночь?
- Ну понимаешь, - сказал Соло, неосознанным жестом поддергивая штаны. - Был концерт Игги Попа. Ты ведь не любишь Игги Попа? Мы с Кеноби там были.
- Концерт закончился в двенадцать, - ответил Люк неумолимо. - Ты должен был вернуться к Квай Гону и Кеноби должен был остаться там. Где вы были?
Хан сморщился как от зубной боли
- А что Квай Гон пришел?
- Пришел, - мрачно ответил Люк.
- И чего?
- Ничего. Я больше никогда не хочу оказываться в подобном дурацком положении. Ты меня подставил.
Хану стало стыдно. Он сел на кровать рядом с Люком и обнял его за плечи.
- Ну ладно, - сказал он примирительно, - ну прости меня, я идиот, - он заглянул в прозрачные, потемневшие от обиды глаза Скайвокера. - ну прости. Я выпил.
- Да уж. - Люк сморщил нос, но это был скорее выдуманный жест, чем настоящий. От Хана несло перегаром и табачным дымом, но его рука так нежно лежала у Люка на плече, она была такой горячей, он чувствовал теплый бок Хана, его дыхание на своем ухе и готов был сидеть так вечно, - чувствуется.
- Да ладно тебе, - ответил Соло, который заметно охрип. Он не помнил, занимался ли он сексом этой ночью, но это его мало волновало, потому что его инструмент начал стремительно увеличиваться в размерах от одного чистого свежего запаха кожи Люка. Он никогда не понимал, почему на него так действует именно этот маленький зануда. Но даже на расстоянии полуметра от него у Хана вставало всегда. Однозначно, - Ну, ты почитал свои книжки?
- Почитал, - буркнул Люк. Его неприветливость объяснялась тем, что он пытался скрыть дрожь возбуждения от того, что Соло говорил ему в самое ухо, и невыносимо приятная вибрация распространялась по его телу, а кровь приливала к коже так, что Скайвокер был уверен - покраснели даже уши. На Хана он смотреть боялся.
- Ну вот, разве дело того не стоило? - спросил его мучитель нежно, приближая губы к самой ушной раковине. Соло думал, что вот интересно, если он поцелует Люка в ухо, как тот отреагирует? Даст ему в глаз? Это было бы обидно, потому что ушко такое соблазнительное, розовое и если провести по нему языком, то этот невыносимый придурок, доставший его так сильно может и застонет от удовольствия… Должно же что-то доставлять ему удовольствие.
- Ну знаешь, - начал Люк, который совершенно не соображал, что слетает с его губ, потому что дыхание Соло было как горячий ветер пустыни, оно превращало его мозги в желе, а тело - в клубок невыносимого неудовлетворенного желания. Он понимал, Хан ничего не имеет ввиду, это все просто так, но этих воспоминаний хватит ему надолго и поэтому он должен продлить сладкие мгновения, которые больше не повторятся. - это не стоило того, что бы…- он поперхнулся, потому что рука Соло легко провела по его плечу, это была случайность, конечно случайность, но она была такой чудесной, что он не мог одновременно говорить и наслаждаться этим.
- Чего не стоило? - спросил Хан, который подумал, что может быть ему удастся отвлечь Люка разговором и пощупать его под это дело, а потом может и Люк поймет наконец, что есть вещи поинтересней учебы и тогда…
- Привет, ребята! - раздался где-то в другой вселенной, галактик за пять от млеющей, погруженной в сверкающий эротический туман парочки, омерзительно реальный, пронзительно-радостный голос Джа-Джа Бинкса. - Моя боится. Оби Ван пропала. Ай, почему моя такой невезучий. Неизвестно где пропала. Моя волноваться.
"Ебать тебя через коленку, лягушка уродская!" взвыл про себя Хан Соло. Люк вскочил и стал судорожно поправлять одежду, которая была в полном порядке. Но ему казалось, что все видят, как он возбудился оттого, что его школьный товарищ обнял его за плечи. Ему было ужасно стыдно.
- Я не знаю, где это придурок! - рявкнул Хан.
Джа Джа Бинкс посмотрел на него робко и доверчиво. - Тогда искать надо. - сказал он Хану Соло, словно тот был маленьким дебильным гунганом, не понимавшим самых простых вещей. - Она потерялся значит.
- Да хрен с ним, - буркнул Хан, надеясь, что сейчас этот поганец уйдет и он продолжит обольщение Люка.
- Нельзя, - твердо ответил Бинкс, видимо уровень дебильности Хана в его глазах возрос до критической отметки. - Конкурс однако. Квай-Гон убьет Оби-Вана, если найдет.
Соло и Люк уставились на него одинаковыми, круглыми, как у давешнего плюшевого медведя, глазами. До них наконец дошло. То, что Джа-Джа называл конкурсом, на самом деле было ежегодным турниром по сайберфайтингу для старших классов. Главным событием Школы Джедаев. Выигравший получал в качестве приза настоящую джедайскую миссию.
К конкурсу готовились давно, но за всеми событиями Соло про него забыл, а Люк настолько измучился от своих переживаний, что вылетел из реальности напрочь. И вот она сама пришла к ним в образе Джа-Джа Бинкса.
Соло вскочил. Он рванулся к двери, но его удержал Люк, схватив за штаны.
- Ты спятил! - заорал он. - В чем ты одет! Тебя поймают! Соло матюгнулся и стал срывать с себя одежду, Люк пихал ему джедайский халат и падаванские кальсоны, а Бинкс пританцовывал рядом, словно хотел писать, и выл, что все пропало.
Наконец падаваны вылетели в коридор, сшибившись в дверях. Люк больно ударился плечом об косяк и, не сдержавшись, ойкнул. Хан схватил его и стал обеспокоено спрашивать, что случилось, Скайвокер моментально поплыл и стал севшим голосом бормотать, что все в порядке, и бормотал бы до вечера, если бы под ухом, как сирена, не взвыл гунган.
И все ринулись на поиски. В школе царило нездоровое возбуждение.
Народ спарринговался прямо в коридорах. Между ними носился на летающей платформе Йода и писклявым голосом раздавал инструкции. Хан чуть было не влетел в старейшину, но Люк ловко перехватил его и отправил в другое русло.
В другом коридоре, они едва не попались, потому что как только он завернули за угол, навстречу им попался Мейс Винду, мастер Бинкса и он обязательно бы их перехватил, но Хан затолкал всех а маленький чулан с пыльными тряпками и они стояли там и тряслись, боясь чихнуть, пока он не прошел по коридору. Школу они обыскали за полчаса. Оби Вана не было нигде, хотя Хан Соло умудрился даже залезть под кровать к своему собственному мастеру, Ади Галлие, зная что Оби-Ван давно имел стояк на его преподавательницу, но нашел там только пыльный розовый бюстгальтер.
Задумчиво повертев его в руках и даже зачем-то понюхав, он в досаде швырнул его в открытое окно. И услышал возмущенный вопль.
- Мать твою, вы что, ебанулись с утра пораньше? - падаваны кучей кинулись к окну, потому что голос был очень знакомым. И точно, под окном стоял Оби Ван, сдирая с головы лифчик.
Джедайские навыки оказались очень кстати, так что прыжок со второго этажа прошел удачно, если не считать того, что Бинкс свалился в розовый куст. Все обступили Кеноби, Джа-Джа меланхолично вытащил из уха розу и спросил:
- Где твоя была?
- Моя гуляла, - злобно ответил Кеноби. - Что случилось? Пожар?
- Турнир. - коротко сказал Соло.
- Бля!!!! - Оби Ван охнул и помчался к дверям школы, пытаясь на ходу разгладить рыжий панковский гребень так, чтобы он хоть отдаленно напоминал падаванскую прическу.
 
Дарт Мол обычно хранил все свои секреты в себе.
Но тут его просто распирало. Маленький падаван с косичкой. Такой хорошенький, когда пьяный, и такой сердитый, когда трезвый. Ужасно досадно, что Мол так нажрался, что не мог вспомнить, как же они все-таки занимались любовью.
Он полдня пытался восстановить это в памяти и ничего не мог воспроизвести, кроме каких-то смазанных отрывков и ошеломляющего вида Оби Вана одетого только в один носок. Это было потрясающе. Им необходимо было встретиться опять, хотя бы для того, чтобы узнать, как они все-таки это делали.
К двум часам Мол не выдержал и рассказал все Чубакке. Тот выслушал крайне эмоциональный и сбивчивый рассказ Мола, причем, обычно очень сдержанный Мол страшно размахивал руками в тех местах, которые не мог передать на словах и пару раз заехал приятелю по носу, Чубакка поскреб загривок когтистой лапой и дал понять Дарт Молу, что тот чокнулся.
- Я в здравом уме! - возмущенно ответил Дарт Мол. - Ты просто его не видел.
Чубакка выразил уверенность, что даже увидь он какого-то поганого джедайского падавана, он не стал бы так из-за него разорятся.
- Я должен тебе его показать, - не отставал Мол. - Ты даже не представляешь себе, какой он.
- Ну, пошли. Мы должны увидеть турнир!
Чубакка высказался в том смысле, что конечно, можно и посмотреть, но это не значит, что он переменит свое мнение. Дарт Мол схватил его и поволок за собой.
Стадион на котором будущие джедаи и ситхи занимались спаррингом, принадлежал обоим школам. Занятия были тщательно расписаны и составление этого расписания сопровождалось недовольным ворчанием Йоды, считавшим, что ситхам вообще тренироваться не надо, а чтобы воспитывать ненависть пусть рвут в клочки подушки, и негодующим шипением, которое испускал Дарт Вейдер изо всех отверстий своего шлема, поскольку был уверен, что этих болванов джедаев, сколько ни тренируй, толку все равно не будет.
А сегодня было одно из главных событий года - Турнир Джедаев, на который школа ситхов каждый раз торжественно клялась не ходить, чтобы не тратить время на подобный отстой, но являлась в полном составе.Сюда Дарт Мол и привел Чубакку.
На судейской площадке наблюдалось ледяное молчание. Каждый мастер болел за своего падавана, но никак этого не демонстрировал, поэтому все сидели, словно проглотили мороженую рыбу.
Наконец Мейс Винду, точно знавший что не победит, поскольку такого дебила, как Джа-Джа, он не видел никогда в своей многотрудной жизни и в некотором роде восхищался его идиотизмом, доведенным до гениальности, что впрочем и сохраняло Бинксу жизнь, прервал молчание.
- Оби великолепен,- сказал он, интимно наклонившись к Квай-Гону, - Я поражен. Ты хорошо над ним поработал, друг мой.
- Ну что ты, - дипломатично ответил джедай. - Люк лучше его, да и твой Джа-Джа неплох.
Мейс сдержал истерический хохот. Сравнивать Бинкса с Оби Ваном было все равно, что выпустить на балетную сцену эльфа и мешок с картошкой.
- Ты заблуждаешься. Кеноби лучший.
- Да, но почему у него такой странный взгляд? - пробормотал недоумевая Квай-Гон.
Оби Ван Кеноби сражался с Джа Джа Бинксом. Мол не мог оторвать от него взгляда. Молодой падаван скакал по отведенному ему пространству, ничуть не хуже, чем на концерте Игги Попа.
Лазерный меч сверкал в его руках молнией, Кеноби гибко уклонялся, парировал удары, отпрыгивал, наскакивал, и Мол жадно ласкал взглядом каждую линию его тела.
Джа-Джа Бинкс сделал выпад, ситх аж застонал от восхищения, увидев, как Оби Ван, приподнявшись на носках, откачнулся в строну, уворачиваясь от удара. Он каким-то гибким, никогда не виденным Молом доселе движением, нырнул из этого положения вперед, и зацепил противника. На Джедайском халате Бинкса появилась черная полоса (естественно мечи были тренировочные, иначе бы население джедайской школы бы сильно сократилось).
Мол забыл про Чубакку, про то, где он находится, он не отрываясь, смотрел на Оби Вана, не вспоминая о том, что это, просто-напросто, глупый Джедайский падаван и отдавай он себе в этом отчет, ему было бы очень стыдно. Оби Ван как-то интересно вывернул кисть, почти выпустив меч, подхватил его на лету левой рукой, Джа-Джа решил, что его противник приоткрыл щель в обороне и кинулся в атаку, и тут острие меча угодило ему грудь.
Мол мысленно зааплодировал этой гениальной хитрости и решил взять ее на вооружение… О-о-о, Оби Ван бы очень хитер. Иногда он внезапно падал ниц, а потом из этого положения ударял противника головой в живот. Иногда он замирал на месте, делая вил, что он устал или забыл где находится, а когда Бинкс бросался на него, введенный в заблуждение, моментально бил его в незащищенное место. Дарт Мол и не знал, что Джедаи такие хитрецы. Он смотрел, не отрываясь, думая только о том, как бы ему назначить Оби Вану свидание. Он даже перестал обращать внимание на то, что Чубакка внезапно прекратил свой бубнеж, продолжавшийся с того момента, как Дарт Мол поволок вуки на стадион и замолчал так, словно ему в рот засунули рукоять его собственного меча.
Дарт Чубакка был сражен на месте. Конечно, не этим беложопым сопляком, который крутился тут, как юла, воображая себя настоящим Джедаем. Нет.. Дивное, прелестное создание, красота которого превосходило все, что когда либо видел Чубакка, пленило и захватило его. Эти глаза на стебельках… Эта вытянутая вперед мордочка со ртом, созданным для поцелуев взасос… Эти мягкие шелковистые ушки, игриво и свободно разлетающиеся от каждого движения.. Эти руки, которые вполне по своей длине могли бы обхватить Чубакку, куда до ним коротким лапками человеческого племени. Его драные джинсы, сразу сказавшие Чубакке о свободомыслии и великолепном вкусе его возлюбленного. И это грация, ни с чем не сравнимая и неописуемая… Никогда Галактика не рождала еще такого прелестного создания, как Джа-Джа Бинкс. Чубакка в этом был уверен. Он был очень романтичен, как все вуки, и сразу представил себе интимный ужин с Джа-Джа Бинксом. Шампанское и свечи.. Темные розы в хрустальной вазе…И глаза Джа-Джа Бинкса, глядящие через стол в его глаза. Его очаровательное смущение, он прикрывает лицо ухом и смотрит на Чубакку с обожанием… Это было чересчур для чувствительного сердца Чубакки… Он испустил глухое рычание забрака стояло умиленное и восхищенное выражение, совершенноим, забракам, не свойственное.
- Правда, он прекрасен? - спросил Дарт Мол Чубакку.
Что мог сказать бедный вуки, даже не понявший о чем его спросили? "Он прекрасен. Да, да, да, он прекрасен, тысячу раз - да".



Эпизод номер 4
Миссия невыполнима, или типа того... Анхесенпаатон Ра


Оби-Ван обливался потом, его трясло от напряжения.
Ему еще никогда не было так мучительно драться на мечах как сегодня. Голова кружилась, и туника вымокла насквозь. Черт и почему он забыл о Турнире. Да, он был лучшим в поединках на мечах, и он рассчитывал на эту победу, ему так хотелось самому отправиться на настоящую джедайскую миссию,…но боже, это невыносимо он все проваливает.Зачем он столько пил вчера, зачем он занимался черти чем, вместо того чтобы спокойно отдыхать и набираться сил как приличный падаван?
Он абсолютно не мог фехтовать, он спотыкался, едва держал в руках тренировочный меч, терял противника из виду, забывал что делать, все вокруг виделось ему абсолютно нереальным как в плохом кино.
Он отшатнулся от мощного удара меча Джа-Джа, едва удержавшись на ногах, поднявшись на цыпочки и замерев, изогнувшись при этом совершенно чудным образом. Закружившаяся от резкого выпада голова не дала ему выйти из ситуации с честью, и его просто швырнуло вперед в объятия противника, черт, какой стыд, он неловок как пьяный забрак в брачный сезон.
О, Сила! Забрак. И он здесь. Дарт Мол тоже здесь. Желтые глаза пронизывали его насквозь. Его противник, ситх. Он здесь и он видит его стыд, его поражение, видит, как он выставляет себя полным мудаком при всем честном народе, Оби-Ван залился краской, за что ему такое наказание?
Он приготовился почувствовать электрический разряд тренировочного меча, пронзающий стрекочущей болью насквозь, от коренных зубов до самых яиц, и оставляющий на тунике постыдную черную отметину. Он отчаянно выставил защитный блок мечом, пытаясь остатками сознания продемонстрировать хотя бы примитивное знание бойцовской техники.
Тем временем Дарт Мол вскочил и принялся аплодировать и даже Дарт Чубакка удивленно закивал головой, туника его противника гунгана окрасилась черным.
- Падаван Джа-Джа Бинкс получил ранение. Минус двадцать пять очков падаван Бинкс плюс двадцать пять падаван Кеноби, - прозвучал над стадионом голос комментатора.
Оби-Ван зачарованно смотрел на черное пятно на плече Джа-Джа Бинкса и не заметил, как поскользнулся на гладком полу тренировочной арены. Меч выскочил из его рук.
- Не-е-е-ет! - вскрикнул он, бросаясь вслед за ним, падая, больно ударяясь коленками, но в последний момент, поймав-таки меч левой рукой.
Противник не может не воспользоваться такой подставой, чтобы не утвердить свою победу и Оби-Ван увидел, как Джа-Джа бросился на него. Все, он проиграл постыдно и вчистую. Квай Гон снимет с него скальп живьем.
Краем глаза Оби-Ван увидел, как темнокожий лысый как бильярдный шар Мейс Винду склонился к его учителю и они весело рассмеялись. Боже, они смеются над ним. У него в глазах едва не показались слезы, когда он с мольбой смотрел на своего учителя. Учитель лишь невозмутимо приподнял изогнутую бровь. Кеноби закрыл глаза от отчаяния, поворачиваясь лицом к противнику, не желая, по крайней мере, чтобы удар пришелся ему в спину. Может он и проиграет гунгану, и над ним будет смеяться даже детский сад, но он не прослывет трусом, убегающим с поля боя. Однако ему так и не удалось завершить разворот до конца и, перебрасывая меч в правую руку и не глядя, ударяя воздух впереди наотмашь, вдруг услышал недовольный всхлип упавшего на колени несчастного гунгана:
- Твоя нечестный… Он перевел глаза на остановившегося противника и не поверил своим глазам, поперек его туловища шла страшная черная полоса.
- Противник повержен - невиданный результат, сто очков из ста возможных, за технику боя и сто очков из ста возможных за уникальность стиля. Жюри проголосовало единогласно, - провозгласил голос комментатора над стренировочной ареной.Стадион взорвался аплодисментами, и Йода показал неприличный жест Дарт Вейдеру, ударив кулаком правой руки по бицепсу левой, отчего левый кулак подпрыгнул вверх.
Будущие падаваны дошколята в праздничных одеждах высыпали на арену с букетами цветов. Они бросились обнимать Оби-Вана, радостно выкрикивая что-то и подпрыгивая. Кеноби стоял как в тумане, и вдруг почувствовал сильную руку учителя у себя на плече.
- Ты превзошел себя, мой падаван, - послышался мягкий спокойный голос, и у Оби-Вана сжалось все внутри. Он издевается над ним. Он вернулся домой увидел, что его там нет и приготовил ему какое-нибудь гнусное наказание.
- Простите, мастер, я…
- Ты герой, мой падаван, я горжусь тобой! Это все моя вина, я был не прав, ты должен простить меня за все. Оби-Ван открыл рот. Потом закрыл. Потом опять открыл. Потрясенно посмотрел на Квай-Гона.
- Не говори ничего, мой падаван, сегодня твой праздник.
Оби-Ван шмыгнул носом и гордо выпрямился, решив додумать мысль как-нибудь потом.
Оркестр заиграл Торжественный Марш Джедаев, преподаватели школы быстро разогнали малышей по местам и мастер Йода, медленно ковыляя по стадиону в образовавшейся аллее из мастеров джедая, вручил Кеноби золотой кубок с эмблемой Школы:
- Да пребудет с тобой Сила, Оби-Ван Кеноби. И многократно разум твой пусть силу твою превосходит. Этот турнир победил ты. Вижу я, хорошим джедаем быть тебе.
- Спасибо, мастер Йода, - Оби опустился на одно колено, склонив голову, когда маленькие зеленые ручонки старого джедая одевали ему на шею медаль.
Это происходит не с ним, этого не может быть, подумал Оби-Ван. Неизвестно как рядом оказался Джа-Джа Бинкс, добрый гунган несмотря на свое поражение со слезами радости на глазах радовался успехам своего любимого соседа, и ободряюще похлопал его по плечу.
- Твоя крутая парня, - доверительно сказал он.
- Главная награда победителю не это все же, - наставительно поднял вверх палец Мастер Йода. Сердце Оби-Вана ухнуло в груди, и он вдруг разом пришел в себя от радостного ожидания, - Любого Джедая не награда радовать должна, но…- Ну, скажи это, скажи же маленький зеленый гном, у Кеноби даже покраснели от волнения уши, и лицо расплылось в улыбке. - Миссия Джедайская на Камино ожидает тебя и твоего мастера, падаван Кеноби.
- Йййййееееееессссс! - заорал Кеноби, подпрыгивая с места на полметра и спикировав с воздуха приземляясь на узкую впалую грудь Джа-Джа Бинкса.
- АААА!! Поберегиииииись!!!!! - Джа-Джа не устоял под напором рывка Кеноби и, замахав руками вместе с вцепившимся в его шею светловолосым джедаем упал прямо на своего Мастера Мейса Винду, сбивая его с ног.
Басовитый заковыристый матерок Магистра Винду огласил стадион, заставив малышей захихикать, а Мастера Ади Галлию покраснеть и прикрыть лицо. Мейс падая, ударил Квай-Гона под коленки и аристократичный джедай рухнул в объятия смуглой Ади обеими ладонями хватаясь ее за выпирающие из строгой туники налитые груди и не переставая витиевато извиняться.
Дарт Мол зашелся от хохота глядя на торжественное награждение, и во что его превратил его падаван, он обнял Чубакку и с чувством чмокнул в холодный нос:
- Я просто его люблю, - охрипшим голосом сказал он.


Квай-Гон поднялся по трапу старого комического корабля, грузового перевозчика с облезлой краской на боках, и вздохнул. Оби-Ван отстал от него, он безумно волновался и от этого никак не мог собрать свои вещи для первой миссии.
- Оби-Ван ты где? - оглянулся джедай, - Пора уже отправляться, корабль готов к старту.
- Иду, Мастер, - через секунду Оби-Ван появился в поле его зрения с рюкзаком и доской для серфинга
- Оби-Ван,…- укоризненно покачал головой Квай-Гон, едва сдерживая смех.
- Чего? - удивился парень.
- Оби-Ван, зачем тебе доска для серфинга?
- Говорят на Камино хорошие волны, - сказал он, - покататься, или типа того.
Квай-Гон расхохотался. Он смеялся и не мог остановиться, как ни пытался повесить на лицо маску джедайского хладнокровия. Он хлопал руками по бокам, сгибался пополам и разгибался. Хватал ртом воздух, пытался делать серьезное лицо и начинал смеяться вновь. Оби-Ван открыл от изумления рот, он никогда еще не видел своего мастера таким.
- Что такое, мастер? - спросил он.
- Ох, - Квай-Гон вытер рукавом плаща слезы с глаз, - прости меня, мой падаван, - я должно быть, просто уже забыл каково это, отправляться в свою первую миссию.
Оби-Ван пожал плечами и пошел в каюту. Слава богу, лететь им было недолго, несколько дней всего, и скоро, очень скоро он как настоящий джедай будет выполнять задания совета. Конечно, на галактическом спидере это расстояние можно было преодолеть за пару часов, но Совет не поощрял дорогие средства передвижения для рыцарей ордена.Тем не менее, Оби-Ван расправил плечи и, радостный, пошел знакомиться с командой корабля.
На второй день Квай-Гон за шкирку оттащил Оби-Вана от игры в нарды с капитаном корабля. Позже выяснилось, что капитан проиграл ему уже сто пятьдесят кредитов, свой кортик, и ящик контрабандной Балтики номер девять. Капитан не знал о способности джедаев с помощью Силы переворачивать кости так, чтобы выпадало всегда нужное им количество очков.
На третий день Оби-Ван курил странно пахнущие сигареты самокрутки вместе с темнокожим штурманом с длинными спутанными волосами-дредами. После чего весь вечер сидел перед вентилятором и хихикал над тем как смешно крутятся лопасти рассказывая недоумевающему Квай-Гону, как их мир необратимо поглощает Вавилон*.
Они быстро нашли общий язык со штурманом, тем более у них обнаружились общие знакомые, по крайней мере, Оби-Ван был очень удивлен, что штурман знает Джа-Джа**. Он доверительно сообщил штурману, что Джа-Джа его друг и сосед по комнате. Когда они выходили из корабля, штурман поклонился Оби-Вану и попросил у него благословения.
Квай-Гон посмотрел на своего ученика с легким испугом.
- Вот ты какая, Камино, - ежась под проливным дождем, Оби-Ван подошел к парапету посадочной площадки и глянул вниз.
Волна высотой с пятиэтажный дом, скорее похожая на цунами с чудовищным грохотом разбилась о колонну-опору, заставив ее задрожать, и только чудом ее не сломав, по крайней мере, по субъективному мнению Оби-Вана. Он не услышал за грохотом шторма как Квай-Гон подошел к нему и склонился к его уху:
- Все еще хочешь покататься на волнах, Оби-Ван? Оби-Ван усмехнулся.
- Издеваешься надо мной, учитель - насмешливо проговорил он.
- В этом состоит преимущество учителя и его редкая отрада, - в тон ему ответил Квай-Гон, - пойдем, нас ждут великие дела, или, как ты изволишь выражаться, типа того.
Оби-Ван, хихикая, проследовал за своим учителем внутрь изогнутого грандиозно элегантного белоснежного здания на подпорках посреди планеты штормов.
- Мы всегда рады видеть здесь вас, джедаи, - пропел мелодичный голос худой белоснежной трехметровой аборигенки, пришедшей приветствовать джедаев.
- Я не джедай, я падаван, - сказал Оби-Ван, заслужив удивленный томный взгляд высоченного земноводного, ослепляющего сияния огромных черных глаз на белом лице - ух ты как красиво, мадам, я никогда еще не видел таких потрясающих глаз, …я…поражен, я…
- Падаван, разреши своему старому учителю вставить пару слов? - строго прервал излияния Оби-Вана Квай-Гон, отвешивая легкий подзатыльник одуревшему парню, - Я слышал, что здесь сейчас находится магистр Сайфо Диас. Совет сказал, что он просил прислать ему джедаев в помощь. Подскажите, не могли бы мы увидеть его прямо сейчас?
- Конечно, я с удовольствием провожу вас. Следуйте за мной - сказала белокожая жительница Камино, - Какой хороший мальчик, - она ласково провела рукой по подбородку Оби-Вана, и двинулась по коридору.
- Вау,… - Оби-Ван обнаружил вдруг, что подбородок его тоже является эрогенной зоной, по крайней мере, если до него дотрагивается чужая и такая нежная рука, и он последовал ей вослед, заворожено глядя на элегантные плавные изгибы, совершаемые ее маленькой подтянутой задней частью при ходьбе.
Квай-Гон только обреченно качал головой, решая после прочитать падавану лекцию о том, как надо себя вести с представительницами других культур, и объяснить ему, наконец, разницу между ними и падаванами Школы Джедаев.Так они и проследовали по длинному стерильной белизны коридору к комнате Магистра джедая.
- Магистр Сайфо Диас?
- Мой бывший падаван Джинн? Я рад видеть тебя здесь, бесконечно рад, что именно ты пришел на мой призыв о помощи, - седой старик в элегантном черном плаще элегантно приобнял Квай-Гона.
И будто бы только что заметил Оби-Вана рядом:
- О, какой прелестный малыш, - приторно томным голосом сказал он, заставив Кеноби нахмуриться. - Квай-Гон Джинн, у тебя всегда был отменный вкус, мой падаван, однако не стойте в коридоре, давайте проследуем в более подходящее для этого место, - он погладил Джинна по щеке, и Оби-Ван отчего-то вздрогнул.
- Что случилось, Мастер? - спросил Квай-Гон Джинн.
- Сейчас я вам все расскажу, присаживайтесь, отдохните с дороги, вот выпейте, это местный напиток, потрясающий продукт, несмотря на то, что вкус вам покажется странноватым, он стоит того, чтобы вы его попробовали, это вмиг восстановит ваши силы. Сейчас, мои дорогие, я сходу за необходимыми бумагами и вернусь.
Квай-Гон устало опустился на диван, с наслаждением вытягивая ноги, чем старше он становился тем хуже он переносил полеты, тем более в дешевых грузовых кораблях. До чего же приятно почувствовать себя на планете, хотя бы на какой-то тверди, подышать нормальным воздухом и почувствовать нормальное тяготение.Оби-Ван уселся на кресло напротив, понюхал стакан с напитком и брезгливо скривился, отдергивая руку и проливая жидкость на пол:
- Пиздец подкрался незаметно.
- Падаван! - возмущенно воскликнул Квай-Гон, - джедаи не должны так выражаться, он пригубил напиток, пытаясь не кривиться. Вкус у него и правда, был отвратительный, джедай задержал дыхание и сделал большой глоток.
- Да? А как мне тогда выражаться, если я жопой чувствую, что мы попали как кур в ощип? - вместо того чтобы привычно извиниться и согласиться с наставником вспылил Оби-Ван. Квай-Гон напрягся. Не в привычках его ученика было открыто проявлять неповиновение. Что-то происходило не то на этой планете, неужели мидихлориане дают возможность его ученику предчувствовать будущее, подобно магистру Йоде? Или просто у него так проходит акклиматизация после космического перелета?
- Попробуй так. У меня появилось нехорошее предчувствие…
- У меня появилось нехорошее предчувствие, - мрачно глядя в мутную жидкость стакана, медленно и четко проговорил Оби-Ван, - Учитель, а тебе не кажется, что нас могут отра…
- И с чем же у вас связано нехорошее предчувствие молодой человек? - В дверях комнаты показался седовласый и холеный Сайфо Диас, с приклеенной на лице улыбкой, - вы здесь находитесь у друзей, доверьтесь мне и все будет в полном порядке. Как вам понравилось здешнее вино для гостей?
Оби-Ван вздрогнул, когда рука Сайфо Диаса оказала на его плече.
- Потрясающе.
- Выпейте еще немного, душа моя, вы не пожалеете, не отказывайте себе в удовольствии.
Рука на плече будто бы наливалась свинцовой тяжестью. Оби-Вана пронизывал холод его прикосновения. Неужели этот магистр был джедаем? Неужели он учил его учителя? Сумасшествие какое-то, руки Сайфо Диаса вдруг ожили и как-то слишком свободно для их поверхностного знакомства забегали по его плечам. Оби-Вана сковал ужас. Почему Квай-Гон ничего не говорит, почему он позволяет это?
Он посмотрел на диван и ужаснулся еще больше. Квай-Гон сидел, уставившись в одну точку, с совершенно отсутствующим выражением лица. Глаза его стали стеклянными, и из рук медленно выскользнул стакан, разбившись со звоном об пол, и Квай-Гон с ловкостью мешка с картошкой упал с дивана лицом вниз.
Мысль Оби-Вана сработала мгновенно. Убит его мастер или только находится без сознания, к чему явно привел этот чертов напиток Сайфо Диаса, если он его якобы пил он тоже должен почувствовать что-то. В любом случае, притворившись немощным, он получит преимущество при обороне. Однако руки Сайфо Диаса держали его крепко:
- Меня тошнит, - заорал, вскакивая Оби-Ван, - Где тут у тебя сортир? - природная брезгливость заставила Сайфо Диаса отшатнуться даже против его желания.
И не разбирая дороги ломанулся в первую попавшуюся дверь. Путь ему преградили высокие белокожие земноводные с плавниками-хохолками на абсолютно гладких головах. Оби-Ван проныл что-то нечленораздельное раздувая щеки и зажимая обеими руками рот, бросился в другую дверь, с силой захлопывая входную дверь.
Он пустил воду в кране полной силой и огляделся. В ванной не было окна, он чертыхнулся и принялся простукивать стены, пытаясь определить, из чего они сделаны. На его счастье звук был металлическим. Падавану немного полегчало, они легко расплавятся его лазерным мечом, который у него, слава богу, догадались не отобрать.
- Милый падаван, ты в порядке? - послышался осторожный стук в дверь.
- Не-е-е-ет - со всем мученичеством, на которое был способен, проныл падаван. При этом он метался от стены к стене, пытаясь определить, которая из них не приведет его в ловушку. Наконец выбор его пал на внешнюю стену, ведущую наружу, по крайней мере, по его расчетам.
- Твоему учителю уже гораздо лучше, - продолжал приторно вещать седой магистр, - у него просто легкое недомогание, старые раны, мы ждем тебя здесь.
- Сейчас, - простонал падаван, сжимая обеими руками рукоятку меча, лезвие которого плавило обшивку как раскаленная проволока сливочное масло, - две минуты, магистр Сайфо Диас.
- Ты там принимаешь душ? Может потереть тебе спинку?
- Спасибо Магистр, спинка у меня в полном порядке, - огрызнулся Кеноби, с усилием двигая лайтсабером в образовавшемся отверстии.
- Хорошо, я пока приготовлю тебе кофе, чтобы ты пришел в себя.
Обливаясь холодным потом Оби-Ван прислушался, голоса Квай-Гона не было слышно, однако он вдруг четко услышал голос Сайфо Диаса из комнаты по другую сторону ванной комнаты, речь была предназначена явно не ему, но трехметровые земноводные тут просчитались с акустикой.
- Да, Владыка, они здесь, ваш план сработал мы получили в свои застенки лучших джедаев Квай-Гон Джинна и Оби-Вана Кеноби, - сказал Сайфо Диас за стеной.
- Владыка Сайфо Диас, вы приготовили все игрушки, о которых мы договаривались? - прохрипел металлический голос Оби-Ван зажмурился, прислушиваясь. Если бы еще можно было отключить гудящий от напряжения меч, но это его единственное спасение. Значит Сайфо Диас - Обращенный, величайший джедай эпохи перешел на темную сторону…. Сила, помоги мне.
- Они не забудут этого дня никогда, Владыка. Уж об этом я позабочусь. Они перейдут на нашу сторону или мы замучаем их до смерти.
- ШШшш - послышалось в ответ, - Мальчишку оставьте мне.
- Мы только немного поиграем с ним, а то здешние ребята совсем одурели от безделья, а он, смею тебе сказать такой аппетитный мальчик, у меня самого уже руки чешутся ну, и не только руки… - мерзко захихикал Сайфо Диас.
- Ты был не прав матер Джинн, - сказал себе Кеноби, - это как раз "пиздец подкрался незаметно" и есть. - Да разогревайся же ты быстрей, - сказал он мечу, стараясь отогнать ужасные и шокирующие мысли о том, что еще может чесаться на него у Сайфо Диаса.
В дыру в стене уже вовсю хлестал каплями дождя штормовой ветер. Еще пару сантиметров по вширь, и все, путь на свободу открыт. Кеноби, сжав зубы, раз за разом, проводил мечом по окружности образовавшегося отверстия.
- Играйтесь, - прохрипели из коммутатора в ответ Сайфо Диасу, - Единственное условие, я прибуду через пару часов…шшш, пусть они будут еще живы, я хочу посмотреть на это зрелище своими глазами.
Оби-Ван набрал воды из ванной стоявшей неподалеку вазой и несколько раз аккуратно облил расплавленные края холодной водой, когда вода прекратила шипеть от соприкосновения с горячим металлом, вновь раздался стук в дверь ванной, теперь уже более настойчивый.
- Эй, ты там заснул что ли, или утонул?
- Сейчас я уже выхожу, - крикнул Кеноби и высунулся в проделанную им дыру, и забубнил себе под нос, - Так, голова пролезла, дай бог, не застрянем. Ох, ты блин, как высоко…
У него закружилась голова от шатающейся и бушующей под ним массы воды, он завертел головой, пытаясь найти на гладкой поверхности здания хоть что-то, за что можно было бы зацепиться. Чуть ниже и правее просверленной им лайтсабером дыры виднелся край желоба, по которому пресная дождевая вода сливалась в водосборники, примерно в метр шириной. В дверь забарабанили еще сильнее, от бывшей приторности в голосе Сайфо Диаса не осталось и следа:
- Вылезай сейчас же, сопляк, а не то мы вытащим тебя оттуда, ты думаешь, мы не сможем сломать дверь? Эй, солдаты… В подтверждении слов дверь дрогнула под напором трехметровых земноводных. Страх придал Оби-Вану силы.
- Нет, я вовсе даже так не думаю, - сказал он и, переворачиваясь в воздухе, в нереальном кошачьем прыжке приземлился на желоб водосборника всеми четырьмя…ой, блин, черт, тремя лапами, нога соскользнула, и острый край желоба до крови рассек его бедро, вымокшие штаны тут же окрасились алыми разводами. Оби-Ван заскулил, закусывая губу, и полез вверх по желобу, борясь с потоком встречной ледяной воды. Нужно выбраться наверх на смотровую площадку и посмотреть, есть ли тут корабли, в крайнем случае, он продержится тут пару часов, Оби-Ван вздрогнул, поток холодной воды ударил его прямо в лицо, заставив съехать назад на целый, с таким трудом преодоленный метр. Или хотя бы час, поправился он, этот шипящий хрипатый Владыка…ведь должен прилететь через час, я уведу его корабль, и направлюсь за подмогой,…постой-ка…шипящий и хрипатый Владыка…Дарт…Дарт...боже ты мой...
 
Мол несся по коридору, выставив рога вперед, сбивая молодых ситхов с ног на поворотах. Сукин сын Дарт Вейдер, заманил в ловушку джедаев. Черт как он, Мол, мог предполагать, что среди них окажется его Оби-Ван. Этот старых маньяк садист Сайфо Диас, он будет касаться его своими грязными руками, он может…черт, он может такое сделать…
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! - отчаянно заорал Мол, выбивая головой дверь в гараж Дарта Вейдера.
Вот его спидер, самый скороходный космический корабль на гипердрайве. Спасибо Силе, он пошел сегодня к Дарт Вейдеру за своей зачеткой и услышал о том, что это Джедайская Миссия была подставой, ловушкой задуманной, чтобы очернить школу Джедаев. Он сначала не придал этому никакого значения, так им и надо беложопым уродам, а потом вдруг вспомнил, что эту миссию получил Кеноби.
Он вскочил в спидер и в одну секунду завел двигатель, продул турбины и приказал роботу стартовать, резко набирая высоту. Дарта Мола вжало в кресло, так, будто придавило металлическим шкафом, от перегрузки у него до боли сжало легкие.
- Праааарвемсяяяяя, - прохрипел он, сквозь разноцветные круги перед глазами наблюдая как небо вокруг становится темнее, атмосфера разреженней и звезды ярче. - Р2D4 - курс на Лабиринт Риши, на 20 градусов левее, ускорение до одной второй скорости света, три, два, один, скорость света, гипердрайв!
Звезды слились одним сплошным потоком сумасшедшим сиянием, уже не звезды, а длинные полосы коридора гипердрайва.
 
- Эй, ты где, засранец? Может, он упал в океан? Какой идиот…- порыв ветра донес крики до желоба, на котором стоял на четвереньках Кеноби, пытаясь ползти.
Черт, они уже обнаружили, что его там нет. Руки его дрожали от напряжения. Хоть бы учитель был жив, хоть бы они не успели сделать с ним ничего. Он никогда не простит себе этого, что ушел и бросил его на растерзание, но он должен был хотя бы попытаться спасти их, любым способом.
- Может он просто хочет, чтобы мы думали, что он упал в океан, - ответил ему знакомый мелодичный женский голос, - Обыщите все. Поставьте охрану на входах и выходах, объявите общую тревогу и задрайте все иллюминаторы, чтобы он не смог проникнуть внутрь незамеченным. Он не сможет висеть на стене бесконечно, он всего лишь человек.
- Вот, сука, я джедай, - в сердцах сказал Кеноби, злость придала ему сил и он, нечеловеческим усилием оттолкнувшись, влез до самого верха водосборника, цепляясь руками за горловину воронки с внешней стороны и обхватывая ее своими ногами.
Итак, он наверху полукруглого купола, что нужно сделать? Всего то пробежать по соединительному коридору до следующего купола, сползти с него вниз и повторить операцию, и ему останется сотня метров по стене до третьей башни над самой посадочной площадкой.
Реальность оказалась гораздо мрачнее. Мокрая и скользкая крыша коридора была худшим местом для пробежек, которое Оби-Вану приходилось только видеть. Сделав пару шагов, он поскользнулся и с грохотом упал, потом прошипел сквозь зубы:
- Рожденный ползать летать не может, - и пополз по-пластунски вперед, впрочем, несмотря на презрение классиков, способ оказался вполне прогрессивным относительно стоящей перед ним задачи.Подобным же манером он одолел еще один пролет коридора, и влез на последний купол. Красная точка появилась на небе, так и есть, вот он корабль этого чертового ситха, подумал Кеноби, когда верх купола под ним начал проваливаться вниз, белые худые сильные руки схватили его за ноги и втащили внутрь.
- Ну что, милый юноша, ты нас очень повеселил показанным тобой шоу, мы рады, ты так мило и самоотверженно боролся, теперь наша очередь, - послышался знакомый приторный старческий голос.
Кеноби зажмурился от яркого света, он ударил ногой державшего его в руках трехметрового земноводного туда, где по его мнению у него должны были быть яйца или на худой конец, яйцеклад, что в принципе наверное,.. ой, и правда, очень чувствительно.
Солдат выронил Оби-Вана, и тот упал ничком с высоты в полтора метра, сумев только сгруппироваться при падении. На него набросились со всех сторон, Кеноби уже ничего не соображал, только кричал и брыкался, как раненый мерин, собираясь подороже отдать свою жизнь. Давешняя приветливая дама отлетела к перегородке с перебитым носом от кованого сапога падавана. Руками Оби-Ван коварным приемом выкручивал орущему благим матом магистру Сайфо Диасу уши, так чтобы он не соображал, что именно командовать солдатам.
Когда вдруг он услышал знакомое жужжание лайтсабера, он, было, обрадовался, что должно быть его учитель освободился, но мелькнувший отсвет был красным. Ситхи все-таки добрались до него.
Он не заметил, как хватка солдат ослабла, не заметил, как неведомая сила оторвала от него Сайфо Диаса и бросила об стену, заставив жалостливо заскулить и упасть в спасительный обморок. Обратным сальто Оби-Ван вскочил на ноги и, подпрыгивая в развороте, нанес нападавшему сильнейший удар по голове. Дарт Мол удивленно посмотрел на него и молчаливо моргая, упал навзничь.
- Падаван, с тобой все порядке? - в дверях показался Квай-Гон Джинн с гудящим лайтсабером. Оби-Ван задумчиво посмотрел на лежащего ситха, потом на Квай-Гона:
- Можно и так сказать, учитель.
 
Ситх летел по коридору, его черный плащ развевался как крылья у огромного ската. Падаван плелся позади, прихрамывая.
- Поторапливайся, Кеноби.
- Нога болит, я не могу быстрее, - проворчал Оби-Ван.
- А я не спрашиваю, что ты можешь, просто иди быстрее и все, - резко сказал Дарт Мол, - не хватало еще, чтобы нас настигло подкрепление Дарт Вейдера. Вон смотри, ваш грузовой корабль вернулся. Поедете с удобствами, а мне трясти яйцами в вейдеровском спидере, - хмыкнул он.
Они вышли на улицу под проливной дождь, погружаясь в грохот океана.
- Мол! - крикнул что есть силы Оби-Ван.
- Чего?
- Прости, что ударил тебя.
- На первый раз прощаю, - сквозь зубы, не оборачиваясь, сказал ситх.
Они подошли к кораблю и спрятались от дождя под крылом. Оби-Ван тронул ситха за плечо.
- Я думал ты тоже в сговоре с ними.
- Ты просто идиот.
- Почему ты спас меня? - спросил Оби-Ван, пропуская "идиота" мимо ушей.
Дарт Мол внезапно повернулся и больно сжал его плечи, глаза его сузились и он зло прошипел, с силой швыряя падавана к стенке космического корабля.
- Если кто-нибудь тебя тронет хоть пальцем, я его убью, и я не шучу. Я проткну его насквозь лазерным мечом. Никто не имеет на это права, пока я жив я не дам… я…. - Мол осекся, увидев выражение лица Оби-Вана.
Позеленевшие глаза с расширившимися от возбуждения зрачками, приоткрытые губы. Кеноби выжидательно смотрел на него, с легким удивлением и вызовом, с чудовищным вызовом, куда только делась вся его усталость, абсолютно невозможно возбуждающее выражение для такого ангельского лица.
Оби-Ван и вправду, был донельзя заведен этим неожиданным проявлением собственнических инстинктов, гораздо сильнее, чем любой порнографической картинкой из журналов, которые он в изобилии хранил у себя под кроватью. Он уставился на исказившееся от ненависти и страсти потрясающее лицо в ярком красно-черном орнаменте и медленно облизал пересохшие губы, прикрывая глаза и мечтая о том, чтобы его губ касалось что-то более интересное, чем его же собственный язык, что-нибудь еще, и, желательно, горячее и в красно-черных разводах.
Мол сглотнул, кадык его лихорадочно дернулся, черт, еще секунда и он бы капал тут слюной на посадочную площадку, словно голодный пес при виде куска свежего мяса. Он готов был броситься на падавана сжать, смять схватить, сожрать живьем, разодрать на куски, только не отпускать от себя. Он видел теперь только губы порозовевшие и влажные, и Оби-Ван видел что он смотрит только на них, он довольно усмехнулся, в ту же секунду Дарт Мол жадно присосался к его рту, еще до того, как сумел сообразить, что он собственно делает.
Руки Оби-Вана дернули ворот его плаща, как ему показалось в попытке освободиться из тисков сжавших его объятий. Но волшебные сладкие сочные губы падавана в отчаянном порыве раскрывшиеся ему навстречу и язык, столкнувшийся с его собственным, наполнили мозг раскаленной лавой удесятеренной силой ответного желания. Ох, ты боже ты мой а ему ведь хочется этого ничуть не меньше, высветилось золотыми буквами в мозгу ситха, он сдавленно застонал и воодушевленный такой недвусмысленно положительной реакцией принялся ощупывать тело падавана, по крайней мере все, до чего он мог дотянуться.
Они разомкнули губы, разом задохнувшись, влажный возбуждающий звук прерванного поцелуя обжег им уши и немилосердно бросил их в объятия друг друга, едва глотнув воздуха.
- Падаван Оби-Ван Кеноби! - с другой стороны корабля послышался строгий голос его мастера.
- Пошел на хуй, мастер Джинн, - простонал Оби-Ван. Подвижный язык Мола бабочкой порхал по его ставшей такой чувствительной к прикосновениям шее, в то время как сильные руки схватили его ягодицы, грубо прижимая к себе и заставляя их напряженные члены соприкоснуться через грубую мокрую ткань одежды.
- Где ты, Оби-Ван? - голос послышался совсем рядом, и высокий джедай вынырнул из-за угла - Что за…черт…
- Вашему падавану стало плохо, я едва успел подхватить его, чтобы он не упал, - хрипло сказал Дарт Мол, неловко сжимая спину падавана поперек, будто медведь березу.
- Нога, черт… - простонал Кеноби жалобно, хотя его и трясло от истерического хохота. Он для верности сполз вниз подхваченный руками Мола, изображая полнейшее бессилие и его лицо оказалось в вырезе расстегнутой во время их возни рубашки Мола. Лицо Квай-Гона приобрело обеспокоенное выражение:
- Давай, я донесу его, спасибо вам за помощь, молодой человек, - подбежал он, накидывая падавану на плечи теплый плащ, и подхватывая его тело сзади и уже не в первый раз с трудом принялся оттаскивать от потрясенного ситха.
- Ааа! - заорал Дарт Мол, - хихикающий засранец Кеноби умудрился цапнуть его на прощание зубами за сосок.
Квай-Гон дотащил падавана до каюты, позволив ему опуститься на ноги только у самой двери, борясь с замком. Оби-Ван прижался горячим лбом к стене, господи не одним только лбом, его просто трясло от возбуждения. Он закрывал глаза и видел перед собой кожу забрака, чувствовал теплый горьковатый запах его гладкой безволосой кожи, чувствовал сильные руки, сжимающие его тело с отчаянной нечеловеческой мощью самки у которой отбирают новорожденного детеныша. Оби-Ван едва не застонал.Господи, до чего же продуман объем джедайского костюма для сложных жизненных ситуаций. Квай-Гон, наконец, справился с дверью, и падаван сомнабулически проследовал в их каюту, скрестив руки на груди и позволяя коричневому плащу свободно свисать поверх сложенных рук.
Квай-Гон испуганно глянул на его покрасневшее лицо и положил ладонь ему на лоб.
- Падаван ты заболел? Ты как-то странно выглядишь, джедай не должен…
Оби-Ван с ненавистью посмотрел на него исподлобья, желваки заходили от зубов крепко сжатых в нечеловеческом усилии сохранить спокойствие, Квай-Гон проглотил слова, почему-то испугавшись и отдернув руку, как будто от укуса змеи.
- Я пойду в душ, и видимо надолго - строго сказал Оби-Ван присмиревшему вдруг мастеру, - И даже и не пытайся меня беспокоить и оттуда вытаскивать, я ясно выражаюсь?
- Да, падаван.
Падаван хлопнул дверью ванной так, то задрожали стекла в иллюминаторе. Через секунду взлохмаченная мрачная физиономия показалась в двери опять:
- И еще, - грозно сказал он, - Чуть не забыл, я ненавижу, когда мне трут спинку. Не смей даже и думать. И стучать и спрашивать, тоже не смей.
- Как скажешь, падаван, - успокаивающе проговорил Квай-Гон Джинн, покорно склонив седеющую голову.
 
_____________________________________________________________________________
* Вавилон - Страшнейшее ругательство у растаманов, поклонников природы, солнца, света, музыки реггей и марихуаны. Вавилон олицетворяет собой зло, которое несет в себе человечеству развитие цивилизации.
** Джа-Джа - Верховное божество у растаманов. Самым известным представителем и святым пророком растаманов является Боб Марли. В общем-то, к Джа-Джа Бинксу, обычному гунгану из Звездных Войн прямого отношения растаманство не имеет.
 
 

Эпизод 5
Цена Джедайства. Анхесенпаатон Ра


Яркое теплое летнее солнце Набу медленно садилось за вершины гор, наполняя небо и редкие пушистые облачка нежным абрикосовым отливом. Квай-Гон медленно с наслаждением опустился в теплую воду джакузи во дворе особняка, рядом с Мастером джедая Мейсом Винду.
- Как же хорошо тут, Мейс, мне определенно стоит заходить к тебе чаще, - сказал Квай-Гон Джинн.
Чернокожий джедай отпил большой глоток холодного пива из высокого стакана и ухмыльнулся.
- Квай, ты слышал, что твой сучок натворил позавчера?
- Оби-Ван? - Квай-Гон забросил руку за плечо Мейса, - нет.
- Он самый, - хихикнул Мейс, - Интересно, почему все о своем падаване ты обычно узнаешь последним? Об этом уже два дня гудит вся школа.
- Так что он натворил?
- Эээ, - выражение лица Мейса Винду было глумливым, - Он, как бы это выразиться, заставил ситха Дарта Чубакку перейти в джедаи.
- Как? - удивленно открыл рот Квай-Гон.
Мейс Винду закрыл лицо руками:
- В том-то все и дело…как…
- Говори уже! - нетерпеливо шлепнул по воде Квай-Гон.
- Ну, - медленно начал Мейс, - сначала …он…выеб Чубакку.
- Как это?
- Пьяный. Вместе с Ханом Соло…
- Опять этот Хан Соло, хулиган, ситх его забери, я всегда говорил, что он дурно влияет на моего мальчика…постой…что ты сказал? Чубакку? Дарта Чубакку?! - Квай-Гон едва не выскочил из джакузи от удивления.
- Точно, - мрачно сказал Мейс.
- И заставил его стать джедаем?
- Ну, можно и так сказать, - не замечая того, выдал любимую фразу своего ученика, сказал Мейс Винду, - Видишь ли, Дарт Чубакка не умеет говорить. Они оба были пьяны, Оби-Ван его трахнул, а потом в порыве чувств сказал, что Дарт Чубакка по всем признакам - прирожденный джедай. После чего они с Ханом Соло потащили Чубакку на инициацию. Потом Чубакка пришел в себя, увидел падаванскую косичку и от ужаса попытался на ней повеситься. Однако Люк Скайвокер его спас и потащил вместе с собой в бригаду психологической поддержки джедаев. Одним словом, трудно пока понять что происходит, Дарт Чубакка молчит, и никак не выражает своего мнения по части вновь приобретенного джедайства.
- Великая Сила, - в ужасе покачал головой Квай-Гон и поскреб бороду, - Конечно, привлечение новых последователей - большая заслуга перед Живой Силой Джедая, но такими методами?
Мейс Винду расхохотался:
- А чего собственно ты удивляешься? - Оби-Ван уже перетрахал всю школу джедаев включая обслуживающий персонал и дворников. По обе стороны забора. Каждому из нас хочется порой разнообразия. Скажи мне, друг мой, - Мейс Винду поставил пустой стакан на край джакузи, вмонтированного прямо в патио, и обеими руками обхватил торс Квай-Гон Джинна, - Ты спал с Оби-Ваном?
- Как ты можешь такое говорить, Мейс - возмущенно проговорил Квай-Гон, - Он мой ученик, а кодекс джедаев запрещает,…к тому же я испытываю к нему глубоко…отеческие, совершенно невинные чувства. Он мой ученик, и он станет величайшим джедаем,… - Квай-Гон вздохнул от чувств. Еще и оттого что чернокожий джедай принялся сосредоточенно вылизывать длинную шею Джинна. Через некоторое время он оторвался от своего занятия, и хитро глянул на бородатого, сверкнув белоснежными белками глаз.
- Он тебе не дает? - насмешливо спросил он.
- Фу, как это грубо, Мейс! - рассмеялся Квай-Гон, изображая интонации Джа-Джа
- Ой, не напоминай мне о нем сейчас, …только не сейчас, - устало вздохнул Мейс Винду, - Некоторым из нас Сила дает слишком сильные испытания…

***

Джа-Джа Бинкс постучался в дверь одной из падаванских комнат. Ему никто не ответил, и он заглянул вовнутрь. Чубакка лежал на кровати, скрестив лапы на груди. Его каштановая шерсть поблескивала на солнце.
- Здрася-здрааася! - закричал Джа-Джа.
Чубакка махнул лапой в ответ, имея в виду, мол, привет, заходи уже, чего в дверях-то стоять.
- Эй, твоя как? - сочувственно склонил голову гунган, и подошел ближе. Чубакка заворочался, забурчал и надвинул подушку на голову, словно пытаясь объяснить, что ничего более идиотского лопоухий гунган не мог у него спросить. Джа-Джа покачал головой и сел на краешек кровати.
- Моя принесла цветы, - сказал он.
Чубакка взревел, мол, засунь их себе в жопу.
- Фу, как грубо, - грустно сказал Джа-Джа, но внезапно опять повеселел - А сказать по правде, моя рада.
Чубакка взревел матерно и нечленораздельно и попытался придушить Джа-Джа Бинкса. Джа-Джа испуганно взмахнул длинными руками, заверещал, и потеряв равновесие неловко шлепнулся с кровати на пол. Чубакка слетел прямо за ним и рухнул на гунгана сверху.
- Да! Моя рада! - гордо кивнул головой Джа-Джа, лежа на полу, хватка волосатых лапищ на его тонком горле ослабла, и Чубакка воззрился на него с недоумением, - Моя рада, - повторил Джа-Джа Бинкс, - Потому что твоя теперь со мной вместе!
Чубакка смущенно улыбнулся, и обнял Джа-Джа.

***

- Нет, это просто совершенно не возможно! - уперев роки в боки, пылая праведным гневом, сказал Люк, - зло уставившись в окно падаванской комнаты.
- Ну почему же, - нервно хихикнул Хан. Трехчасовая нотация от всех кому не лень, презрительный взгляд Ади Галлии, по сравнению с которым, две недели мытья посуды в столовой школы джедаев в качестве наказания, казались просто счастьем, выработали в нем очень странное чувство юмора, - Я бы сказал, даже очень просто, гораздо проще чем если бы я к примеру решил бы…тебя…
Он не успел сообразить, когда обжигающий удар по щеке едва не сбил его с ног. И это Люк? Маленький невинный Люк Скайвокер? Хан от удивления не мог закрыть рот.
- Эй, это не по-джедайски, - жалобно сказал он, - не по-дружески, в конце концов.
- Ты мне не друг больше, - холодно сказал Скайвокер.
Люк Скайвокер в сердцах хлопнул дверью и сбежал по лестнице. Слезы душили его, и он старался бежать быстрее, чтобы никто не заметил мокрый блеск его глаз. Он выскочил на улицу и побежал, просто побежал изо всех сил, подальше отсюда, до тех пор, пока хватит сил. Пробежал по пыльной дорожке, вдоль аллеи ровно постриженных кустов шиповника, свернул у трех высоких баобабов возле столовой, за деревянную беседку, увитую диким виноградом. Высокая трава мешала ему бежать, он спотыкался о коряги и практически ничего не видел, потому что горькие слезы мутной пеленой застилали ему глаза. Люк перелез через забор и помчался вниз по пригорку. Там в перелеске над самым обрывом стояло два огромных валуна. Его любимое место. Место, где он любил спрятаться от всех.
Скайвокер шмыгнул носом, и устало шлепнулся на землю, привалясь спиной к нагретому солнцем камню. Закат окрасил небо в розовый цвет с золотистыми переливами облачков, но он ничего не видел. Какое какой-то жалкий закат имел значение по сравнению с его нечеловеческим горем? Люк всхлипнул, слеза опять скатилась по щеке, он вытер ее рукавом белой джедайской робы. Почему это произошло с ним? Ну почему, почему, это произошло именно с ним? Раньше, великая Сила, у него была надежда. Пусть он не интересуется другими парнями, но он хотя бы, хотя бы мог, ну в принципе мог бы, вдруг, чудом полюбить его Люка, хотя бы как своего единственного друга. Тот факт, что Хан, оказывается, с большим удовольствием предпочитает вокруг всех, кроме него выбил Люка из колеи совершенно.
Ну, чем он хуже? Чем он хуже этой волосатой полусобаки, этого самодовольного Оби-Вана? Чем он хуже? Чем? Он все старался сделать для Хана. Он четыре года делал за него математику и писал сочинения, просто чтобы увидеть его довольную ухмылку, почувствовать, как он хлопнет его по плечу и скажет своим бархатным голосом: "Спасибо, чувак". Сила одна Сила знает, как тепло его руки концентрировалось моментально ниже джедайского пояса, и как часто он дрочил просто вспоминая эту ласковую, умопомрачительную интонацию, этот голос.
Он вертелся в кровати, по три раза на ночь, вскакивая и шлепая босыми ногами в туалет, потому что терпеть это напряжение уже просто становилось невозможным. Только не тогда, когда он спал в двух метрах от него, почти голый. И почти каждым утром краснея как дурак, он рассказывал недоумевающему по поводу его частых ночных прогулок Хану, что, наверное, слишком много выпил на ночь клюквенного морсу.
А Хан Соло все это время не подумал о нем ни разу. Трахал всех падаванов подряд, а о нем не подумал ни разу. Сила, за что ты шлешь мне такие испытания? Ему надо уехать. Уехать домой, на неделю, просто чтобы подумать, тем более каникулы уже начались. Посмотрим, что будет дальше, он просто не сможет сейчас видеть Хана. Великая Сила, просто не сможет. Люк встал и медленно побрел обратно в корпус, собирать вещи.

***

- Ебаные Джедаи! - громогласно заорал Дарт Мол, выбиваясь из рук Дарта Вейдера, который пытался удержать его, размахивающего мечом и грозящегося порезать на колбасу всех джедайских падаванов, насадить на шпиль джедайского флага мастера Йоду, поджечь столовую, отравить рыбок в аквариуме и изнасиловать зверюшек в Живом Уголке.
- Спокойно, мой ученик, - прохрипел Дарт Вейдер, - Джедаи отплатят нам за это.
- Любая цена будет слишком мала! Пусти меня учитель, а то я за себя не отвечаю! - Дарт Мол лягнул Вейдера гриндерсом по коленке. Обычного человека подобный пинок способен был отправить в гипс на полгода, Вейдер лишь хрипло захихикал. Металлический звон оглушил их обоих.
- Отпусти меня, чертов киборг, Терминатор, этот, как его там, РО-БО-КОП! - взвизгнул Дарт Мол.
- Кончай истерику, ученик! - строго сказал Дарт Вейдер, опуская обессилевшего Мола на пол. Мол потер голову, пропустив пальцы сквозь рожки, и замычал.
- Сука!
- Что ты сказал? - переспросил Дарт Вейдер, хватаясь за лазерный меч. Мол испуганно втянул голову в плечи.
- Я не вас имел в виду. Я про джедаев…
Дарт Вейдер возмущенно хрюкнул шлемом.
- Про скольких джедаев ты говоришь?
Мол закрыл лицо руками:
- Про одного джедая, господин Вейдер, про одного Падавана Джедая. Про того, который отнял у меня моего лучшего друга, он … - Мол вскочил, гнев воспылал в нем с невиданной силой, - Я убью эту сволочь! Я убью эту мразь, этого малогабаритного гада!!! Он будет умолять меня о смерти!!! Как он посмел изменить… - Мол осекся. Не надо давать Дарт Вейдеру лишний повод оторвать себе яйца.
- Оби-Ван Кеноби, - прохрипел Дарт Вейдер, его глаза под шлемом хитро сверкнули, он потер перчатки друг об друга и тихо проговорил: - Ты ведь ненавидишь его, мой ученик?
- Да, - коротко сказал он.
- Ты ведь готов на все, чтобы отомстить этому белобрысому засранцу?
- Да, - обреченно подтвердил Дарт Мол.
- Значит, ты поможешь нам заманить его в ловушку? - сказал Дарт Вейдер, гладя обреченно сидящего на полу, смотрящего в пустоту ученика по голове.
- Как? - монотонный хриплый голос будто бы отнимал у него способность сопротивляться. Он чувствовал, что он Ситх, что он одно целое со всеми ними, с Темной Стороной силы. Он должен уничтожить все, что угрожает их бескрайнему владычеству. И пусть это будет даже часть его сердца, часть его собственной души. Он сделает это.
- Уж подумай сам, мой ученик, - сказал Дарт Вейдер, и вышел из комнаты.
И Дарт Мол придумал, он вышел из школы и довольно скоро встретил падавана. Оби-Ван меланхолично прогуливался возле курилки, за пределами школы джедаев. В зубах его была зажата сигарета. Дарт Мол появился рядом с ним за долю секунду, прямо-таки вырос из-под земли. Оби-Ван открыл рот от удивления и выронил сигарету. Ситхи редко бывали тут, они презирали падаванов джедая за трусость, за то что они боятся курить в туалете учебного корпуса, и как шестерки лазят сквозь дырку в заборе.
- Мол? Что ты здесь де… Мол подскочил к нему вплотную, не давая ему договорить хмуря брови рыкнул сквозь зубы.
- Предатель!
- Мол? - удивленно переспросил Оби-Ван.
Забрак упер руки в боки и нетерпеливо притопнул ногой:
- Не делай вид, что не понимаешь, о чем я говорю!
Оби-Ван тяжело вздохнул:
- Послушай, Мол, я не хотел…
- Ах, ты не ХОТЕЛ, - со всею язвительностью переспросил Мол, - И как же тогда у тебя встал, если ты не хотел? Как, ты сука, мог, после всего, что я для тебя сделал? Я предал своих, я вытащил тебя из лап этого старого ублюдка Сидиуса, я готов был убить всех ради тебя, готов был порвать своего учителя на маленьких Анакинов Скайвокеров…и все для чего? - Мол схватил Оби-Вана за плечи и тряхнул, - Ради чего это все? Ради того, чтобы ты отомстил мне, трахнув моего лучшего друга?
- Я…был…я напился, - виновато опустил глаза Оби-Ван,
- Я должен погладить тебя за это по головке? - сквозь зубы сказал Дарт Мол, - Ладно, ты ни хуя не соображал спьяну, но какого …Я спрашиваю, какого черта ты заставил его перейти в джедаи?! Ты понимаешь, что ты дважды предал меня, сукин ты сын! - в голосе Мола послышалась горечь, - Я понимаю, я дурак, идиот, умственно отсталый забрак, джедай меня подери, сдвинулся с последних мозгов по тебе, мудак. Ты можешь не любить меня, можешь. Мне больно. Да, но можешь, но как ты мог так подставить меня, после того как я спас тебе жизнь?
- То есть я тебе теперь обязан? - Оби-Ван вспыхнул.
- Да пошел ты на хуй, - устало кинул забрак и оттолкнул его.
Оби-Ван тяжело вздохнул. Он вообще-то совсем не это собирался сказать.
- Я, - начал он, глядя на шагающего из стороны в сторону забрака в развевающемся плаще. - Я понимаю, это не оправдание, но я правда не помню, что я делал…
- Зато вся школа запомнит это навсегда, - рявкнул Мол, золотые глаза его будто бы налились кровью, и он внезапно со всей силы правым хуком въехал в лицо Оби-Вану, заставляя его рухнуть на траву как подкошенного.
Спустя несколько минут Кеноби очнулся. Он подумал, вслух, что если бы у него были мозги, у него наверняка случилось бы сотрясение мозга. Дарта Мола уже не было рядом. На траве валялась записка написанная корявым почерком. " Если не трус приходи завтра вечером на поляну за оврагом. Мы, Ситхи, требуем, чтобы джедаи ответили за свои подлые выходки" . Оби-Ван потрогал горячую скулу и вздохнул. Ну хорошо, будем разговаривать так.

***

Хан Соло постучался в дверь особняка Квай-Гон Джинна. Скула болела и саднила, он приложил к ней холодную бутылку контрабандной Гжелки и вздохнул. Оби-Ван на редкость долго возился с дверью, и когда, наконец, открыл ее. Хан чуть было не выронил бутылку от удивления. Белобрысый падаван прижимал к правой скуле компресс со льдом. От опухоли, таким образом, ему удалось избавиться, но синее пятно расплывалось все больше.
- Кто тебя так? - удивленно охнув, спросил они друг друга одновременно.
- Люк, - сказал, нахмурившись, Хан, - это пиздец какой-то. Мне кажется, он не простит мне этого. Оби! - Хан шагнул по лестнице вверх и схватил Кеноби за грудки, - Я не переживу, если потеряю, его, слышишь?!
Кеноби мрачно смотрел на него, кося правым глазом из-за кулька со льдом.
- Ой, прости, - очнулся Соло, - ты ведь тоже пострадал. Кто разукрасил тебя?
Оби-Ван махнул рукой, отбрасывая компресс в сторону:
- Да, Мо… - вдруг он похолодел, он вспомнил, как Хан Соло относится к Ситху. Вот этого он точно не поймет. Он обязательно спросит, какого хуя ты дал этому ублюдку въехать себе по роже. А вот этого вопроса Оби-Ван наверное боялся сильнее всего на свете. Какого. Хуя. Нет, он совсем не был готов отвечать на этот вопрос.
- Да, это, упал я. С лестницы.
- Угу, - кивнул Хан Соло, - Прицельно глазом об угол камина. Кого ты хочешь обдурить, придурок? Стесняешься сказать, что тебя приложил Квай-Гон? Ничего, он все-таки Учитель. Хорошо, что я выбрал себе в учителя женщину.
- Ага, - сказал Оби-Ван, обрадовавшись подсказке, глаза его благодарно заголубели, - точно, Квай-Гон.
- Мне кажется нам обоим надо выпить, - сказал Хан Соло.
Они сидели в темной кухне, на полу. Из раскрытого окна было слышно стрекотание цикад, опустившаяся ночь наполняла воздух неповторимым ароматом. Они выпили всю водку, и перешли на выпивку Квай-Гона. Обоим было лень включить свет, и они открыли холодильник, чтобы он хотя бы немного им светил.
- Он собрался уезжать, - сказал Хан Соло отпивая из горлышка квайгоновское виски. Оби-Ван молча отобрал у него бутылку и запрокинул голову, делая большой глоток. Голова его заполнилась картинами, которых он совсем видеть не хотел. Хан продолжал свою речь, радуясь, что нашел, наконец, благодарного слушателя. - Оби-Ван, слушай, это сумасшедший дом. Я вдруг понял, нет, ты будешь смеяться, я знаю, но, я как-то раньше не обращал внимая, он всегда был рядом… Послушай, а вдруг он не вернется?
- Да, - сказал Оби-Ван. Черно красные руки забрака на его плечах, горячие губы целующие его рот. Он заерзал, пытаясь устроится в штанах поудобнее.
- Блядь, он правда нравится мне, - обиженно надув губы сказал Соло.
Теперь губы опустились ниже, ловкий язык выписывал хитрые узоры на груди, ловко маленькой шустрой змейкой щекоча сосок.
- Понимаю, да… - выдохнул Оби-Ван Кеноби, в мыслях о забраке он не заметил как бутылка опять перекочевала к Хану Соло.
- Да вот, и ты понимаешь! Кто может его не любить? Умница, отличник, милый пацан, все родители, увидев его, начинают писать кипятком от поросячьего восторга. Интересно, он настолько же хорош в постели?
- Кто? - встрепенулся Оби-Ван. Рогатый забрак в его фантазии начал было лизать ему яйца, обхватив ствол члена сильной рукой, и он несколько потерял нить разговора.
- Люк. Мужик, тебе надо выпить, ты что-то весь красный, - Хан положил широкую ладонь на его лоб, - Горячий, - сказал он. - Слушай, ты не заболел?
Хан Соло кончиками пальцев коснулся его пылающей щеки. Оби-Ван потерся щекой об его руку, потом повернулся, коснулся ее губами и глянул искоса на падавана. Хан Соло вытаращил глаза:
- Оби-Ван? - воскликнул он.
- Мне, - сказал Кеноби, задумчиво хватая Хана за руку и заваливая его, ничего не соображающего, вниз. - Мне сейчас очень не хватает человеческого общения, - белобрысый падаван сел верхом на лежащего на полу пацана, - Простого человеческого общения.
- Ты что, охуел? - хихикнув, спросил Хан. Оби-Ван склонился над ним.
- Язык.
- Что язык?
- Язык дай, - нетерпеливо повторил Кеноби. Хан Соло послушался его и на некоторое время просто отключился от происходящего, увлеченный скользким сладким ритмом соприкосновения их ртов. Потом Оби-Ван спустился к шее, вылизывая его кадык. Соло запрокинул голову назад, упиваясь возбуждающей лаской. Вдруг он открыл глаза, глядя на голубоватый плинтус, возле мусорного ведра и сказал:
- Я вспомнил.
- Чего? - переспросил Кеноби.
Он схватил майку Соло и задрал к подбородку,
- Как ты классно выглядишь в свете холодильника, - сказал он, гладя обеими руками живот и грудь Хана.
- Я вспомнил, откуда эта фраза, - вздохнув, подавшись навстречу ласке, сказал темноволосый падаван, - Про нехватку простого человеческого общения.
Оби-Ван удивленно поднял бровь.
- В прошлый раз, когда ее сказал твоим родителям Квай-Гон Джинн, когда они пытались надрать тебе задницу за то, что ты трахнул собственного двоюродного брата. Я попал, да, Кеноби?
Оби-Ван утвердительно хмыкнул.

***

Хан Соло прижался всем телом к Оби-Вану на узкой падаванской койке. Утренний луч солнца, пробиваясь сквозь разлетающиеся занавески, щекотал его золотистую кожу.
- Оби-Ван? - сказал он.
- Чего? - Падаван потянулся, зевая.
- Давно хотел тебя спросить…
- Валяй. Хан Соло задумался и медленно проговорил:
- Почему ты ходишь в душ только с Джа-Джа?
Оби-Ван хмыкнул.
- Ты когда-нибудь слышал, как он поет в душе?
Хан уткнулся головой в подушку и застонал.
- О, нет…. У меня сводит скулы при одной мысли об этом. Когда я слышу этот сюрреалистический вой, мне хочется умереть.
- Вот потому-то все падаваны и вылетают из душевой как пробка из бутылки. Соответственно не приходится стоять в очереди в раздевалку, или в душевую кабинку, - сказал Оби-Ван.
Хан Соло расхохотался и щелкнул пальцами по кольцу в пупке Кеноби.
- Интересно, а как ты выносишь этот гунганский блюз? Моешься в плеере?
Оби-Ван потянулся рядом с ним, положил свою руку поверх руки Соло, лежащий на его животе. Заставил ее опуститься ниже.
- Нет, - довольно выдохнул Оби-Ван. Соло так ловко принялся поглаживать его яйца, - Просто стараюсь петь громче него.



Эпизод номер 6
Джедаи любят жизнь во всех ее проявлениях. Анхесенпаатон Ра


- СРЕДИ УБЛЮДКОВ ШЕЛ АРТИСТ! В КОЖАНОМ ПЛАЩЕ! МЕРТВЫЙ АНАРХИСТ!* - громко пел Оби-Ван Кеноби, в то время как его путь пролегал между тренировочными площадками младших джедаев.
Падаван был в парадном обмундировании, несмотря на одиннадцать часов утра. Кожаная куртка на голое тело со сверкающей надписью на спине, "Сила, храни Йоду!" браслеты с шипами и красный клетчатый кильт вызывающе выделялись на фоне светло-бежевой униформы упражняющихся джедаев, на плече Оби - Ван нес бейсбольную биту. Он вышагивал равномерно, будто бы маршируя, гриндерсы его ритмично вгрызались в желтую пыль Набу, звонкий голос заставлял падаванов опасливо оборачиваться.
- ….КРИКНУЛ ОН "ХОЙ!!!" ЧЕЛЮСТЬ ДО-ЛОЙ! ХОЙ! То есть ЭЙ!!! то есть Люк Скайвокер, ты куда это? С чемоданом?!
Люк Скайвокер грустно посмотрел на белобрысого падавана. Бывшего белобрысого. Сейчас голову Кеноби украшал ярко-красный ирокез.
- Домой, - тихо сказал он, и со вздохом, поставил чемодан в пыль, шмыгнул носом и вытер рукавом глаза.
Оби-Ван испуганно воззрился на него.
- Ты чего, Люк?
- Ничего, - буркнул падаван, и нервным движением поправил и без того идеально сидящую на нем форму, - Еду домой и все.
- Зачем? - склонив голову на бок, спросил Кеноби.
- Бабушка заболела, - соврал Люк, подхватывая чемодан, и направляясь в сторону, - Слушай, мне надо торопиться, автобус уедет…А, прости, чуть не забыл, - Люк остановился как вкопанный, повернулся к панку и протянул ему руку. Оби-Ван Кеноби мрачно пожал предложенную руку. Что-то происходило явно не то и совсем не так.
- Ну, бывай, - серьезно и грустно посмотрел ему в глаза Люк Скайвокер, и наконец тихо добавил - Передай…привет…Хану.
Падаван попытался было выдернуть руку из руки Кеноби, но ему это почему-то не удалось. Кисть руки мальчишки оказалась сжатой металлическим прессом.
- Скайвокер, - тихо сказал Оби-Ван, подступая на шаг ближе, - У тебя нет бабушки.
- Есть, - сжав зубы, сказал Скайвокер.
- Нет, - Оби-Ван был не из тех, кто быстро сдавался.
- ЕСТЬ! - обиженно выкрикнул Люк.
- НЕТ! - отрезал Оби-Ван.
- А тебе-то, откуда знать? - скептически поднял бровь падаван-отличник, - джедайская интуиция?
- Будем считать, что у нас есть общие знакомые, - хватка Кеноби не ослабевала.
- Блиииин, отпусти руку, гамадрил, она уже ничего не чувствует, - заскулил Скайвокер, и, наклонившись, попытался укусить зубами руку падавана Кеноби.
- Не отпууущуууу, - сквозь зубы прошипел падаван с ирокезом, зубы юного джедая были на удивление острыми, - пока не скажешь, какого черта ты пытаешься сбежать!
- КЕНОБИ, отпусти меня, урод, ну отпусти же!!! АЭРОБУС УХОДИТ!
Люк Скайвокер сменил тактику, тем временем, не отрывая острых зубов от пытающейся увернуться от него руки, он подпрыгнул на месте и всем весом приземлился на ногу падавану в кильте.
- КАЗЕЛ!!! - возмущению в отчаянном вопле Кеноби, от неожиданности выпустившим из рук конечность Люка, не было предела, - Ты мне стакан на гриндере прогнул!!!
Не став дослушивать все эпитеты, которые родились в разъяренном мозгу падавана, Люк подхватил чемодан левой рукой и бросился к воротам школы джедаев что есть силы. Подхватив бейсбольную биту подмышку, падаван Кеноби бросился вслед за ним. Люк Скайвокер, наверное, еще никогда так быстро не бежал в своей жизни. Сердце забивалось в его груди, жаркими волнами пульсировало в ушах, весь мир словно слился в мелькающие разноцветные полосы. Невдалеке появилась кованые ворота, за которыми мигал огнями фар готовящийся к отлету аэробус.
- Стойте! Стойте! Подождите!!! Ну, подождите же! - он замахал рукой, пытаясь бежать еще быстрее, но в спешке уронил чемодан, споткнулся об него и с разгону пропахал носом по дороге еще метра три.
Когда Люк Скайвокер поднял голову, он лишь увидел, как в прозрачно голубом небе тает корпус школьного аэробуса.Он чертыхнулся себе под нос, и обреченно сел на валяющийся в пыли чемодан. Его преследователь Кеноби опустился на корточки рядом с ним. Несколько минут они молчали.
Кеноби закурил, осторожно толкнул другого падавана в бок, протянул ему странно пахнущую сигарету.
- Спасибо, я не курю, - грустно сказал Люк, он уперся локтями в коленки и обреченно покачал головой будто бы в подтверждение своих слов.
- Я, в принципе, тоже, - вдохнул ароматный дым Кеноби.
Скайвокер вздохнул и взял предложенный окурок, старательно затянулся. Он закашлялся, покраснел лицом.
- Блин, что это, Оби-Ван? Похоже на ингаляцию, - прохрипел он.
- Травка, - хмыкнул Кеноби, - сам вырастил. Правда хороша?
- Где? - все еще кашляя, спросил Люк, с удивлением глядя на него, он не выпускал дымящийся косячок из рук.
- В своей комнате, в горшке из-под герани.
Люк Скайвокер старательно принялся припоминать обстановку комнаты Джа-Джа и Кеноби. Перед его глазами встал ярко синий огромный горшок у кровати Кеноби в зеленых густых зарослях странного растения.
- Слушай, но вы же говорили, что это гунганский корень жизни?!
Кеноби довольно рассмеялся в ответ. Ему внезапно стало тепло и легко.
- Оби-Ван, но падаваны Джедая не должны употреблять наркотики, - задумчиво принюхался к горящей сигарете Люк.
- Отдай обратно, - хихикнул Кеноби, и почесал голую коленку.
- Ну, уж нет, - возразил Люк, и осторожно вдохнул еще немного странно пахнущего дыма. Он почувствовал, как неприятности давящие его и раздирающие его сердце когтями внезапно улетели в неизведанную даль. Внутри него начали взрываться маленькие пузырьки радости как в бокале шампанского. И хорошо, что этот дурацкий аэробус улетел. Как же все-таки смешно выглядит этот школьный аэробус со своими круглыми оранжевыми глупо мигающими фарами. Люк Скайвокер весело фыркнул от и посмеиваясь протянул косяк второму падавану.
- А кстати, чегой-то ты так вырядился, Кеноби? - Люк никак не мог сдержать сотрясающего его тело смеха.
- Так это…концерт, - хмыкнул Кеноби - КиШ…
- Да ну? - удивленно вскинул бровь Люк, - А бита тебе зачем?
- Гопники, - хихикнул Кеноби, - из Школы Ситхов, у нас там стрелка сегодня, надерем их ситхские задницы, так что они пожалеют о том, что у нас общий забор между Школами, - он выпустил изо рта облачко дыма.
- Дарт Мол? - Люк озадаченно потер переносицу, - Постой, Оби, но я думал, вы же с ним…ну, это…ну, того… - он так и не смог подобрать нужного слова, потому махнул рукой, - ну ты понял.
Кеноби тяжело вздохнул.
- Я тоже так думал, - тихо сказал он.
Внезапно в Люке проснулась ярость, он вскочил с чемодана и схватил сидящего на корточках Оби-Вана за плечи.
- Эта ситхская тварь посмела тебя бросить? - вскричал он, встряхивая падавана, - Это ситхское дерьмо не смеет так обращаться с будущим рыцарем джедаем, слышишь? Дай мне биту я начищу ему его рогатое рыло и всем его приспешникам, защищая честь Школы Джедаев!
Люк для большей выразительности своих слов встряхнул падавана сильнее, и тот не удержавшись, растянулся посреди дороги на спине. Так как единственной точкой опорой для не очень хорошо стоящего на ногах Скайвокера являлись обтянутые кожаной курткой плечи другого падавана, то потеряв их, он не успел сообразить что происходит, и хихикая рухнул вниз, прямо на дрыгающего ногами от хохота товарища.
- Какой ты смешной, Скайвокер! - заразительно хохотал Оби-Ван, цепляясь пальцами за бежевую робу.
- НА себя посмотри, Кенобиии - заныл от смеха Скайвокер, - Ой, не могу, живооот… - он закусил зубами воротник куртки Оби, не в силах унять хохот, из глаз его текли слезы.
Внезапно, над их головами, откуда-то из поднебесья громогласно поразил их мрачный холодный тон Хана Соло.
- Ах, так значит, это теперь называется смешно?
- Хан? - удивленно поднял голову от груди Люк Скайвокер и шмыгнул носом.
- Привет, Хан, какими судьбами? - вежливо приветствовал разъяренного падавана Кеноби.
- Вы что это делаете, засранцы, не могли сойти с дороги? - лицо Хана становилось все мрачнее с каждой секундой, - Ну ладно…ладно, Кеноби, но Люк..ты…ты…КАК ТЫ МОГ, ЛЮК?
Хан Соло повернулся на каблуках и быстро зашагал в сторону джедайских корпусов. Люк и Оби-Ван разом вскочили на ноги и бросились вслед за ним. Оби-Ван догнал темноволосого падавана первым и схватил за плечо:
- Эй, постой, Хан, - начал он, - разворачивая его к себе лицом, - я не знаю, что ты тут себе уже вообразил со своей больной фантазией, но ты явно ни черта не понял…
- Да пошел ты, - оттолкнул его руку Соло, - не надо делать из меня дурака! Как вам только совесть позволила…- глаза его скользнули по лицу Скайвокера, и остановились. Обычно милая, мягкая и добрая физиономия его приобретала на глазах черты едва ли не ситхской ярости.
- Хан! - жестко сказал он, - Хан, я вот не могу понять одного… - медленно, подчеркивая каждое слово и впившись сверкающими зелеными глазами в смуглое лицо падавана Соло проговорил Скайвокер, - как тебе позволяет совесть выговаривать мне все это. МНЕ!
С несвойственной мягкому и доверчивому существу злобой Люк сделал шаг навстречу к Хану Соло, рукой отодвигая Оби-Вана Кеноби еще дальше, и схватил парня за грудки.
- Тебе повторить все то что сделал мне ты, или ты сам вспомнишь и избавишь меня от ненужных но заслуженных оскорблений в твой адрес? - тяжело дыша проговорил Люк Скайвокер.
- Люк, я не хотел…
- Тебя заставляли? - насмешливо хмыкнул Люк, - Тебя пытали, не давали в рот твой любимый яблочный чупа-чупс с жвачкой внутри?
Любознательное лицо Оби-Вана Кеноби высунулось из-за плеча Скайвокера:
- Хан Соло, ты до сих пор жрешь эту гадость? - с удивлением переспросил падаван, сверкая алым ирокезом. Соло густо покраснел.
- Кеноби, уйди! - шикнул он.
- ТЫ! - начал было Люк, и внезапно, как будто передумал, отпуская робу Соло, и отворачиваясь, - Ты даже не пришел меня проводить! Я не хочу тебя больше видеть, - он медленно побрел к своему запылившемуся потертому чемодану.
- Люк! - теперь настала очередь Соло догонять другого падавана, - Люк, но я как раз пришел для того чтобы проводить!!! То есть нет, - спотыкаясь быстро забормотал Хан Соло, пока у него хватало решимости, - Нет, я специально пришел, чтобы отговорить тебя ехать, я ..я…я… я не хотел отпускать тебя.
Скайвокер остановился как вкопанный и скептически поднял левую бровь:
- Вот как? - странно улыбнулся он, - потому ты и пришел на всякий случай попозже? Чтобы тебе не пришлось этого делать?
Оби-Ван проследовал за ними, выражение сильнейшего интереса не сходило с его глумливой физиономии с трогательно торчащими ушами.
- Ты с ума сошел? - возмущенно проговорил Люку Соло, - Аэробус же отбывает в полдень!
- В одиннадцать! - холодно отрезал Скайвокер.
- В двенадцать! - возмутился Соло.
- В одиннадцать! - повторил Скайвокер, подбирая чемодан.
Соло оглянулся по сторонам, словно бы ища поддержки Оби-Вана.
- Зуб даю, в одиннадцать, - хмыкнул Кеноби, - по субботам в одиннадцать!
- Ой, блин, - в отчаянии схватился за голову темноволосый падаван, бледнея на глазах, - Люк…Люк, я чуть было не потерял тебя... - потерянно прошептал он.
Что-то было в его тоне…что-то такое, что заставило Скайвокера поставить чемодан на место и посмотреть на своего друга и соседа по комнате гораздо более внимательно, чем обычно. Сердце Люка внезапно против его воли захлестнула горячая волна нежности, он едва смог удержать себя в руках, чтобы не сжать его в своих объятиях, прямо сейчас, здесь, растрепать жесткий ежик коротких темных волос. Люк тяжело вздохнул.
- Ладно, завтра полечу, - грустно сказал он.
- Нет, Люк, - горячо перебил его Соло, делая шаг ему навстречу, - Нет, парень, я не отпущу тебя. Никуда не отпущу.
- Ты не имеешь права, - жалобно но гордо ответил Люк.
У него не было сил сдвинуться с места. Отойти на шаг, или подойти ближе. Он просто чувствовал, что это…такое вожделенное им тело находится так близко, он буквально уже чувствовал своей собственной кожей его тепло. Кровь бросилась ему в голову, и это стало не самой большой его проблемой. Как он проклинал теперь свободную форму джедаев.
- Я имею право, - Хан Соло подошел к нему еще ближе, руки легли ему на талию, - и знаешь, почему, Люк?
Прикосновение рук зажгло его с ног до головы. Сладостным теплом от места соприкосновения расходящимся по телу расплавило его в миг. Губы его приоткрылись бессознательно, голова против воли заполнилась горячими видениями, он едва не застонал от ясности ощущений, когда он представил, как сильные губы Соло соприкоснуться с его, подчинят их себе в отчаянной жажде.
- Люк? - испуганный отсутствием хотя бы какой-то реакции переспросил Хан Соло, - почему ты молчишь Люк.
- Он любит тебя, - откуда-то сбоку сочувственно отозвался Кеноби, о котором они оба позабыли.
Люк покраснел и уткнулся лбом в плечо Хана Соло, ничего не соображая. Хан Соло порывисто обнял его, быстро целуя его золотистую макушку, висок, ухо, все что только мог, Люк Скайвокер застонал и повернул голову ему навстречу, не глядя нащупав теплые раскрытые губы он впился в них с жадностью потерянного в пустынях Татуина путника, набредшего внезапно на оазис, полный живительной влаги. Хан Соло нежно отвечал на его поцелуй поглаживая руками гибкое тело падавана.
- Я полагаю, он имел в виду сказать, что он тебя тоже любит, - стоявший сбоку и наблюдавший за происходящим Кеноби поспешил донести до влюбленных осенившую его догадку.
- КЕНОБИ УЙДИ!!! - в один голос крикнули оба, с неохотой разнимая губы.

***

- Схватите этого сукиного сына, прямо здесь как только он попытается зайти, или нет…нет, когда они начнут драку с ситхами.
- Но магистр Сайфо Диас, Как мы сможем задержать их? А если они вовсе не начнут драться? Среди бела дня? Мой ученик идиот!!! Он не мог придумать ничего оригинальнее, чем предложить нам схватить этого ублюдка посреди бела дня там, где полно джедаев! - проскрипел и прохрипел голос Дарта Вейдера.
- Твой рогатый мальчик умнее, чем ты думаешь, он позаботился обо всем…шайка Кеноби придет сегодня вечером на большую разборку…они не дураки и наверняка придут вооруженные до ушей, тут-то мы вполне официально их схватим…а уж когда Квай-Гон бросится выручать своего недоумка…Мы устраним великую угрозу для нашего Ситхского Ордена раз и навсегда!
- Да будет так, магистр, - Дарт Вейдер запахнулся в плащ плотнее и пошел проверять охрану клуба.

***

- Люк!
- Люююк!
- Скайвввоооокер?!
- Люк, ты живой?
Трое падаванов джедая нервно бегали по поляне, заглядывая под каждый куст. Оби-Ван Кеноби нетерпеливо подпрыгивал, Джа-Джа Бинкс старательно ползал на четвереньках, будто бы Скайвокер мог найтись между травинками, а Хан Соло чуть не плакал.
- Где ты, Люк?
- Ааааа? - наконец вяло простонал из-за кустов акации к северу от полянки юный падаван.
Остальные падаваны бросились к нему.
- Люк, пошли, уже пора, концерт вот-вот начнется, КиШи не часто бывают на этой планете, да и ситхи уже заждались, пока мы им начистим их ситхские рыла! - Оби-Ван положил руку на плечо сидящему на траве падавану.
- Пойдем, Люк, пойдем, дорогой, - Хан Соло ревниво отпихнул Оби-Вана от поникшего зеленоватого падавана.
- Не могу, меня тошнит…
Сочувствующая физиономия Джа-Джа вынырнула из-за куста:
- Ой, мой-мой…Твоя и правда совсем плохая, - покачал он головой, болтая в воздухе лопастями длинных ушей.
- Что с тобой случилось? - Соло буквально поднял его на руки, прижимая к себе, поглаживая светлую рыжевато взъерошенную шевелюру.
- Оби… - всхлипнул Люк.
- Что ты с ним сделал, урод? - грозно спросил Хан.
- Ничего, - ответил Кеноби, нетерпеливо похлопывая себя по ноге бейсбольной битой, - только помог успокоиться и не уехать от тебя, идиота на первом попавшемся аэробусе. Так что кончайте уже тут миловаться, и пошли примемся за дело, у нас мало времени. Откуда я знал, что он так среагирует на ганджу?
- Травку, ты дал ему свою травку? - возмущенно переспросил Хан Соло.
- Это самая хорошая травка на эта планета! - внезапно яростно выступил в защиту Оби-Вана Джа-Джа. Он возмущенно взмахнул ушами ненароком заехав падавану в кильте по уху, - А твоя! Твоя! ХАНА - он презрительно вытянул дрожащий от ненависти палец в сторону темноволосого падавана, - Не сметь твоя говорить гадости про моя ганджа!!!
Хан возмущенно покачал головой, потом хмыкнул, и хлопнул Люка по плечу.
- Ладно, с боевым крещением тебя, пацан, все когда-нибудь бывает в первый раз,…и…иногда, даже очень неплохо, ты понимаешь о чем я, да?
Люк смущенно хрюкнул у него на груди, уши его покраснели до самых кончиков. Он очень хорошо понял, о чем Хан. Больше чем хорошо. Его измотанное отходняком тело внезапно вновь обрело завидный тонус, ну по-крайней мере в некоторых особо важных своих местах. Он со смесью стыда и восторга вспомнил моментально все, что недавно было у него в первый раз, чего он ждал так долго. Их губы, губы рядом, горячие и сухие от желания, и непонятно куда девать зубы, когда целуешь и когда…ах ты, Ситх его забери, он с ума сошел, как он мог сделать это.
Руки Хана теперь сжимали его спину, но теперь не просто так, теперь это значило гораздо больше чем просто прикосновение. Теперь оно напоминало о гораздо большем, что они делали с ним пару часов назад. Скользили по спине, по бедрам, сжимали живот и ласкали его там, где надо было сильнее всего, доводили до сумасшествия вместе с горячим разрывающим его ощущением его внутри себя. Люк Скайвокер задышал быстрее, кончики его ушей стали пунцовыми, когда до слуха его донесся отчаянный вопль Кеноби.
- Вреемяяяя!!!
Забыв обо всем, падаваны бросились бежать к клубу. Песенка про похотливого горбуна и вдову как раз подходила к своей кровавой развязке, когда четверка появилась на входе. Нервничающий Дарт Вейдер расхаживал из стороны в сторону, меряя шагами узкий коридор, и витиевато ругаясь себе под нос, когда взгляд его уперся в бейсбольную биту Кеноби, и оттопыренный кастетом карман Хана Соло.
- Падаван! - строгий хрип пригвоздил Кеноби к месту разом, - Вы пытаетесь пронести на общественное мероприятие неджедайское оружие? Вы знаете, насколько грубо вы нарушаете ваш Кодекс?
- Я…как раз направлялся на бейсбольную площадку, - Кеноби смущенно почесал ногу.
- Неужели? А это что? Вы идете на чемпионат по боксу с утяжелениями? - просипел Дарт Вейдер, подскакивая к Хану Соло и ловким движением выворачивая его карман, заставляя кастет со стуком упасть на пол, и одновременно хватая мертвой хваткой руку падавана, - Я вынужден вас задержать, до полного выяснения обстоятельств, охрана!
- Отпусти его! - взвизгнул Люк и в диком прыжке зубами пребольно вцепился в запястье Вейдера между черной металлической перчаткой и рукавом.
Вейдер вскрикнул от неожиданности как молодой петушок, чисто, пронзительно и совсем не сипло, вцепившись другой рукой за шкирку Люка, и пытаясь его оторвать от своей руки. Оби-Ван Кеноби тем временем ловким движением запустил ему битой в живот. Ситх отпустил Люка, и упал на навзничь. Рядом с ним приземлился обезумевший в ярости словно берсерк Скайвокер.
- Бежим отсюда, скорее! - скомандовал Кеноби.
- Сюда! - махнул рукой Джа-Джа, бросаясь к правому выходу, - ой нет!!! нета!!! стойтя сюда уже нельзя!!!! - Подскочившие охранники в черных плащах схватили его за руки.
- БИНКС! - Оби-Ван и Хан бросились ему на помощь.
Обессиленный своим прыжком нечеловеческой ярости на Дарта Вейдера, Люк Скайвокер, медленно пополз за ними.
- Я уже иду, держитесь, я уже иду - бормотал медленно передвигая ноги и руки юный падаван.
 
 
- Среди ублюдков шел артист! В кожаном плаще! Мертвый анархист! - слышался забойный ритм со сцены. Дарт Мол внимательно оглядывался по сторонам, в поисках алого ирокеза Кеноби, и недоумению его не было предела. Как же так? Не мог же Кеноби пропустить ЭТУ песню, в самом деле, он же НЕ МОГ не прийти…просто не мог. Если что-то было в жизни святого у белобрысого падавана джедая, так это была песня Короля и Шута…
- Крикнул он, ХОЙ! Челюсть ДО-ЛОЙ…трупов вел он за собой!!!
Нет, Кеноби не мог сам пропустить эту песню, - решил Мол и расталкивая локтями рубящихся и ритмично орущих великую панковскую мантру "хой!" фанатов пробрался к выходу.
В холле было удивительно оживленно, надо сказать он не ожидал увидеть во время концерта тут такой буйной жизни. Джа-Джа Бинкс визжал испорченной автомобильной сигнализацией и размахивал ушами в одним гунганам известным приемам гунг-кван-до, избивая пытающихся схватить двоих охранников. Так что теперь их то и дело попадающие под удары потные от напряжения лица напоминали Молу цветом его собственное лицо.
Хан Соло гордо фехтовал стулом с третьим охранником ситхом, Оби-Ван Кеноби…Сила, ну конечно сам бы он ни за что не пропустил этого концерта, Оби-Ван Кеноби сцепился намертво с пытающимся его придушить с магистром Сайфо Диасом, еще один охранник подбежавший позже помогал магистру, пытаясь удержать на месте брыкающиеся ноги падавана. Завершающим штрихом картины был медленно ползущий по полу на трясущихся ногах и бормочущий себе под нос Люк Скайвокер, и таким же манером, на всех четырех пытающийся его догнать его учитель Дарт Вейдер.
Дарт Мол замер на мгновенье, не зная, наслаждаться ли ему поражением джедаев в неравной битве, или сделать из себя героя-спасителя, как вдруг он его взгляд приковало к себе крохотное и малозначительное в царившей суматохе движение. Рука Сайфо Диаса, внезапно скользнула прямо под кильт падавану, в неповторимо похабном жесте, не оставлявшем, по крайней мере для разъяренного забрака ни малейшего сомнения в своих намерениях, и пользуясь тем, что теперь падавана крепко держал многорукий охранник ситх негуманоид.
- НЕ СМЕЙ ЕГО ТРОГАТЬ ГРЯЗНЫЙ ИЗВРАЩЕНЕЦ, ОН МОЙ!!! - выкрикнул ситх, выхватывая из-за пояса лазерный меч, и бросаясь к Оби-Вану не разбирая дороги.
Тем временем Дарт Вейдер, внезапно сообразив нащупал у себя на поясе передатчик, и поднес его к губам. Бросившийся на Сайфо Диаса забрак незаметно для себя пнул каблуком ботинка учителя под подбородок с такой нечеловеческой и даже незабраковской силой, что послал директора школы в быстрый и почти безболезненный нокаут.
Кроме того, ситх сшиб стоявший на его пути стол с бутылками. Хан Соло отступал все дальше, силовой перевес его противника был очевиден, и Люк Скайвокер подхватил не разбившуюся бутылку с пола и ударил ею об коленку противника своего возлюбленного падавана. Соло воспользовался преимуществом, которое ему предоставил ревущий от боли противник и обрушил тяжелый металлический стул ему на голову. Джа-Джа Бинкс с визгом подпрыгнул на ноге краснорожего охранника, отлетая в стенку, отброшенный ударом, и опрокидывая на другого стоящую для красоты неподалеку арку. Только Хан успел поднять Люка, и спросить его все ли у него в порядке, как в мановение ока с оторопевшим оставшимся противником гунгана и обоими противниками Кеноби тоже было покончено.
Лишь гордый рогатый профиль забрака в черном развевающимся плаще предстал перед их удивленными глазами. Невдалеке послышались голоса, видимо ситхсковского подкрепления, и падаваны посчитали за мудрость в данном случае покинуть место событий как можно скорее, бросившись наутек, и вскоре скрывшись за воротами Школы Джедаев.
Кеноби Дарт Мол успел ухватить и втащить в припаркованный рядом с воротами четырехместный управляемый флаер, временно брошенный владельцем на произвол судьбы.
- Ты подставил меня, - сказал Кеноби отдышавшись, сидя на кожаное сиденье машины, бок о бок с Дартом Молом.
- Да… - мрачно ответил забрак.
- Но ты же и спас меня, - Оби-Ван задумчиво наклонился вперед, опираясь локтями о широко расставленные колени.
Забрак нервно отодвинулся, испуганно косясь на него. Его, забрака, воспитывали, что если ты носишь юбку, то не надо так широко раздвигать ноги. Мол никогда так хорошо не понимал, почему, как сейчас.
- Да… - Сила, голая коленка белобрысого обожгла его кожу даже сквозь штаны.
- Ты странный, - пожал плечами Оби-Ван.
- Да…
Оби-Ван Кеноби развернулся к нему боком, забрасывая согнутую в колене ногу в гриндерсе на сиденье. Клетчатая материя задралась невыносимо высоко, Мол выдохнул, не отрывая жадных глаз от светлой кожи. Он пытался изгнать из своего воспаленного мозга мысли о том, по древне-шотландской традиции под кильтом не носят обычно ничего. Оби-Ван будто бы не замечал пожара в его теле и мозгу, его голубые глаза смотрели на него со всепоглощающей добротой.
- Но все равно, ты мне нравишься, - сказал он.
- Мы не пара… - испуганно отрезал Мол.
- Да… - доброта в глазах Кеноби достигла размеров, угрожающих равновесию во Вселенной.
- Мы не можем быть вместе…
- Да… - Кеноби положил руку ему на бедро.
Забрак едва не заскулил, теперь он уже ни за что не поверит, что падаван принял характерный бугор на его штанах за карандаш в кармане.
- Это все дерьмо для сопливых девчонок, - обреченно закрывая глаза проговорил Мол, и откинулся на спинку сиденья.
- Абсолютно, - кивнул головой Кеноби, оседлав к колени ситха, приблизив свое лицо к его лицу.
- Юбка, - прошипел Мол, его красно черные ладони крепко вцепились в бедра падавана, пока он старательно старался заставить себя дышать ровно и спокойно.
- Это кильт, - хмыкнул Кеноби, обхватывая правой рукой шею ситха и запрокидывая голову назад.
- Сила, Темная Сила, я больше не могу, - мысль о том, что он здесь рядом, практически голый, по крайней мере в наиболее интересных для него местах, и что эта чертова юбка делала все настолько доступным, погрузила его мозг в жаркий эротический туман ясно и уже бесповоротно, - давай трахаться, Кеноби.
- Что именно в моей позе говорит тебе, о том, что я могу отказаться? - прошептал Кеноби прикусывая горячим ртом ухо забрака.
- Нет, я не это имею в виду…Ааай, Кеноби, осторожнее там с ширинкой…чего ты ржешь опять?
- Если ты не это имел в виду, то снимай штаны сейчас же и вставай раком, - фыркнул падаван опять, пытаясь отстраниться от горячего тела Дарта Мола.
- Дурак, - хмыкнул Мол, подхватывая руками крепкую задницу падавана и прижимая к себе, - Я не имею в виду только сейчас…куда ты сейчас пойдешь с таким стояком? Я имею в виду вообще.
- Посмотрю на твое поведение, - хмыкнул Кеноби, прижимаясь к нему сильнее, - хотя, в целом твое предложение не лишено определенной выгоды…
- О, да, - согласно чмокнул его худую но мускулистую грудь забрак, - Но как ты объяснишь это своему учителю?
- Ммм… - задумался Кеноби, обхватывая голову забрака между рожками, - Не он ли сам говорил мне, что Джедаи любят жизнь в любых ее проявлениях…
- Ааах…да, - губы забрака оторвались с неохотой, но всего лишь на секунду, только на секунду - Ради мира и спокойствия в Галактике….Ради мира…и…спокойствия.
___________________________________________________________________________________
* Строка из песни группы "Король и Шут"

Конец основной серии рассказов Школа Джедаев Анхесенпаатон Ра







ТВОРЧЕСТВО УЧЕНИКОВ ШКОЛЫ ДЖЕДАЕВ Анхесенпаатон Ра



Быть зелёным - это непросто.

Автор: Sin


Вечера на Набу отличаются удивительной приятностью. Огромный золотистый шар солнца медленно погружается в озерную воду, уже успевшую потерять свою пронзительную дневную голубизну, и взамен приобретшую неверную загадочно-глубокую сиреневатую дымчатость сумерек.
- Вечереет, - задумчиво протянул один, рассеянно почесав между рожками, зевнул и снова закрыл глаза.
- Я бы даже сказал – смеркается! – после минутной паузы отозвался второй, с легким удивлением взглянув на проявившего неожиданную романтичность первого. Но удивление в глазах, похожих цветом на все озера Набу быстро сменилось такой же полной тайн и неведомых далей дымкой, какая сейчас стремительно заволакивала водную гладь. Безмятежностью веяло от молчания, установившегося после этих слов. Казалось, что все слова мира уже сказаны, и ничто не в силах нарушить установившуюся тишину…
- Моя говорила – удобрений надо добавить, а твоя не слушала, а моя права ведь, Оби?
Падаван Оби-Ван Кеноби и разом проснувшийся Дарт Мол возмущенно уставились на гунгана.
- Джа-Джа, если ты будешь квакать, что моя трава плохая, я тебя поцелую, и ты превратишься в принцессу! – пригрозил Кеноби, наставительно помахав бычком перед носом падавана Бинкса.
- Какой принцесса!!! – заволновался Бинкс, - моя не хочет, моя хочет сенатором! Какой-такой принцесса!
- С баранками, – Дарт Мол так громко заржал, что закашлялся.
- Вота-вота, надо класть удобрений!
Оби-Ван, старательно колотя по спине кашляющего Мола, ненароком вмазал Джа-Дже в ухо.
- Ой, твоя драться! Моя считать – нечестно!
Дарт Чубакка тихонько, но достаточно грозно зарычал и поплотнее прижал гунгана к себе.
- Он говорит, что выдернет тебе косичку, - перевел Хан Соло, на минутку высунувши голову из кустов.
- Ага, выдернет, вот по них, по самые и выдернет, - подтвердила вылезшая следом голова Люка Скайуокер и радостно осклабилась.
- Вот, совсем распоясался, и что мне с ним делать. – с деланным возмущением, но затаенной гордостью отозвался Соло. Люк покраснел и, с показной небрежностью сделав затяжку, попытался выкинуть бычок.
- Ты куда бросаешь, выхухоль татуинская, - коршуном обрушился на него Кеноби, - не на нашу сторону бросай, на их! Бычки мы кидаем к Ситхам – это наш принцип!
Люк Скайуокер, от испуга снова засунувший окурок в зубы, по обыкновению своему внимал словам падавана, открывши рот, и поэтому чуть не проглотил бычок
. - А моя кидает как правильно, как Оби говорит! – с сияющим видом воскликнул Джа-Джа и выкинул только что прикуренную сигарету за забор.
Все потрясенно взирали на него, даже Люк, забывший плеваться. Оби-Ван обреченно всплеснул руками, не находя слов, молча уселся на землю, и, прислонившись спиной к забору, закурил новую сигарету. Остальные последовали его примеру, все, кроме Джа-Джы, у которого все отняли, и кроме Мола, который после очередного задания Вэйдера дико хотел спать и теперь снова прикорнул на плече Кеноби.
Падаваны Джедая рядком сидели под забором, отделявшим территорию Школы Джедаев от Академии Ситхов. На одной стороне забора криво шла надпись «БЕЙ СИТХОВ – СПАСАЙ Г…» Край надписи дочитать было невозможно, его загораживали рожки Дарта Мола. Другую часть, примерно над левым ухом Джа-Джы, украшала безыскусная, но ёмкая надпись «КАЗЁЛ». Справа от Дарта Чубакки большими кривыми буквами во всю высоту забора было выведено «ХУЙ». Отвлекшийся от спора о траве Кеноби обратил внимание на эту надпись.
- Вот что это такое! Это ж хулиганство – на нашей стороне забора такое писать! Вот вы только прочтите!
- Х-у-й, - громко прочитал по слогам Люк Скайуокер и радостно захихикал.
- Совсем обкурился, горе мое татуинское, - вздохнул Хан, отнял у Люка сигарету и затянулся сам, - ты чего, Кеноби, это ж мы сами написали после Дня Первокурсника. Мы ж тогда еще поспорили, кто чем на заборе писать умеет и ты выиграл. Дарт Чубакка уважительно зарычал и по-новому взглянул на внушительную надпись.
- Да, действительно, - Кеноби в замешательстве почесал затылок, но быстро нашелся, - Ща, мы им такую же нарисуем!
Все, и особенно Чубакка, еще плохо знакомый с замашками шотландского падавана, заинтересованно повернули головы и приготовились наблюдать. Только Люк продолжал хихикать:
- Хи-хи, такой ма-а-аленький…
- КТО МАЛЕНЬКИЙ?! – Кеноби даже задохнулся от переполнившего его возмущения, - Я тебе покажу – маленький! - разбушевался он и попытался задрать кильт.
- Да не про тебя он, Храброе сердце! Вона, гляди, опять! - Соло кивнул в сторону столовой Школы Джедаев, находившуюся метрах в пятидесяти от них.
К столовой вела широкая тропа, проложенная многочисленными поколениями будущих защитников Галактики прямиком через газон, покрытый мягкой зеленой травкой, посередине которого возвышалась клумба, засаженная цветами. Вдоль клумбы, ловко огибая анютины глазки, по-пластунски полз Магистр Ордена Джедаев Йода.
Йода знал, что если он ляжет на газон, его будет совсем не видно, и пытался воспользоваться этим преимуществом. Ползти было тяжело, но в его груди пылал неистребимый огнь, высокая цель, которая толкала его вперед и вперед. Падаваны молча наблюдали за передвижениями Магистра. Первым не выдержал Оби-Ван.
- Интересно, - задумчиво спросил он, - если вот ты, Мол, ляжешь на клумбу…
- То его не будет видно? – приоткрыв рот, вопросил Люк, хлопая глазами.
- Да нет, почему ж не видно, - ехидно улыбнулся Кеноби, - просто мягко там и удобно. Мол одобрительно рыкнул, подтверждая
– Да, мягко, а как удобно-то!
- Это Чубакки не будет видно, - продолжал свою мысль Кеноби, - если он ляжет на… - Дарт Чубакка предупреждающе зарычал и расправил могучие плечи. - …на землю, - благоразумно завершил Оби-Ван. Чубакка еще поворчал для солидности, потом, успокоившись, прорычал что-то вопросительное.
- Не, не «зеленый», - помотал головой Соло, единственный понимающий язык вуки. Дарт Чубакка посмотрел на газон и снова что-то прорычал уже менее уверенно.
- Не, не спортсмен, - снова ответил Соло. Чубакка издал совсем недоумевающее рычание.
- Спрашивает, куда это он тогда, - перевел Соло и в нерешительности обвел глазами остальных, - сказать ему, что ли, вроде, свой уже.
- Моя сказать, моя знать, отчего магистра Йода ползать!!! – попытался проговориться Джа-Джа, но Оби-Ван быстро замотал ему рот его же ушами и так посмотрел на Чубакку, что тот, почувствовав важность момента, даже приосанился.
- Мы скажем тебе, кто он, но это великая тайна нашей Школы, которую нужно охранять от врагов, - Кеноби сделал актерскую паузу.
Чубакка не выдержал и что-то прорычал по-вукински, но на этот раз Оби-Ван сам понял одно из немногих знакомых слов.
- Нет, он не извращенец. Он - толкиенист.
После этих слов воцарилось почтительное молчание. Все невольно привстали и, как почетный караул, сопровождали взглядом маленького отважного магистра, тайком пробиравшегося в парк Царицыно на сходку толкиенистов. За ним, сокрушенно посвистывая и отчаянно пытаясь быть незаметным, сжимая в манипуляторах деревянный меч, катился Р2-Д2, исполняя роль верного оруженосца.
- Ага, никто не знает! Щас! - нарушил вдруг торжественное молчание проснувшийся Дарт Мол.- Враги не дремлют!
- Спи, бля! – шикнул на него Кеноби. – Не мешай! Не видишь, - ползет человек!
Дарт Мол присмирел и вместе с падаванами стал провожать взглядом заворачивающего за клумбу Главу Совета Джедаев. Йода уже скрылся из виду, а падаваны все молчали, переваривая увиденное.
- Толкиенисты – источник вечного веселья для Джедаев, - сказал наконец Оби-Ван.
- Какая-такая толкиенисты? Моя их никогда не видеть. Моя интересно, да?
- Да, - оживился Соло, - я их тоже живьем никогда не видел.
- Хороший толкиенист – мертвый толкиенист, - мрачно заявил кровожадный Мол.
- А что они делают? – спросил Люк.
- Читают они, этот, как его… Силдрил…тьфу, ну, в общем, книгу свою, потом играют… Все удивленно посмотрели на Кеноби.
- Так ты их видел?
- Ну, не то чтобы… - начал Кеноби, который видел толкиенистов только один раз, издалека, да и то, в пассивном состоянии. Но, взглянув в восхищенно-заинтересованные глаза друзей, не удержался. - Какое видел! Да я их трогал даже, вот этими самыми руками!
Все уставились на руки Кеноби, а Чубакка их даже обнюхал.
-Расскажи, а? – попросил Люк, смотря на него молящими глазами.
- Это, знаешь, так просто не расскажешь, это надо видеть.
- А чего рассказывать, пошли посмотрим! – предложил как всегда практично мыслящий Мол.
- Точно, айда за ним! – поддержал его Хан, и, не успел Оби-Ван опомнится, как вся компания последовала за Йодой. Вскоре можно было увидеть, как по газону ползут шестеро падаванов, стараясь не отстать от прыткого магистра.

***

Учитель Йода был толкиенистом. Об этом знала вся Школа, не исключая младших классов. Один лишь Йода считал свое увлечение тайным и несказанно гордился своим умением маскироваться. Умение давалось непросто. Совсем не сразу удалось освоить Йоде нелегкий талант ползать по-пластунски и неподвижно замирать при приближении кого-либо из своих учеников.
Первое время он больше всего боялся, что кто-нибудь на него наступит, но по сию пору все успевали вовремя отпрыгивать в сторону при виде целеустремленно ползущего магистра, и Йода несколько успокоился. К тому же его радовало недавнее обнаружение дырки в заборе, огораживающего Школу. Теперь ему не придется преодолевать препятствие в виде 90-сантиметрового забора. Конечно, такая высота может показаться смешной для какого-нибудь падавана, типа этого наглого Кеноби – ерунда, как два пальца, но что такое 90 см для существа ростом в 50! Все вершины Набу – ничто перед наглухо сколоченным деревянным забором!
- Лихо ползет, а? – подал голос Соло, когда Йода на минутку остановился, видимо, для ориентировки на местности.
- Да, - отозвался Оби-Ван, - тихо, главное, хрен услышишь. Раз зашел я как-то в кусты, ну, сел, значит, все такое, сижу, думаю о Силе, а тут…
- Ой, что прям на… - испуганно воскликнул Люк.
- Да не, повезло, метаболизм у меня, понимаешь, замедленный. Так вот, сижу, значит, тут смотрю – глаза! Большие такие, смотрят. А я че? Уйти? А куда ж я с голой задницей?
- Ну, предположим, есть куда, - перебил Мол.
- Ну, пусть говорит, - махнул на него заинтересовавшийся Соло, - интересно же. И че?
- Ну, че, сижу, думаю…
- А он?
- А он тоже лежит, не шелохнется, только зыркает, гад ползучий, страшно так, что обо… неважно. А и не сделаешь ничего, заметить его, отвернуться попросить, - так тоже нельзя, расстроится ведь!
- Ну и че?
- Ну че-че, так и пришлось…
- Ах, - глаза Люка округлились до совершенно невозможных размеров,
- А он?
- А что он? Так и лежал, сволочь зеленая, пока я не ушел.
- Кошмар!!!!!
Тут Йода снова зашевелился, приняв твердое направление.
- Куда это он? – спросил Люк у Оби-Вана.
- К забору старому, - вместо него отозвался Дарт Мол, – там у них сходки.
- Тихо вам, услышат еще, - успокоил их Кеноби. - Ползем за ним.
И падаваны последовали за своим толкиенутым Учителем. Магистр подполз к благословенному месту, где какой-то падаван (да прибудет с ним Великая Сила, всегда) выломал две доски. Над проломом корявыми буквами было нацарапано: «БЕНЯ И МУЛЯ ЗДЕСЬ БЫЛИ», а также намалевана сильно смахивающая на бессребреника Квай-Гона рожица, к которой чья-то заботливая рука пририсовала раскидистые рога.
- Ты зачем картину испохабил, а? – тихо спросил Кеноби у Мола.
- Портретного сходства добивался, - таким же свистящим шепотом сказал Мол.
- С кем? – непонимающе переспросил Люк.
- С тобой, идиот! – ответил Мол и заржал громким шепотом.Люк обиделся и отполз за Соло.
Йода тем временем ловко протиснулся между досками, благо тренировок хватало, и сел отдышаться. Теперь он был за Школой Джедаев и мог позволить себе расслабиться. Но его отдых был прерван глухими равномерными ударами в забор и негодующим бибиканьем. Р2-Д2 безуспешно пытался протиснуться вслед за магистром.
- Может, его пнуть? – предложил Мол. Но тут упорство маленького робота увенчалось успехом, а забор лишился еще двух досок.
- Теперь отдохнуть мы можем. Ожидает путь неблизкий нас.
Р2-Д2 согласно пробибикал в ответ на Высоком Эльфийском и принялся доставать из своих недр столовские котлеты, долженствующие изображать лембасы. Магистр Йода жевал столовский лембас и чувствовал себя счастливым.
- Чинить забор этот не будем мы, - провозгласил магистр Йода в ответ на попытки робота приладить обратно выломанные доски, - препятствием стал на пути к мечте он.
Не раз эта почти непреодолимая преграда заставляла Йоду отчаиваться и сомневаться в правильности выбранного пути, как пути жизненного, так и маршрута, которым он выбирался из Школы. Но дырка в заборе явилась неоспоримым свидетельством существования Великой Силы и доказательством предопределенности в йодиной судьбе.
Магистр стряхнул крошки с плаща, поправил застежку в виде фигового листочка и продолжил свой путь. За ним катился Р2-Д2 и ворчливо бибикал, натыкаясь на сучки. Чуть поодаль следовали заинтригованные падаваны, стараясь не попасться в поле зрения зоркого робота. Наконец вся компания доползла-таки до полянки, на которой обычно собирались местные толкиенисты с обеих сторон Силы. В данный момент на ней находилось лишь одно существо. Существо,облаченное в белый плащ и такую же белую накладную бороду, сидело на камешке, нежась в лучах летнего солнышка, и меланхолично обрывало лепестки ромашки. Рядышком к камню были прислонены деревянный меч и посох.
- Ё!!! – Дарт Мол от удивления почти весь высунулся из кустов, но тут же был увлечен обратно.
- Ты чего орешь, - возмущенно зашипел на него Хан Соло, - по рогам захотел?!
- Это ж граф Дуку! – Мол был так потрясен увиденным, что за рога решил разобраться с Соло чуть позже.
- Че, правда что ль? - Кеноби тоже высунул любопытный нос из зарослей голубики, в которой они прятались, - точно! От, блин, дает!
Йода неторопливо проковылял к графу.
- Вот мы и встретились, Саруман!
Дуку встал с нагретого места, подхватив лежащий рядом меч.
- Вот мы и встретились, эльф! – ответил он звучным красивым голосом.
Уши зеленого магистра благодарно зашевелились. Йода всегда знал, что ему на роду было написано быть эльфом. Он часто стоял перед зеркалом, выискивая в себе эльфийские черты, и так же часто находил их. «Определенно, эльфийское что-то есть во мне», - думал Йода, грешным делом подозревая в этом свою бабушку. «Может, я какой-нибудь заколдованный эльфийский принц?» Теперь, когда его признали за эльфа, Йода чувствовал себя польщенным.
- Приготовься к бою ты, мой бывший падаван!
- Отныне вы не станете вмешиваться в наши дела, эльфы!
Эльфийский магистр, оглушительно взвизгнув, неожиданно подпрыгнул и попытался коварным приемом из-под-выподверта треснуть Сарумана мечом по голове. Но граф ловко отбил этот удар и сам перешел в наступление. Увлеченные редкостным зрелищем падаваны высунулись из кустов.
- Моя болеть за магистру, моя болеть за Йоду! – верещал Джа-Джа, пританцовывая и размахивая ушами.
- Ду-ку! Ду-ку! – принялся скандировать Мол, за что был пребольно бит любимым приемчиком Оби-Вана – гриндерс в коленку. Отбиваясь, он продолжал выкрикивать, - Са-ру-ман! Са-ру-ман!
- Йо-да! Йо-да! – пытались переорать молово рычание Соло с Люком, а Чубакка просто размахивал над головой меховыми лапами, приняв нейтралитет. Разгоряченные боем противники не замечали болельщиков. Их мечи сталкивались с треском, искрили и ярко светились, у Йоды – зеленым, у Сарумана – красным. Оба тяжело дышали, но ни один не собирался сдаваться. Они кружили по поляне, в пылу битвы периодически наталкиваясь на Р2-Д2. Маленький робот лишь возмущенно бибикал в ответ.
Р2-Д2 не был счастлив. Можно было даже сказать, что он был несчастен. Маленький, железный и бочкообразный, - он не находил в себе ничего эльфийского. Р2-Д2 не любил сходки толкиенистов, так как сочувствующим не был, в Эру Илуватара не верил, а при попытки прочтения «Сильмариллиона» у него чуть не сгорели все платы. Ко всему прочему, на этих сходках Р2-Д2 приходилось постоянно что-то изображать, то он был драконом и эти гады топили его в озере, а то монотонно часами вышагивал по периметру, изображая энта.
Вот и сегодня ему приходилось играть гору Ородруин, на которой и происходила решающая схватка. Р2-Д2 старательно гудел и мигал разноцветными лампами, стараясь добиться должного эффекта. Битва Добра и Зла стала затягиваться. Болельщики уже лежали на траве, потеряв интерес к схватке, и лениво набивали рот ягодами голубики. Один лишь неутомимый Джа-Джа прыгал и кричал: «Джедай-чемпион!». Противники же, наоборот, казались довольными и увлеченно махали мечами.
Наконец, стал виден перевес более крупного Дуку. Тот прижал Йоду к камню, и теперь напирал, пытаясь выбить у маленького магистра меч. Он придвигался все плотнее, пока наконец лицо его не застыло в паре сантиметров от йодиного. Йода громко сопел, выдерживая натиск саруманова меча своим, но особо не отбивался.
- Стал ты силен и могуч, Саруман, - хриплым голосом произнес он. Дуку весь покраснел от похвалы бывшего учителя и ответил многозначительным голосом:
- Я мощнее, чем любой из Джедаев! Даже, чем ты… - Тембр его голоса неуловимо изменился, но чуткие уши Кеноби мгновенно уловили разницу.
Он снова высунул голову из ветвей посмотреть, в чем дело. Йода спиной опирался о камень, а Дуку навалился на него всем весом. Их тела разделяли только два скрещенных меча, которые теперь почему-то переливались и мигали как елочные гирлянды. В этих отсветах глаза Дуку и Йоды мерцали не менее загадочно. Внезапно Йода резко рванулся в сторону, ловко подставил графу подножку и победоносно вскочил на поверженного противника, приставив к его горлу деревянное лезвие.
- Многому тебе еще нужно научиться! - зеленая физиономия Йоды растянулась в такой глумливо-многообещающей ухмылке, что Оби-Ван только присвистнул и постарался запомнить, чтобы потом долго тренировать ее у себя в комнате перед зеркалом. Граф Дуку улыбнулся в ответ и закинул руки под голову, устраиваясь поудобнее.
- Не тот, кто обладает знанием Силы, сумеет выиграть этот бой…
Отвалившаяся челюсть Кеноби громко лязгнула, захлопываясь, когда руки Мола рывком втащили его в кусты.
- Ну, чего уставился, толкиенистов не видел? Поползли отсюда!
Кеноби попытался было вырваться, чтоб досмотреть до конца так поразившее его зрелище, но Дарт Чубакка без лишних комментариев взвалил его себе на спину и поволок прочь. Дарт Мол конвоировал их, ревниво упираясь рогами. Следом полз совершенно красный Люк, яростно шепча что-то на ухо хихикающему Соло. Последним удалялся с полянки Джа-Джа, наступая локтями на уши и разочарованно приговаривая:
- А моя думать, моя эльфов смотреть… Эх…
Тем временем Йода отбросил ставший ненужным меч.
- Неплохо сражался ты, мой бывший падаван.
- Мы еще только начали…
А на краю ярко освещенной летним солнцем полянки стоял Р2-Д2 и привычно изображал романтичный полумрак Лотлориэна.
 

К нам едет ревизор...
Глава первая: Не ждали...

Авторы: Sin и PMS

Хан Соло уже в третий раз обегал территорию Школы по периметру. Было раннее утро, но солнце уже начинало припекать. Соло весь взмок, падаванская хламида прилипла к мокрому телу, меч съехал куда-то за спину и стучал по заднице при каждом шаге, косичка лезла в рот, а сапоги немилосердно жали. Соло хотелось выматериться, но он лишь стиснул зубы и вышел на новый круг, почему-то заглядывая под каждый куст. В четвертый раз увидев жизнерадостную вывеску: «Добро пожаловать в Школу Джедаев!», Хан нехорошо перекосился и сдавленно прошипел:
- Кеноби, сссука!!!! Ты где?!
Он завернул за будку, где по всем правилам денно и нощно должен был стоять караульный, которого сейчас почему-то не было, и, набрав полные легкие воздуха, заорал, уже не боясь перебудить всю Школу:
- Кеноообииии!!! Кенооо…
Выводя очередную руладу, он внезапно обнаружил, что летит носом вниз от чьего-то сильного рывка. Матюкаясь и выплевывая траву, он попытался лягнуть обидчика и одновременно вскочить на ноги, но тут над ним нависла взлохмаченная голова, моргающая опухшими покрасневшими глазами Оби-Вана Кеноби.
- Ты чё орешь, Соло? Сдурел?!
- Ты что здесь делаешь?! Я тебя повсюду ищу!
- А, так вон что! А я-то думаю, чего ты круги вокруг Школы нарезаешь, решил спросить.
- Спросить, бля! Его вся Школа ищет, а он на травке валяется!
- Я не валяюсь, а несу караул! – гордо провозгласил Кеноби.
- Караул, бля! А ты помнишь важнейшие правила часового: во время несения караула часовому нельзя сидеть, курить и разговаривать с посторонними!
- А я и не сижу, - возразил Кеноби, для убедительности закидывая руки за голову и вытягивая ноги, обутые в огромные черные сапожищи. - Я и не курю, - добавил он, протягивая Соло бутылку с остатками какого-то жуткого темно-синего пойла, чтобы тот сам убедился. - А с посторонними… - Оби-Ван перекатился набок и навис над Соло, дыхнув перегаром - а с посторонними я не разговариваю… - Кеноби плотоядно ухмыльнулся, хотя эффект несколько портила разбитая нижняя губа, - разговаривать необязательно… ммм…
- Кеноби, вообще-то, Люк… - нерешительно попытался возразить Соло, заворожено наблюдая, как Кеноби стаскивает с него пояс. Было приятно ощущать на себе его руки, блядь, как он, оказывается, успел соскучится по ним!
- А что – Люк? – поинтересовался Кеноби, проведя руками по его бедрам, на мгновение задержавшись на значительно увеличившейся выпуклости под джедайскими форменными штанами. Соло непроизвольно выгнулся.
- Люк мне башку свернет, - выдохнул он. – Кеноби, а не боишься вот так вот ко всем приставать, а то Мол…
- Ну, не ко всем, - лучезарно улыбнулся Кеноби разбитыми губами, - а только к тем, кто меня утром будит… Кто меня будет по утрам – тот поступает мудро, - промурлыкал он, - тарам-ра-рам, тарам-ра-рам… - продолжая напевать, положил руку на ширинку хановых штанов, - на то оно и утро! – заключил он, расстегнув молнию. - А тебе идет эта косичка, у Джа-Джы взял? - поинтересовался он, заметив, наконец, непривычный для Соло падаванский наряд. - Кстати, а какого хрена ты завернулся в эти простыни?- продолжал удивляться Оби-Ван, пытаясь выудить Соло из джедайской формы. - Что, Ади Галлии так больше нравится, да?
- Да, Кеноби, да… остынь ты! – вскинулся Соло при упоминании о своем Учителе, - подожди, дай сказать! Кеноби, нам всем пиздец пришел!
- Как, уже? – не удивился Оби-Ван, все еще пытаясь распутать завязки туники.
- Не уже, но почти, - мрачно заявил Хан, отбирая у Кеноби свой пояс и застегивая ширинку, - теперь все так будем ходить, строем…
- А че случилось-то? – рассеянно поинтересовался Оби-Ван, отвлекшись от упрямого Соло и удивленно разглядывая свои ноги.
- К нам едет ревизор… - торжественно объявил Соло и сделал трагическую паузу. Ожидаемой реакции не последовало и Соло повторил еще раз, - к нам ревизор едет, Кеноби, ты чего, не понял? Ревизор!
- Ну, понял-понял! Откуда все-таки эти сапоги?
- Ре-ви-зор!
- Ну, ревизор, ну а я-то здесь причем?
- А мы его будем встречать! Меня Магистр Йода за тобой послал, утром без стука вошел, зелень старая… Да хватит пялиться на свои сапоги!
- А это и не мои сапоги… - Кеноби недоуменно почесал макушку. - А! Вспомнил! - внезапно просиял он. - Это Вэйдеровские сапоги!
- Вэйдера? Что, Лорда Вэйдера?! Только не говори, что ты…
- Да не, ну ты чё, я б тогда кастрюлю взял на память, - отрицательно мотнул головой Кеноби, - это он в меня ими кидался!
- ???!!!
- Я сегодня ночью за Молом заходил, под окном, как договаривались, три раза мяукнул, тут Вэйдер вылезает в окно, орет: «Сидиус, сука, отстань, добром прошу!» и хрясь в меня сапогом. Видишь, - попал.
Кеноби продемонстрировал разбитую губу.
- Тут Мол мяукнул, типа – иду, и граф Дуку высунулся и тоже - сапогом!
- Так сапоги-то – пара! – заметил Соло.
- Ага! Пара! – обрадовался Кеноби. – Пара, - повторил он и гнусно хихикнул, - надо Молу сказать, что пара…
- Так что, и Мол здесь? – встревожено спросил Хан.
- Хрен знает, может и здесь, - пробормотал вдруг позеленевший Кеноби, - во всяком случае, был, когда я последний раз… ой, подожди…
Соло вздохнул, поправил натирающий воротник и пошел искать Мола. Далеко ходить не пришлось. Из будки часового на четвереньках выполз Черный Владыка Ситхов Дарт Мол, мотая головой наподобие коровы, отгоняющей мух, и глухо замычал, с ненавистью озирая белый свет.
- Водичка есть? – сиплым голосом спросил он, с трудом сфокусировав мутный взгляд на Соло.
- Нету…
- Бляяя…- прохрипел Ситх и упал на траву.
- Ты бы, Мол, дул отсюда, а то к нам тут инспекция нагрянет скоро, - обратился Хан к бесчувственному телу, но тело ему не ответило. Соло прислушался к шуму, донесшемуся со стороны Школы.
- Ну, ладно, я побежал. Кеноби, ты к Йоде подойди обязательно, а то мне наваляют, ладно?
Из-за будки раздался слабый стон.
- И зайди к Люку, он тебе аспирину даст.
- Пшел на хуй…
Соло громко заржал и побежал на построение.

***

Магистр Йода летал по «саду камней» на «утке», с неудовольствием поглядывая на Оби-Вана, норовившего прикорнуть, свернувшись калачиком, на одной из тумб для медитации. Мейс Винду сидел на соседней, погрузившись в глубокий транс и отрешившись от всяких мыслей. Впрочем, Оби-Ван не был уверен насчет транса, потому что у Магистра Винду часто бывало подобное выражение лица. Напротив Оби-Вана сидел Квай-Гон, являя собой само воплощение мировой скорби, и с немым укором взирал на своего лохматого и оборванного ученика.
В помещении царило тягостное молчание. Йода летал со все нарастающей скоростью. Оби-Ван поспешил отвести взгляд. Падавана и так сильно мутило, а при виде снующего туда-сюда зеленого Магистра, он почувствовал, как Сила окончательно подступила к горлу. Йода окинул взглядом падавана – грязные джинсы, отросшие осветленные волосы, разбитая губа…
- Почему выглядишь ты, падаван, словно Ситхов вся Академия ебала тебя?! - ворчливо произнес маленький Магистр Оби-Ван чуть не свалился с тумбы и ошарашено уставился на Мастера.
- Магистр Йода! Как вы узнали?!
Йода пожевал зелеными губами и решил не уточнять.
- Инспектор приезжает скоро к нам. Выглядеть должен прилично ты, Оби-Ван, женщина появится меж нами.
Ади Галлия возмущенно фыркнула и попыталась придать подобие объема в тунике на груди.
- Сопровождать ее ты будешь.
- Не-не!!! Я не буду никого сопровождать! Магистр Йода, я не могу, я этикету не обучен, - Оби-Ван осторожно слез с тумбы, - нет, кто угодно, только не я! Я стесняюсь… Можно я пойду, а то…это... чувствую я колебания в Силе…нехорошие какие-то… - падаван снова позеленел, из-за чего лицом стал напоминать Йоде молодость.
Магистр развернулся к Квай-Гону, скорбь которого заметно усилилась.
- Уверял ты, что будет польщен падаван твой. Убедить его должен ты. Честь Школы держать ты будешь в руках своих, Оби-Ван. Йода неодобрительно покряхтел, взглянув на надежду Школы, которая уже начала тихонько икать, и добавил:
- Вымой только их…
Кеноби вышел из «сада камней» в сопровождении Квай-Гона.
- Учитель, зачем вы обещали, что я буду сопровождать ревизора?
- Оби-Ван, ты просто обязан это сделать, ведь я дал понять Магистру Йоде, что имею вес среди падаванов, - Квай-Гон взволнованно взглянул на своего Ученика.
- Учитель, навалитесь своим весом на кого-нибудь другого, - упрямился падаван. - Пусть Джа-Джа сопровождает, у него язык хорошо подвешен.
- Нет, другие не годятся. Лучшее, что Школа может предложить женщине – это лучшее, что можешь предложить ты – тебя!
- Но, Учитель, я дико занят, я готовлюсь к экзаменам, вы же знаете…
- Соглашайся, Оби-Ван, это будет весело…- просительно протянул Квай-Гон.
- Весело?!- Оби-Ван с возмущением взглянул на Учителя, словно не веря своим ушам. - Сопровождать старую деву и мужененавистницу с Корусканта?!
- Но ты же не знаешь, какая она!
- А кто еще может приезжать с ревизией в Школу?! – с непоколебимой уверенностью возразил Кеноби.- Чтобы понять это, не нужно быть Магистром Ордена и членом Совета.
- И все же, мой падаван, ты встретишь ревизора и покажешь ей нашу Школу! – сурово заключил Квай-Гон. - И постарайся не опозорить нас, Оби-Ван. А теперь иди и приготовься к встрече, через три часа ты должен быть на посадочной платформе.
- Что?! Так скоро?! – в ужасе воскликнул падаван.
- Это внезапная инспекция, Оби-Ван, но мы должны быть во всеоружии. Иди… И… Оби-Ван, ты наша последняя надежда…

***

Оби-Ван с ноги открыл дверь в комнату, которую он делил с падаваном Бинксом, и удивленно остановился на пороге. Джа-Джа носился из угла в угол с цветочным горшком в руках.
- Оби, оби, - заверещал гунган при виде соседа, - Оби, все пропало, моя не знает, что делать, Оби!
Оби-Ван плотно закрыл дверь.
- Джа-Джа, придурок, ты б его еще на Совет Джедаев принес, поставь на место.
- Нельзя на место, Оби, инспектра придет, увидит, бааальшая бум-бум будет!
- Да, ты прав… - Оби-Ван задумался, - бум-бум будет, это точно… о! отнеси Люку, в уголок живой природы, пусть где-нибудь среди кактусов спрячет.
- Твоя умный! – восхитился Джа-Джа и, подхватив горшок, выбежал из комнаты. Решив одну организационную проблему, Оби-Ван вздохнул. Нехорошие предчувствия переполняли его и просили выхода, а падаван привык полагаться на свои чувства, поэтому послушно поплелся в ванную, но дойти так и не успел. Внезапно в окне показалась крайне знакомая рогатая голова, а потом появился и сам ее обладатель, с трудом перевалившись через подоконник.
- Ты чего, Мол? - только и смог вымолвить падаван. Мол с трудом отдышался.
- Я в Академию попасть не смог.
- Ты что, через забор не можешь перелезть? - удивился Оби-Ван, - через него даже Магистр Йода перелазит.
- Кеноби, там проволоку провели и ток пустили, переменный – нет-нет, да и ебнет! У вас тут все совсем охуели, что ли?
- Это они к ревизии готовятся, чтоб Ситхи через забор к нам не лазили, - сообразил Оби-Ван.
- Да, только теперь Ситхи, - Мол выразительно стукнул себя в грудь, - не могут от вас вылезти. - Что делать будем, Кеноби?
Оби-Ван сел на пол, схватившись за голову. Это был явно не день Оби-Вана Кеноби. В конце концов, у него созрело решение.
- Значит, так, Мол, будешь жить здесь, пока инспекция не уедет.
- Ты че, Кеноби, меня ж Вэйдер убьет, если я сегодня не появлюсь.
- Тогда ты можешь пройти через центральные ворота, - предложил Оби-Ван. Мол почесал голову между рожками.
- Неее, через центральные не пойду.
- Тогда оставайся здесь. А, что, Мол, не так уж плохо, а? Кстати, у меня еще осталось два часа и сорок минут…
Но Мола беспокоили более насущные проблемы.
- А что я жрать здесь буду?
- Ну, придумаем чего-нибудь, Люк тебе свою порцию отдаст, он у нас гуманист.
Мол еще посомневался, но пришел к выводу, что другого выхода действительно нет, а два часа и сорок минут – это, действительно, неплохо.

***

Оби-Ван бодро бежал по направлению к посадочной платформе. Пробегая мимо «Дома культурного отдыха Джедая», он наткнулся на Люка, который явно был чем-то рассержен.
- Оби-Ван, как ты мог? – сразу же накинулся на него Скайуокер, - Зачем ты прислал Джа-Джу с травой? Куда мне ее девать?
- Да ладно, Люк, ну спрячь ее как-нибудь, у тебя там столько елок – никто и не заметит! - попробовал успокоить его Оби-Ван. Тут ему в голову пришла тревожная мысль. – Только вот что, Люк, ты поливать ее не забудь, ладно?
Люк сурово покачал головой, собираясь возразить, но Кеноби торопливо хлопнул его по плечу.
- Ну ладно, давай потом поговорим, мне инспекторшу встречать надо.
Люк внезапно засуетился и преданно заглянул Кеноби в глаза.
- Оби-Ван, но ты ведь приведешь инспектора в мой музей, да?
- Ну, приведу-приведу, - милостиво согласился Кеноби, зная страсть юного Скайуокера к музею Истории ШД, которым тот занимался все свободное время. – Только ты траву поливай вовремя.
Заручившись обещанием Люка выпалывать ее и удобрять, Оби-Ван помчался дальше, а Люк побежал на плац, где Мейс Винду давал последние инструкции падаванам.

***

Мейс Винду вышагивал по плацу перед строем почтительно замерших падаванов.
- И чтоб никто под забором не курил, ясно? И никаких мне бутылок из окон! И никаких посторонних в комнатах после десяти! И чтоб все в форме, ясно? Это и к тебе, Бинкс, относится! И чтоб никаких «Эй, магистр…» я не слышал. И к ревизору только по имени-отчеству… Что, падаван Скайуокер?
Люк, смущенно помявшись, спросил:
- Магистр Винду, а может быть, все-таки, по фамилии… например, Магистр Ра, а?
- Строй! А ну снова хором! Имя ревизора.
Падаваны страдальчески сморщились и попытались дружно гаркнуть:
- АНХЕ-СЕН-ПА-АТОН А-МЕН-ХО-ТЕ-ПО-ВНА РА!
Хор вышел нестройным и Винду остался недовольным.
- Всем повторять, пока от зубов отлетать не будет! Два часа на тренировку.
- А ме…
- А медитировать, падаван Скайуокер, будете в свободное от учебы время.

***

Кеноби уже почти добежал до места посадки ревизорского корабля, но тут его внимание привлекло удивительное зрелище: Хан Соло зачем-то копал яму в клумбе перед их корпусом. Заинтересованный Кеноби подошел поближе.
- Закопаться решил?
Соло отложил лопату и вытер пот со лба.
- Винду совсем охерел, надо, говорит, какие-нибудь лозунги написать, призывы… Я тут подумал и написал то, что он нам в прошлый раз на построении втирал.
- А зачем?
- Винду говорит, это чтоб инспектор увидел сознательность наших учеников.
- Увидела.
- Чего?
- УвиделА. Это баба.
- Баааба… - задумчиво протянул Соло, - обоссать все колени…
- Это не баба, это монстр какой-то! – поделился Оби-Ван, - она уже в Академии Ситхов с инспекцией побывала, так Вэйдер до сих пор кричит по ночам!
- Мол сказал?
- Ага. Только все чего-то по-немецки, Мол не понимает…
-Красивая хоть?
- Не знаю, меня это не ебет!
- А по-моему, будет, - заржал Соло, - вот как раз тебя-то и будет!
- А ты копай давай!
Соло снова взялся за лопату, а Оби-Ван подошел к брошенному на землю фанерному листу, чтобы прочитать, что там написано. Коротко хохотнув и глянув на старательно копавшего Соло, Кеноби покачал головой и, ничего не сказав, побежал к посадочной платформе. Корабль уже показался в небе маленькой серебристой точкой. По дороге Оби-Ван периодически фыркал от смеха, представляя, что именно прочитает инспекторша, если решит посетить жилище падаванов. Надпись на щите, предназначенном продемонстрировать уровень сознательности будущих защитников порядка в Галактике, гласила:
ПАДАВАН! НЕ ВЫБРАСЫВАЙ МУСОР ИЗ ОКОН! МЛАДШИЕ УЧЕНИКИ ЕГО ПОДБИРАЮТ И НАДУВАЮТ!
Конец первой главы.
 
 

К нам едет ревизор…
Глава вторая: «Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещен…»

Авторы: Sin и PMS

Яркое полуденное солнце заливало светом открытую посадочную платформу, на которой Джедаи ожидали прилета ревизорского корабля. Падавану Оби-Вану Кеноби было нестерпимо жарко и муторно. Потея в парадной форме, он мрачно наблюдал за тем, как огромный серебристый корабль быстро снижался, переливаясь в лучах солнца, словно гигантская елочная игрушка. Оби-Ван вспомнил слова Соло и подумал: «И правда, большой пиздец, однако… И даже полный…» Группа Магистров во главе с Йодой выдвинулась навстречу. «А чтоб вас всех задавило!» - отчаянно подумал Оби-Ван. Квай-Гон обернулся и подозвал его кивком головы. Падаван вздохнул и нехотя присоединился к встречающим.
- Почему ты так грустен, мой падаван? – тихо спросил Квай-Гон.
- Учитель, за что вы меня, на растерзание, а? Разве вам со мной так плохо, что вы готовы своего падавана отдать вот так, ни за что… как коробку конфет…
- Тихо тебе, Оби-Ван, - прошептал Квай-Гон, беспокойно оглядываясь, - никто тебя…
- Учитель, - не унимался Кеноби, - я обещаю, я постригусь, я буду ходить в этих кальсонах весь остаток жизни, если вам нравится, я без них буду ходить, я даже ноги побрею и пупок проколю…
- Оби-Ван… - Квай-Гон покраснел до корней волос.
- Учитель, я передумал, я был не прав, я буду чаще приходить к вам для вечерних медитаций, - поскуливал Оби-Ван, - вы правы, нам нужно больше времени проводить вместе… Давайте махнём на рыбалку, а? А?…
- Оби-Ван, да замолчи же… - в отчаянии прошипел Квай-Гон, стараясь понять, не слышали ли их остальные Магистры. Но все смотрели только на приземлившийся корабль, и Квай-Гон уже вздохнул было свободно, как увидел, что волосатые уши Йоды развернуты в их сторону почти на 180 градусов.
- Оби-Ван, потерпи, это же ненадолго.
- Даа, - всхлипнул Оби-Ван, - она, наверное, страшная как вуки и старая, как Сидиус!
- Говорят, она очень молода, - возразил Квай-Гон.
- Ну надо же! А уже успела выебать полгалактики, а теперь вот и меня… Учитель…Может, не надо?
- Надо, Оби-Ван, надо! Может, все еще не так страшно? – попытался утешить Квай-Гон своего отчаявшегося Ученика, - может, она молодая и красивая? Или ты ей не понравишься, и вы расстанетесь друзьями? – безнадежным тоном предположил он.
«А меня это не ебёт, не ебёт!» - как мантру повторял Оби-Ван, прикрыв глаза, чтобы земля не слишком качалась. Наконец двигатели умолкли, и выдвинулся трап. Все встречающие затаили дыхание. Наверху трапа появилась женская фигура и остановилась, замерев на мгновение. Слыша сдавленное дыхание своего Учителя, падаван рискнул приоткрыть один глаз. «А, может, и ебет…» - подумал Оби-Ван, торопливо раскрывая второй. Эффектная блондинка, убедившись в произведенном впечатлении, слегка кивнула и стала неторопливо спускаться по трапу. Йода подлетел к инспектору на своей «утке» и галантно поцеловал подставленную руку.
- Прибыли вы благополучно, и это душу мою согревает, - произнес Магистр, взволновано прядя ушами. «Надо же, 800 лет, а все туда же!» - подумал Кеноби, торопливо следуя за своим Учителем, наступая тому на пятки. «Неудивительно! Бляяя, держите меня четверо…» Блондинка улыбнулась, встряхнув волосами. «Нет, пятеро…» - решил Оби-Ван.
-Путешестфие пыло прьятным, Макистр Йуда, - голос у инспектора оказался грудной и мелодичный, а акцент придавал таинственности. «Не придет он на вечернюю медитацию…» - понял Квай-Гон. «Я бы тоже не пришел…»
- С прибытием, уважаемая госпожа Ра, мы рады принять Вас в стенах нашей Школы, - Квай-Гон поклонился, - надеемся, что пребывание в ней не разочарует Вас.
- Я тоже натеяться на это, уфашаемый Макистр… - инспектор сделала вежливую паузу.
- Квай-Гон, - спохватился он, - Квай-Гон Джинн к вашим услугам.
- Магистр Квай-Гон – специалист немалый в вопросах воспитания поколения молодого Джедаев будущих, - вмешался Йода. Инспектор Ра очаровательно улыбнулась.
- Ошень натеюсь, херр Ква-кон, ви помокать мне пополнить мой знанья о молотом поколеньи.
- Магистр Винду, - продолжал представлять Джедаев Йода, - Мастер подготовки физической падаванов наших.
- Уферена, што её урофень есть быть достоин Мастера, - произнесла инспектор, одобрительно оглядев Магистра. Винду сглотнул и долго молча тряс протянутую руку.
- А это – специалист наш по искусству и разных народов культуре! – представил Йода подошедшую с недовольной миной Ади Галлию.
- Я фсекта говорить, что такой мушестфенный профффессьей, как Рыцарь Джетай, может офладеть и женщина, - искренне поделилась госпожа Ра, протянув Ади Галлии изящную руку с отличным маникюром. Та пожала ее без особого энтузиазма. Инспектор с любопытством взглянула на Оби-Вана, который все это время смотрел на нее затуманившимся взором.
- А это наш примерный ученик – падаван Оби-Ван Кеноби, который будет любезно сопровождать уважаемого инспектора везде, где она только пожелает, - вмешался Квай-Гон, испугавшись, что Оби-Ван может сказать что-нибудь сам.
- Кте? – полюбопытствовала инспектор.
- Везде… - с легкой хрипотцой повторил Кеноби, склоняясь к протянутой руке - … где только пожелаете, - добавил он, скользнув взглядом снизу вверх по ладной фигурке, затянутой в черный кожаный плащ, и, плеснув напоследок яркой синевой глаз, снова припал к руке. Инспектор благосклонно взирала на белобрысую макушку падавана, не спеша отнимать руку. Йода, проследив за блуждающим взглядом падавана, покачал головой: «Ну, инспектор, несомненно, вы в опасности большой… находитесь…хе-хе…» - подумалось ему.
- Инспектор, позвольте сопроводить Вас в Ваши апартаменты, - прервал паузу Квай-Гон, оттаскивая своего Ученика. - Вы, несомненно, устали с дороги.
- Пошалуй, я пы отдохнула, - согласилась она, - Я фишу, што мне претстоит ошень трутоёмкая инспексия.
- Падаван Кеноби присоединится к Вам, как только Вам угодно будет начать инспекцию, – пообещал Квай-Гон, подхватив ее под руку и увлекая за собой, - а сейчас у него есть дела, – добавил он в сторону Кеноби, который вознамерился пойти следом.

***

- Магистр Йода, о, Магистр Йода!... Оби-Ван тряс Магистра за зеленую лапку, с благодарностью заглядывая тому в глаза.
- Мой юный падаван, чем вызван твой восторг? – недовольно вопросил его Квай-Гон со своей тумбы.
- О, Учитель, я все сделаю, я больше не против!
- Рад он заданию своему.. хе-хе… - пояснил Йода, пытаясь вырвать лапку из цепких рук падавана. Оби-Ван с любовью смотрел на изворачивающегося Магистра, чувствуя, что он начинает обожать этого старого зеленого сморчка.
- Да, я выполню это задание! – подтвердил он и молящим взглядом обвел Совет, - Я могу приступать к нему?
- Правильно ли ты понял нас, Оби-Ван? – тихо вздохнув, спросил Квай-Гон.
- Да, конечно, Учитель! – с жаром откликнулся Кеноби. – Я все сделаю быстро и… качественно!
- Хе-хе… качественно – это хорошо есть, падаван, но прыть умерь свою, тому ли учили тебя? Быстро… Хм… быстро и я могу!
При этих словах Йода приосанился и дал Совету некоторое время, чтобы переварить сказанное.
- Молод и тороплив ты, Оби-Ван… Неправильно понял задание свое…
Кеноби разочарованно смотрел на Йоду.
- А как, Магистр?
- В том-то и дело все – как!
Йода назидательно поднял палец.
- Опыта мало у тебя есть…
При этих словах Оби-Ван хмыкнул, а Квай-Гон издал очередной тяжкий вздох.
- Да-да! Мало! Спешка не надобна в таких делах, истомить должен ты ее, чтоб вожделела она и огонь зажегся в ее…
Квай-Гон кашлянул и со значением посмотрел сначала на увлекшегося Магистра, потом на внимательно слушающего падавана.
- Ты должен сделать так, чтобы инспектор не смогла думать о проверке, Оби-Ван…
- Учить не стоит его, Квай-Гон, знает свое дело падаван твой…
- Но, Оби-Ван, запомни, не распускайся.
Кеноби заметно приуныл и грустно вздохнул в ответ.
- Допустить не можно, чтобы думали, будто инспекцию подкупаем мы! – строго сказал Йода.
- Держи себя в рамках приличия, Оби-Ван! – добавил Квай-Гон, беспокойно пытаясь заглянуть в потупленные глаза своего ученика, – Помни свой долг перед Орденом! – на всякий случай напомнил он. Оби-Ван снова кивнул головой и смиренно спросил:
- Совет прикажет что-нибудь еще?
- Не должно пускать тебе ее в места не столь приличные…
По определению Йоды в «места, не столь приличные» входили: столовая, душевая, корпуса старших падаванов, забор, который не успели покрасить… Оби-Ван слушал и тихо вздыхал, понимая, что это и для него будет трутоёмкая инспексия.

***

- Хотеть посетить я фсю Школу, - заявила Анхесенпаатон Аменхотеповна Оби-Вану, - начнем, пашалуй, с опщешития, та?
Кеноби в ужасе смотрел на инспектора.
- Или ше со столовой? – колебалась та, не замечая выражения лица падавана.
- Анхесенпаатон Аменхотеповна, вы знаете, у нас есть такой музей! О! Что за музей! И сад ботанический у нас есть! – стал убеждать ее Оби-Ван, впервые порадовавшись тому, что когда-то Люк Скайуокер появился на свет.
- Сат? Токта мошно в сат!
Оби-Ван с облегчением было, перевел дух, как инспектор добавила:
- А потом в опщешитие!

***

Кеноби ворвался в комнату. Лежащий на кровати Мол поспешно отложил порножурнал и проглотил последний кусок бутерброда.
- Я же тебе сказал, чтобы ты спрятался, Мол, - покачал головой Оби-Ван.
- Не могу больше под кроватью сидеть, Кеноби, - пожаловался Мол. – Пыльно там. Чихаю я.
- Неважно, сейчас сюда инспектор придет, уходить надо.
- Куда я пойду? – испугался Мол, - может, я снова под кровать, а?
- Не, под кровать нельзя, - решительно возразил Кеноби, - увидит. Надо тебя куда-нибудь так спрятать, чтобы ты ей на глаза не попался…
Кеноби задумчиво покусывал губу, а Мол приглядывался к нему со все возрастающим подозрением.
- Меня терзают смутные сомнения, Кеноби, - начал Мол, угрожающе надвигаясь на Оби-Вана, - что тебе совсем неплохо с инспекторшей. Я прав?
В глазах Кеноби на секунду мелькнула паника, но быстро сменилась прежней безмятежностью.
- Да что ты, Мол, ты б ее видел, страшна как смертный грех! – попытался он успокоить Ситха. Но Мол не спешил верить.
- А Джа-Джа сказал, что ты ей ручки целовал… Не вырвало, Кеноби?!
«Ну, лягушка-квакушка, язык выдерну!»
- Какие ручки, Мол! – отбрехивался Оби-Ван, отступая на шаг. «Какие ручки, там такие ножки…» - подумалось ему. Мол, словно прочитав эту мысль, зарычал и припер Кеноби к стенке.
- Кеноби, если я что-нибудь замечу, я там всем ручки-ножки повыдергиваю! Я такую тебе инспекцию устрою… - снова зарычал он, но осекся, наткнувшись на блудливый взгляд синих глаз падавана.
- Какую, Мол? – спросил тот, облизнув губы. - Ты хочешь устроить мне инспекцию? С чего начнешь?
В глубине души Мол смутно чувствовал, что его собираются наебать, но, как всегда, не смог устоять против хитрого падавана. Он с рычанием сгреб Кеноби и впился в смеющийся рот. Почувствовав привкус крови, он не остановился, а, напротив, принялся все сильнее целовать падавана.
- Кеноби, - хрипло проговорил он, с трудом оторвавшись, - молись, чтоб это было действительно так, и она была страшная!
- Да страшная, страшная… - вздохнув с облегчением, успокоил его Кеноби, ощупывая языком кровоточащую губу. Мол оглядел падавана, который, даже одетый в эту дурацкую форму, с высунутым языком, выглядел крайне привлекательно, и тяжко вздохнул.
- Только тебя это не остановит…
Оби-Ван вопросительно взглянул на него.
- Она ж движется… - туманно пояснил Мол и снова издал протяжный вздох, отчего сразу стал напоминать Квай-Гона.
- Чего? – не сразу понял Кеноби.
- Ну, шевелится, Кеноби, шевелится!!!

***

Оби-Ван водил инспектора по Школе, стараясь не задерживаться слишком долго на одном месте, дабы Анхесенпаатон Аменхотеповна не увидела чего-нибудь подобного тому, что произошло в общежитии. Корпус старших падаванов встретил их дружным хором: «Добро пожаловать, Аменхотеп Хенсепатовна!» и зубовным скрежетом раздвигаемых в спешке кроватей. Оби-Ван благодарил Cилу, что успел предупредить Мола и единственное, что его терзало, была мысль, где же Ситх все-таки спрятался. Инспектор оказалась на удивление любознательной.
-И фы фсекта хотите ф форме, та? – поинтересовалась она.
- Всегда, - нагло соврал Кеноби, который надевал форму только два раза в год, – на 1 апреля и на День Рождения Йоды.
- И фам комфотно ф ней? – продолжала допытываться Ра.
- Не очень, - отвечал Оби-Ван, простодушно заглядывая ей в глаза, - она часто мешает мне достать мой настоящий лазерный меч.
- О! – воскликнула инспектор, с любопытством взглянув туда, куда указывал Оби-Ван. – Такой пальшой меч… Нато достафать…
- Да, - подтвердил Оби-Ван, - у меня вообще самый большой меч, вся Школа так говорит. У моего Учителя почти такой же, но немного поменьше, поуже и другой формы…
- Та?! – глаза Анхесенпаатон Аменхотеповны загорелись.
- Точно,- заверил ее Оби-Ван, - мы сравнивали…

***

Оби-Ван, скучая, прислонился к какой-то пальме и широко зевнул, глядя, как Люк Скайуокер, раскрасневшись, совал инспектору под нос очередной кактус из своей коллекции. Та вежливо восхищалась, с состраданием глядя на несчастного взволнованного Люка. Когда тот отошел за следующим экземпляром, она повернулась к Кеноби и тихо спросила:
- Мальшик – итиот, та?
Кеноби взглянул на Люка, который в это время суетился среди цветочных горшков, и не мог не признать, что у того действительно был вид дебила.
- Да, мы ему даем несложную работу – цветочки всякие, это полезно для его душевного здоровья.
- Как это куманно… - восхитилась Анхесенпаатон Аменхотеповна.
- Да, - подхватил Кеноби, - наш Орден отличается гуманностью. Мы, Джедаи, любим жизнь во всех ее проявлениях!
Инспектор, кивая на слова Кеноби, прохаживалась по оранжерее. Внезапно она остановилась перед разросшимся кустом.
- Кажеца, я знать, што это за растение! – воскликнула она, указывая на куст. «Кажется, я тоже знаю…» - подумал Кеноби, в ужасе глядя на свой горшок с травкой.
- Да?! – почти правдоподобно удивился он и принюхался. «Неужели Люк курил мою траву?! Убью…»
- Эттто… - подошедший с кактусом в руках Люк пытался что-то сказать, стуча зубами и хлопая глазами, отчего стал еще больше похож на идиота.
- Это опытный экземпляр, - нашелся Кеноби, - мы тут выращиваем много растений с разных концов Галактики…
Инспектор, иронично подняв бровь, слушала Оби-Вана, а Люк с раскрытым ртом стоял у нее за спиной. Кеноби уже разошелся и стал вещать, что на примере этого растения их учителя показывают вред наркотиков… и тут произошло непредвиденное… Ветви «опытного экземпляра» раздвинулись и показалась рожа, раскрашенная красно-черными полосками. Рожа недобро уставилась на инспектора желтыми глазами и угрожающе зарычала.
- Ааа! Што это? – закричала Анхесенпаатон Аменхотеповна, резво прячась за Оби-Ваном. Мол, увидев, как она крепко прижалась к Кенобовой спине, оскалился еще больше и зарычал громче. Кеноби, охреневая, смотрел на эту картину, и начинал понимать три вещи: во-первых, кто курил его траву; во-вторых, какая классная грудь у инспектора; а в-третьих, если он что-нибудь не сделает, херр Ква-Кон его выебет и совсем не так, как этого хотелось бы самому Оби-Вану. Последнее соображение подтолкнуло его к действиям. Он с сожалением отцепил от себя инспектора, и, подойдя к Молу, положил руку тому на голову:
- Что, страшный зверь Ситх? – спросил он у перепуганной Анхесенпаатон Аменхотеповны. Та кивнула. Кеноби потрепал охреневшего Мола между рожками и добавил с нескрываемой гордостью: - Вот. А мы их ебем…
Раздался звук разбитого стекла. Это Люк уронил свой самый ценный кактус.

***

- Ну, Мол, ну, пожаалуйстааа, - умоляюще протянул Скайуокер.
- Суки! – бушевал Мол, - убьюююю, на хуй!
- Ну, Мол, ну ты же понимаешь, что так надо!
- Только попробуй, Скауокеррррр! – Мол угрожающе оскалился.
Люк ойкнул и спрятался за фикус, откуда продолжал увещевать разбушевавшегося Ситха.
- Ну, Мол, ну инспектор так сказала, потерпи, пажааалустааа.
- РРРРРРР…
- Ну ты же сам виноват, зачем ты вылез?! – со слезами в голосе спросил Люк. – Если мы теперь не послушаемся, нам всем крышка, понимаешь?!
- Чтоб вы все сдохли, Джедаи!!!
- Ну, Мол, ну ведь это и ради тебя, пожаалустаа, одень, а?
- Никогда!
Скайуокер всхлипнул.
- Но инспектор приказала держать диких животных…
- РРРРРРРРРРРРРР…
- Ну а как иначе?! Что теперь делать-то? – в отчаянье вскричал Люк. – Надень, пожаалустааа, это ведь на пару часиков, она ведь проверить придет, сама так сказала!
Мол с ненавистью уставился на Скайуокера, который робко, из-за кадки с фикусом, протягивал ему ошейник.
- Чтобы я, Владыка Ситх!!!
- Ну, Мол, но ведь если кто-нибудь узнает… нас же всех… Моооол… Ведь если твой Учитель узнает… - Скайуокер пошел на хитрость, - а она же обязательно всем расскажет, кто ты!
Мол перестал рычать и задумался. Люк вышел из своего укрытия.
- Ты только посидишь в живом уголке, она зайдет, посмотрит и уйдет, и все…
- Давай сюда! – рявкнул Мол, выхватывая из рук Скайуокера поводок. – Кеноби, ну, сука джедайская, я знаю, это ты все подстроил!
Дарт Мол, страдальчески кривясь, надевал на себя символ джедайского коварства, дергая его из стороны в сторону с риском задушить себя.
- Но вы узнаете, Джедаи, что такое месть!!! Да!!! А ты, Кеноби, познаешь страдания. Тебе я отомщу самым страшным образом! Злодейски ощерив зубы, Мол энергично закивал. Люк почувствовал, что ему страшно. Очень.
- Ну, п-п-пойдем, да? - Пойдем, - прошипел Мол, последовав за Люком.
– Постой! Люк остановился, глядя, как Мол хватает тяжелый «горшок с геранью».
- Это я возьму с собой!
- Но… - Люк попытался возразить, но, встретив решительный взгляд вконец озверевшего Ситха, рассудил, что он не нанимался охранять кенобовскую траву от Темной стороны. «И в конце концов, Оби-Ван сам виноват… Пусть теперь и расхлебывает!» - с неприсущей его кроткой натуре мстительностью решилСкайуокер.

***

Здание Музея встретило их прохладой и тихими заиканиями Люка. Скайуокер сразу же схватил инспектора за руку и подвел ее к огромному стенду. На фоне пейзажа большого космоса в одном углу была изображена маленькая зеленая козявочка. Люк с гордостью остановился рядом и со значением указал на стенд. Анхесенпаатон Аменхотеповна Ра с недоумением уставилась сначала картину, потом на гордого Люка.
- Это што-то значит?
-Да, эта картина повествует о нелегких временах для Ордена, - Люк так расчувствовался, что даже перестал заикаться, - когда Магистр Йода 800 лет водил Джедаев по космосу, прежде чем привести их на эту…
-…землю обетованную… - в тон ему продолжил Оби-Ван. Инспектор прыснула. Люк посмотрел на них обоих с возмущением. - … на Набу!
В самом дальнем углу зала находился непрезентабельного вида космический корабль, всем своим видом доказывающий то, что тоже является музейным экспонатом.
-Што это? – удивлённо спросила Анхесенпаатон Аменхотеповна, издалека с опаской разглядывая его. Люк с любовью окинул взглядом старую посудину и продолжил вещать:
-Это тот самый корабль, на котором Магистр Йода и первые Джедаи летали, пока не нашли Набу! Оби-Ван с трудом сдерживал смех. -Не долго ему здесь стоять осталось… - Он вспоминал угрозы Соло, который, когда нажирался, называл эту развалину «ясным соколом» и обещался угнать.

***

- А вот это наша столовая, - махнул рукой Оби-Ван, стараясь не пускать инспектора внутрь. Но любопытная Анхесенпаатон таки умудрилась преодолеть оборону, и, привстав на цыпочки, выглянуть из-за оби-ванова плеча. Она разглядела ряд столов, и сидевших за ними молодых падаванов, которые усердно работали челюстями, перемалывая невкусную, но, несомненно, полезную морковку. На противоположной входу стене висела растяжка с лозунгом, в авторстве которого Кеноби сразу заподозрил Соло. На широкой белой полосе ткани, сверкая свежими красками, красовалось некое существо, долженствующее, судя по наличию хвоста и плавников, изображать рыбу. Во всем остальном существо разительно смахивало на Джа-Джу, и в голову Оби-Вана закралась мысль, что именно гунган послужил натурщиком для сего шедевра общепитовской живописи. Под рыбой Джа-Джей, радостно улыбающейся посетителям столовой, большими буквами, каждая из которых была украшена загогулиной на манер морской волны, было написано: БУДЕШЬ ЕСТЬ ПОБОЛЬШЕ ЙОДА, СТАНЕШЬ, КАК МАГИСТР ЙОДА! Для большей убедительности под надписью был изображен сам Магистр, со зверским выражением на зеленом личике взмахивающий лазерным мечом. Меч удивительно походил на разделочный нож, а Йода был раза в три меньше рыбы, предназначенной служить источником полезного вещества. Рыбина же так угрожающе перевешивалась через кривую надпись, что, вглядевшись пристальнее, можно было засомневаться, кто именно и кого хочет съесть, и предположить неравный бой маленького Магистра с огромным чудовищем за бесценную порцию йода для падаванов. Вдоволь налюбовавшись эпическим полотном, Оби-Ван, ласково обхватив инспектора за талию, выволок ее обратно на главную аллею.

***

- А в этом корпусе у нас проходят теоретические занятия.
Оби-Ван распахнул перед инспектором большую стеклянную дверь, ведущую в учебный корпус. Широкий коридор был тенист и прохладен. В полосках солнечного света, проникающего сквозь высокие витражные окна, плясали золотистые пылинки. Из расположенных по обе стороны коридора аудиторий доносился негромкий гул голосов. Проходя мимо одной из дверей, они услышали, что гул сменился на веселый гомон, означавший окончание урока. Из распахнувшейся двери выбегали знакомые Оби-Вану падаваны. Кеноби про себя отметил, что выражения лиц у них было несколько странным, если не сказать больше.
- Што за урок это есть? – спросила инспектор, решительно отодвигая пытавшихся выбежать падаванов и заходя в аудиторию.
- А, это урок искусствоведения, - пояснил протиснувшийся вслед за ней Оби-Ван. – Его ведет Магистр… Оби-Ван споткнулся и чуть не повалился на идущую впереди Анхесенпаатон. -… Ади Галлия… - закончил он свою фразу, таращась на вышеупомянутого Магистра.
А посмотреть, действительно, было на что. За преподавательской кафедрой стояла Магистр Ордена Джедаев Ади Галлия, вся с ног до головы в ярко-розовом. Волосы ее были взбиты в какую-то немыслимую прическу и заколоты алой розой. Туго обтягивающий грудь корсаж украшал огромный малиновый бант, приколотый к низкому вырезу. Магистр ласково улыбалась окружающим, кокетливо выставив из-за кафедры ножку в сетчатом чулочке. Чулочек тоже был розовым. Оби-Ван тупо моргал, пока инспектор разговаривала с преобразившейся Магисторшей. Тут на него налетел Хан, и прошипел, отчаянно вращая глазами:
- Кеноби, ты ЭТО видел? Я охуеваю!
Оби-Ван кивнул.
- Ага, я тоже. Давно это с ней?
- Да не, только сегодня, пришла на урок, вся, бля, в рюшечках и в сеточку! Кеноби, ты видел ее юбку?!
Кеноби взглянул на узенькую полоску розовых рюшей, едва прикрывающие сетчатые бедра.
- Не! Это не юбка. Это по ходу, пояс…
- Какой, бля, пояс?
- Да пояс, для чулок, - пояснил Кеноби.
- Кеноби! – Хан судорожно вцепился в оби-вановскую тунику, - забери меня отсюда! Она совсем охуела, спрашивала, почему я не хожу на вечерние тренировки?!
- А у вас есть вечерние тренировки? – хитро прищурился Кеноби.
- Да какие в жопу тренировки! – прохрипел Соло, косясь на свою сетчато-оборчатую Учительницу. Оби-Ван тоже взглянул в ту сторону. Две Женщины с превеликой нежность улыбались друг другу.
- Щас сожрет…
- Кто? Кого? – не понял Соло.
- Та… Ту…
Инспектор и Магистр вежливо раскланялись. Анхесенпаатон завела разговор с окружившими ее обалдевшими падаванами. А Ади Галлия, величаво переставляя лаковыми розовыми «лодочками», подплыла к Соло.
- Я надеюсь, мой ученик, что впредь ты не будешь игнорировать наших тренировок… вечерних… - с этими словами она потрепала Соло за подбородок и направилась к выходу. Соло охренело потирая челюсть, таращился на свою Учительницу, вихляющую розовыми рюшами. К рюшам был прицеплен парный малиновый бант.
- А задница ничего, - с видом знатока вынес вердикт Кеноби.
- Слушай, Кеноби, а чё это она?!
- В смысле?
- Ну, чё ей надо-то? Не понимаю…
- Да трахнуть она тебя хочет, Соло! Чего тут понимать-то?! – объяснил Кеноби.
- Чо?!
- Ну, поиметь! Хм… выебать… - Кеноби гоготнул, - обесчестить, в конце концов!
- Как?! – Соло уставился на Кеноби.
- А это уж на месте разберешься – как! – заржал Кеноби и, хлопнув в конец одуревшего Соло по плечу, пошел к подзывающей его Анхесенпаатон.
- Трахнуть… - протянул Соло, - ну, если трахнуть, это ладно… а то я-то думал…
За книжным шкафом стоял Люк. Бледный, вцепившись зубами в учебник по искусствоведению, он всхлипывал и чувствовал, что его жизнь разрушена.

***

Оби-Ван заботливо подвинул кресло инспектору и потянулся к вину через ее плечо. Длинный день подошел к концу, и Оби-Ван потчевал инспектора изысканно приготовленным ужином, хотя самому ему хотелось лишь нажраться, закусывая водку пивом и плача от жалости к себе.
- Фы яфно не опычный патафан, - искоса взглянув на него, заявила инспектор, - такой прелестный ужин.
Оби-Ван, разливая вино по бокалам, склонился к ней и произнес бархатистым голосом:
- После утомительного хождения по Школе, и легких перекусов так и хочется чего-нибудь… горяченького… - Его губы застыло в паре сантиметров от ее лица. Глаза Анхесенпаатон Аменхотеповны потемнели и стали влажными и томными. Выдержав несколько мгновений, Оби-Ван резко отвернулся и прошел к своему креслу, тайком улыбаясь. Инспектор перевела дыхание.
- О, у меня разыкрался аппетит, - она со значением посмотрела на юного падавана, занятого, казалось, лишь выбором салатов. – И не только из-за еды.
Попробовав вина, Оби-Ван снова встал и принялся ухаживать за инспектором, предлагая ей разные блюда и постоянно ненароком касаясь то ее руки, то волос, то плеча… К концу ужина напряжение достигло предела, и Оби-Вану казалось, что в воздухе явно пахнет электричеством. Он понял, что уже сделал все возможное, чтобы выполнить указания Йоды и Квай-Гона, и сейчас инспекция – это самое последнее, о чем всю эту ночь будет думать Анхесенпаатон Ра. Остался заключительный штрих, и задание можно было считать выполненным. Они расположились на уютном диване с бокалами в руках. Инспектор выглядела невероятно соблазнительно в открытом черном платье, выгодно подчеркивающим грудь и тонкую талию. Она закинула ногу на ногу, и в высоком разрезе показалось округлое загорелое бедро. Оби-Ван торопливо глотнул вина, чтобы скрыть выражение своего лица, и проклял всех магистров на свете за их дебильные указания. Он и другим способом мог бы сделать так, чтобы она и думать забыла о всяких инспекциях.
- О, это быть фантастиш вечер, - проговорила Анхесенпаатон Аменхотеповна, придвигаясь поближе и дотрагиваясь до ноги Оби-Вана круглой аппетитной коленкой. Кеноби понял, что нужно срочно действовать.
- О, да, - восторженно согласился он, прижимаясь к ней так близко, что ее шея оказалась почти у самых его губ, - и я хочу, чтобы идеальный вечер закончился идеально. Его горячее дыхание жаром обдало ее кожу. Инспектор кивнула с горящими глазами. - И как никогда жажду лечь в постель, - взволновано зашептал Кеноби ей в волосы.
- О, Оби-Фан, я быть рада, что фы это сказать, ведь я хотеть того же! – с энтузиазмом воскликнула инспектор.
- Ну, так надо ложится, - страстно предложил Оби-Ван.
- Таааа……
- Ну… тогда я пошел домой, - Оби-Ван, ловко вывернувшись из почти сомкнувшихся объятий, вскочил с дивана. Инспектор смотрела на него огромными круглыми глазами.
- Томой?! Оби-Ван постарался изобразить смесь внезапного понимания и смущения. - О, Анхесенпаатон Аменхотеповна… когда я сказал про постель, вы подумали… про… постель?! – сделав невинное лицо, Оби-Ван стыдливо хлопал глазами. Он чувствовал, что еще немного, и выражением кретинизма на лице он перещеголяет даже Скайуокера, - Прошу прощения, госпожа Ра, ведь я у Вас впервые, а в тех краях, откуда я родом…
- О, ничего-ничего… - перебила его смущенный лепет пришедшая в себя Анхесенпаатон, - я понимать, ничего страшного. Оби-Ван стал пятиться к двери. - Я желать фам хороших сноф, патафан, и… прощайте. Пусть Макистр Ква-Кон пришлет кого-нибуть тругого.
- Прощайте?! – воскликнул Оби-Ван.
- Но, почему?
- Фы есть слишком опасный патафан, чтопы иметь с фами тело.
- О, инспектор, дайте мне еще один шанс!
- Шанс? – переспросила она.
Оби-Ван стремительно подлетел к дивану, подхватил Анхесенпаатон на руки и впился в ее губы страстным поцелуем. Добившись, чтобы ей перестало хватать воздуха, Оби-Ван оторвался от ее губ и осторожно опустил женщину обратно на диван.
- Ну што ж, - задыхаясь, проговорила инспектор, - еще отин шанс…
Оби-Ван довольно улыбнулся.
- Спокойной ночи, инспектор, - пожелал он и вышел за дверь. Там он бессильно прислонился к стене. «Если, конечно, у тебя получится…» Он вышел на улицу. «Хм… если у меня получится…»
Через пару минут он уже без стука ввалился в комнату Хана и Люка. Хан лежал на отодвинутой в угол кровати, мрачно листая перевернутый вверх ногами журнал, и давился чипсами. В комнате царило зловещее молчание, прерываемое только яростным поскрипыванием люковой ручки по бумаге, и равномерным похрустыванием. Увидев Кеноби, Хан лишь приподнял голову с подушки и поинтересовался скучным голосом:
- Ты, чё, опух?!
Люк посмотрел на Кеноби поверх учебников, насупился и, ничего не сказав, снова погрузился в уроки. Кеноби, тяжело переваливаясь, прошлепал прямиком к холодильнику.
- Выпить есть?
- Да, вон виски стоит. А ты чё хромаешь-то?
Кеноби, не ответив, налил себе виски, выпил залпом, и сразу снова наполнил стакан.
- Люк, у тебя где-то лед был? – обратился он к Скайуокеру.
- Да, в холодильнике, а разве ты стал пить виски со льдом? – вытаращился тот. – Есть еще тоник, хочешь?
- Если холодный… - глухо откликнулся Кеноби из холодильника.Он выгреб из морозилки целое ведерко льда, которое было приготовлено Люком для «торжественных случаев». Правда, Соло обычно напивался просто так.Хан с Люком в немом изумлении наблюдали за действиями Оби-Вана. Тот вышел на середину комнаты, поставил бутылку виски на пол, встал, широко расставив ноги, развязал пояс и одним махом вывалил весь лед в штаны. Люк взвизгнул, а Соло выматерился. Кеноби сполз на пол, дотянулся до бутылки и, сделав крупный глоток, подвел итоги дня:
- Охуеть…

Конец второй главы.