на главную страницу
 распечатать


And Shepherds We Shall Be

(И станем мы пастырями)


And shepherds we shall be,
For Thee, my Lord, for Thee.
Power hath descended forth from Thy hand,
That our feet may swiftly carry out Thy commands.
So we shall flow a river forth to Thee
And teeming with souls shall it ever be.
In nomine Patris et Filii et Spiritus Sancti.

И станем мы пастырями,
Силою твоею, Господи, данной нам,
И понесем мы Волю твою,
По Воле твоей, Господи, на своих ногах быстрых,
И мы направим к тебе реку многоводную,
И будут ее потоки заполнены душами.
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.



Окраины Южного Бостона.
Наши дни.

- Срань Господня! Коннор МакМанус, наша мать творит чудеса как Иисус. Теплая вода пошла! Ее тут сроду не было! – воистину наивный и детский восторг здорового парня огласил комнату, эхом отозвался от потолка. Коннор даже засмотрелся на ободранный потолок, трижды услышав радостно прочувствованную речь своего брата-близнеца. Она снисходила будто с небес, грохоча и заставляя трепетать пыльный воздух их комнаты. 
- Моется тот, кому чесаться лень! - мрачно отрезал он, когда смог отвлечься от наваждения - вот если бы оттуда бы пиво пошло, вот это было бы чудо, Мерфи МакМанус. Хотя готов поспорить, что наша мама скорее превратила бы воду в ирландский виски! 
- Ха-ха-ха! – сказал Мерфи, сладострастно намыливаясь от шеи и до пяток, - Во имя Отца и Сына и Святого духа. Аминь! Господь Всемогущий, докажи своему недостойному сыну, что ты есть, пусть эта ржавая вонючая вода станет виски! Только ради всего святого не шотландским сраным пойлом, ибо варится оно в котлах у самого дьявола! 
Он даже язык высунул, чтобы попробовать воду на вкус. 
Обычная вонючая ржавая бостонская водопроводная вода. 
- Тьфу, - Мерфи сплюнул, продолжая хихикать. 
- Опять наебали, Мерфи? – не глядя на брата, спросил его брат. 
- Да, - коротко ответил Мерфи, выключая воду и набрасывая на лицо полотенце. В их заброшенной студии где они жили с братом, сколько себя помнили, перегородок между душевой с туалетом и комнатой, где стояли их кровати не было. Да ладно, а кого, в самом деле, они должны были стесняться? 
Коннор сидел на кровати абсолютно голый и в носках. Он не разделял радости брата, потому что был слишком сосредоточен на том, что он делал. 
- Коннор, а что вот это такое ты, собственно, делаешь, а? – Мерфи громко высморкался в полотенце, скомкал его и засветил в сидящего брата. 
- Не отвлекай, блядь, - мрачно и сосредоточенно но беззлобно проговорил Коннор, лениво отмахиваясь левой рукой от полотенца. Правая рука его была занята. 
- Ты чего, ебаный пидар, дрочишь что ли? - улыбка осветила хитрое лицо темноволосого Мерфи. 
- Нет, - отрезал Коннор. 
- В последний раз ты просто так играл со своей пиписькой, ну, чтобы так, чисто по приколу, лет в шесть, насколько я помню, Коннор! 
- Вот блядь, как смешно, блядь, просто невероятно! – глубокая складка залегла между светлыми бровями Коннора. Светло-серые глаза его излучали сосредоточенность и внимание. 
- Щупаешь, нету ли перелома кости? – Мерфи изобразил сочувствие, сменив гнев на милость, и вспомнив, что брату сегодня нелегко пришлось. Он присел боком на кровать к брату, - Бабища-то сильна была, что тебе по яйцам дала на заводе. 
- Дурак, там нету кости, сколько раз тебе можно говорить? – сказал Коннор, поднимая свой член вертикально, поддергивая от лобка к залупе. 
- У меня, по-моему, есть, - серьезно сказал Мерфи. Спина его округлилась как у кота. Он все так же сидел на краю кровати Коннора, застеленной шерстяным одеялом, цвета зелени, цвета счастливого клевера, цвета мантии Святого Патрика, и всего Зеленого Острова Ирландии, и смотрел на свой хуй, - Точно есть, - он уверенно кивнул головой. 
Коннор открыл было рот, чтобы сказать что-то соответствующее моменту и по-возможности гадкое и меткое брату, но не успел. 
- У тебя, кстати, тоже, смотри, - Хитромордый Мерфи кивнул острым подбородочком на вставший хуй брата. Коннор от неожиданности открыл рот и выпустил из рук свой член. Он конечно не повис безжизненно, но довольно тоскливо свесился вправо. 
- Блядь, сказал тебе, не сбивай меня! 
- Да что за ебучей хуйней ты занимаешься?! – возмущенно всплеснул руками Мерфи. 
Вместо ответа Коннор вручил ему в руки линейку. 
- О, боже, ты придурок, Коннор! – расхохотался Мерфи. Когда их мать, в ответ на вопрос, кто из них старше ответила тот, у кого больше хуй, понятное дело, она глумилась над ними, но он не знал, что Коннор примет это так близко к сердцу. У него, у Мерфи все равно был больше, чтобы он там себе не думал. 
- Я не могу всю жизнь жить в таком стрессе! – серьезно сказал Коннор. Ни малейшего юмора в ситуации он, как видно, не усматривал, - я должен знать точно! 
- Весь вопрос в том, что ты будешь делать с правдой, Коннор, - глумливо сказал Мерфи, тем не менее прикладывая к собственному хую линейку и накидывая в уме пару сантиметров, - с правдой, Коннор, с суровой правдой, которая может разбить всю твою жизнь. А правда, брат, заключается в том, что у меня – больше! А значит я – старший! 
Мерфи МакМанусу не надо было смотреть на Коннора МакМануса, чтобы видеть, как он закусил нижнюю губу с досады. Однако замешательство брата длилось недолго. Всего лишь долю секунды. 
- Просто у меня не до конца встал – мужественно парировал Коннор. И пусть с точки зрения Мерфи он сказал совершеннейшую глупость, тот факт, что он не сдавался не мог не наполнить его братскую душу глубочайшим и искреннейшим уважением, - а ты мне мешаешь! 
- Зато у меня встал, - довольно странно по мнению Коннора и абсолютно не ко времени и не к месту сообщил Мерфи. На тонких губах брата застыла совершенно нечитаемая ухмылка. Коннор даже смутился. Если честно, он был уверен, что на самом деле, старший брат из них именно он, просто у него не было фактов, чтобы доказать это Мерфи, - давай помогу, - предложил Мерфи. Улыбка совершенно исчезла с его лица. И теперь в нем сквозило нечто, что заставило Коннора сдать назад. А может он и прав, и на самом деле он, Мерфи, старший? Предательски мелькнуло у него в голове. Уж больно быстро он сдался его воле, и даже не подумал сопротивляться, и его не смутила даже мысль о том, что сейчас Мерфи будет дрочить ему хуй. В общем. Давайте называть вещи своими именами. 
Руки Коннора безвольно упали вдоль тела, когда рука Мерфи схватила его у самого его основания, у самой его мужской сути. И это не было противно, это было так же, если бы он делал это сам, но делал он это не сам. Это завело. 
- Закрой глаза, Коннор, - лицо у Коннора было довольно-таки потрясенное. Хотя он, по сути, и не возражал. Лично он, не возражал, и собственно его хуй, окрепший и значительно оживившийся, по крайней мере, относительно всех предыдущих попыток Коннора. Кровь прилила к щекам Коннора, то ли от стыда то ли от возбуждения, дыхание сбилось немного, - Закрой. 
Голос Мерфи был таким успокаивающим. 
- Так тебе легче будет представить на моем месте какую-нибудь сисястую кралю. 
- О, боже! – сказал Коннор и набросил подушку себе на лицо. 
Рука Мерфи, меж тем, не останавливалась на секунду. Шокируя своим цинизмом и отработанностью движений. Ебаный в рот, да она как будто всегда там и была! 
- Ам-м-м, - простонала подушка. 
- Уже видишь как болтаются ее сиськи Коннор? 
- М-м-м-м, - подушка выражалась не слишком-то членораздельно. 
Мерфи плюнул на ладонь, чтобы лучше скользило. 
- Подпрыгивают и болтаются под ударами твоего поршня, да, Коннор? 
- Твою мать, Мерфи-и-и-и! – простонал Коннор открывая глаза и поднимая голову, потом правда сразу же пожалев об этом. Мерфи задумчиво прицелился и плюнул на покрасневшую головку хуя Коннора сжатую в своем кулаке. 
- Чтоб не натерло, - пояснил он. 
- Господи Иисусе! 
Коннор решил, что лучше бы ему глаз не открывать. 
- Ну как там, все уже? – Коннор попытался сделать вид, что ему совершенно все равно, что делает с ним брат. Он хотел показать всем своим видом, что его совершенно не ебет, как ритмично и нежно и ласково теперь двигалась рука Мерфи, и что нихуя он не видел болтающиеся сиськи, а хуй его наливался кровью только лишь от мысли того, что его дрочит Мерфи. Мерфи послушно убрал руку, склонив голову вбок и наблюдая за тем, хорошо ли и достаточно ли твердо стоит выпрямившийся и…вправду ставший значительно длиннее прямой красивый налитой член Коннора. 
Стоял он прекрасно. 
Так хорошо стоял, что смотреть было больно. 
Коннор не всегда знал, что творилось в голове его брата. Не все мог прочитать в его хитрых глазах. И даже теперь, когда он смотрел брату в глаза, а тот смотрел на него, прищурившись, темными глазами, от которых у Коннора почему-то мурашки начинали бежать по спине и под коленками, он совершенно не мог понять, что у Мерфи на уме. 
- Нет, - ухмыльнулся Мерфи, - еще не все. 
- Блин, Мерфи, если ты не перестанешь трогать его сейчас я не смогу остановиться. 
Ну, а какой был смысл врать? 
- А зачем? – ухмылка Мерфи углубилась и послала странный поток удовольствия от пупка к мошонке. 
- Что зачем? – Коннор понял, что у него пропал голос. Он шептал. 
- Зачем тебе останавливаться? – Мерфи был холоден и спокоен как танк. 
- Ну, а то будет поздно…и…я….ну ты…не сможем измерить и… 
- Господи, Коннор, какой же ты идиот, - беззлобно сказал Мерфи, и, наклонившись, одним гладким движением взял член Коннора в рот. 

*** 

Тот же Южный Бостон и те же окраины. 
Днем позже. 

Солнце еще не появилось над крышами домов, а они уже работали. 
- Чертова служба – выругался молодой коротко стриженный парень в полицейской форме. Он сидел на корточках и пытался отковырять от асфальта розового цвета жвачку пальцем в резиновой перчатке. А что ему было еще делать, чтобы изобразить невъебенно умный вид? Ебаный Пидар Агент Шмекер всегда сидел и ковырялся в уличном говне и выглядел заебись умно. 
Шины дорогого лимузина прошуршали мимо и остановились. Какого черта? Место преступления оцеплено полицией! Ай, Срань Господня, вспомнишь Шмекера он и появится! 
- Детекти-и-ив Гри-и-инли-и-и-и, - томно протянул агент ФБР, - бросьте отковыривать какашки от асфальта, и займитесь уже делом! 
- Твою мать, - выругался молодой парень и встал, осторожно поддевая одной рукой другую перчатку. 
- Я смотрю вы выглядите все лучше и лучше, господа прожиратели денег честных налогоплательщиков! – Агент Шмекер в своем сером с искрой костюме подошел и хлопнул еще более округлившийся от пончиков живот детектива Долли. На любом человеке этот костюм смотрелся бы несусветной пошлостью, но только не на нем, впрочем, детектив Долли и не думал, что агент ФБР Пол Шмекер – человек. 
- Ну что, господа, что снова натворил наш невъебенный парень? – хмыкнул Пол Шмекер. 
- Залупу тебе на воротник, чтобы шею не натирало! – от души выругался детектив Гринли. Придушил бы его своими руками, так достал, педрила, что сил никаких нет! Когда он уже забудет ему его гипотезу о том, что невъебенный парень дал раковиной по башке русским мафиози?! 
- Что? – переспросил Пол. 
Зараза, все слышал. Детектив Гринли пристыжено опустил глаза. Не будь рядом начальства, да и вообще не будь этот засранец агентом ФБР, он бы сейчас бы так бы сладострастно въехал бы ему в его носатую змеиную физиономию! 
- Через три минуты я жду свой кофе, – элегантно изогнул бровь агент Шмекер, он повел плечами, скидывая свой дорогущий черный плащ в руки молодого детектива. 
- Кто еще прожирает деньги честных налогоплательщиков, - пробормотал себе под нос Гринли. 
- Мальчик, ты знаешь, какой температуры я люблю? – змеиная улыбка пугающе исказила характерное завораживающее лицо агента Шмекера, - у тебя осталось две минуты. 

*** 

Первые аккорды к адажио ре минор сладко влились ему в уши, отключая все органы чувств от этих нелепых смешных засранцев в форме и беспорядка вокруг. Пол Шмекер чувствовал, как медленно, но верно погружается в состояние транса. Оглядывая стены домов и крыши, присаживаясь около трупа проститутки и изрешеченного пулями черепа модного чувачеллы в белом пальто и золотой цепи, не надо было спрашивать Гринли, чтобы понять, что он ее сутенер. 
А те три парня, что валялись неподалеку, Гринли сказал что собутыльники, да только черта с два бы итальяшки Яковетта стали бы пить с черным. Женское сопрано мягко ударило по нервам. 
- Ну, здравствуйте, мои милые, - сказал Пол Шмекер, брезгливо хватая пальцами труп одного из итальяшек за руку и внимательно рассматривая ее, - здравствуйте, мои сладкие. Я по вам соскучился. 
Детектив Гринли едва не блеванул ему в стакан с кофе, стоя за спиной у агента в сером костюме с искрой. Он подумал, Шмекер о трупах. 
Черта с два. 

*** 

Накануне вечером. 

Вечер не предвещал ничего необычного. 
Коннор и Мерфи шли из бара, покачиваясь. 
- Вот гавно, а? – хихикнул Мерфи, крепко обнимая Коннора за плечи, - набухались как черти! 
Ему страшно хотелось поцеловать Коннора в губы. Засосать прямо посреди темной улицы, аж в глазах потемнело как хотелось. Губы Коннора поблескивали полуоткрыто он сжал его руку, словно прочитал его мысли, хотя, а почему словно? 
- Как святые, - слабо хмыкнул Коннор, облизываясь. Губы гудели так, словно он вообще сроду не целовался. 
Мерфи остановился как вкопанный и дернул Коннора на себя. Да и хуй с ним, если увидят, терпеть было невозможно. Он схватил губы Коннора, прижимая его тело к себе обеими руками, чувствуя жар и сердцебиение через пальто. Коннор жадно застонал ему в рот, отталкивая его язык своим, в нетерпении углубить их поцелуй. Руки его вцепились в волосы Мерфи, да ну и хуй что выдерет таким манером, хуй с ним, лишь бы все так же сосал его гребаный язык, всхлипывая от стараний и возбуждения раздирающего его обжигающими волнами. 
- Чуваки, там это… 
Длинноволосый Дэвид Делла Рокко вышел из темной подворотни, куда он завернул было поссать. 
- Эй, чего это вы делаете? – удивился он, - сосетесь? 
Если бы он не был так пьян и не видел бы четырех братьев вместо двух, он бы конечно испугался больше. Братья отпрянули друг от друга, пытаясь прийти в себя от охватившего их наваждения. Коннор пришел в себя первым. Он выставил Рокко третий палец, пока Мерфи потерянно вытирал рот: 
- Сколько пальцев видишь, Рокки? – спросил он. 
- Три, - сказал Рокки. 
- Пить надо меньше, - хмыкнул Коннор, - Чего стряслось? 
Мерфи подошел и сосредоточенно глянул на Делла Рокко. Как ни в чем не бывало. Рокко решил, что ему и правда спьяну померещилось. 

*** 

И снова, день спустя. 

Снова они. Это они. Полу Шмекеру и думать не надо было, чтобы понять, кто это сделал. Снова они. Святые. Ирландские ребята из Южного Бостона. Адажио ре минор подходило к своей кульминации. Он снял наушники, протянул детективу Гринли свою аристократичную руку с тонкими длинными пальцами, высокомерно, словно породистый пес, побуждая юношу стянуть с него резиновые перчатки, и отбирая у него стаканчик с кофе. 
- Ну? Ну, что там? – Долли аж подпрыгивал от нетерпения. 
- Элементарно, - Шмекер отпил горячий кофе, и закрыл глаза. Лицо его излучало волны неземного наслаждения. Отличный кофе, ну хотя бы какой-то толк от Гринли он научился получать. 
Две пары жадных глаз не сводили взгляда с его лица, и Пол Шмекер просто не мог не продлить паузу минут на пять. 
- Черный сутенер в белом пальто был обречен, - хмыкнул он. - Просто обречен, эти ребята Яковетта пришли требовать с него долг, которого у него не было, потому что проститутка его обворовала, и, очевидно, пыталась сбежать. Он выскочил на улицу в трусах и пальто, с ножом. 
- И убил? 
- Как ты догадался, Гринли? – спросил Шмекер ухмыляясь. 
Гринли хотел было показать на труп проститутки, но вовремя понял, что Пол Шмекер над ним бессовестнейшим образом глумиться. В самом центре груди проститутки было огнестрельное ранение. 
- Не думаю, что он собрался ее убивать, - Пол пожал плечами равнодушно, - запугать, может быть. Но тут из-за угла выскочили ребята Яковетта, она бросилась бежать, вон тот, лысый толстый итальяшка ее и пристрелил, - Шмекер вытащил из кармана патрон, - глянь-ка, Гринли, зайчик – вот эта пуля, она как раз, судя по калибру, кажется, вылетела из этого пистолета. 
Он видел это как наяву. Видел, как сутенер бросился вперед, наперерез, уже раненый вонзил сдуру свой нож в шею лысому итальянцу, и оба пистолета подельников итальянца выстрелили, выбивая из него жизнь. Впрочем, было и еще два пистолета, которые пробили голову толстому итальянцу и изрешетили сутенера. Их бы он узнал из тысячи. Он видел сосредоточенные лица обоих братьев, и кресты, на их шеях, стоящих рядом, и на два голоса, мерно и медленно, спокойно читающих молитву. 

И станем мы пастырями, 
Силою твоею, Господи, данной нам...


Выстрел, еще один выстрел. Тощий итальяшка в очках заорал громко и надсадно, падая на колени, от адской боли, пронзившей его бедро, завыл, катаясь по асфальту тщетно пытаясь скрыться от свинцовой метели. 

...И понесем мы Волю твою, 
По Воле твоей, Господи, на своих ногах быстрых...


Второй успел выстрелить пару раз, ранив Рокко, прежде чем получил смертельный заряд. Делла Рокко выронил пистолет, и теперь чертыхаясь полз к нему по асфальту, пытаясь отомстить обидчику. Но не дополз, теряя от боли сознание. 

...И мы направим к тебе реку многоводную, 
И будут ее потоки заполнены душами. 
Во имя Отца и Сына и Святого Духа.
 

Последний выстрел, выбивший дух из преступника. 

Аминь!

- Постой-ка, что это? 
Прямо на асфальте. Пятно. Белое странное пятно, увлекшись, и забывши, что он без перчаток Пол Шмекер растолкал в разные стороны детективов и подцепил это на палец. 
- Господи Иисусе, да быть не может! – сказал он. Неужели это? Да нет, не то что бы он не был в состоянии понять что это. Любой мужчина чертовски хорошо знал эту субстанцию на вид, а особо пытливые или везучие даже на вкус. ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! 

*** 

Накануне вечером. 

Коннор задумчиво убрал пистолет в карман. Ядрена вошь, он даже протрезвел. Внезапно Мерфи вскрикнул и упал. Коннор не успел ничего сообразить, этого не могло быть, просто не могло, как? Неужели его брат ранен? Он испугался и кинулся на него коршуном: 
- Мерфи, Мерфи, что с тобой, - он теребил его пытаясь привести в себя, - Что случилось, Мерфи?! Мерфи, ты ранен? Ответь мне!!! ОТВЕТЬ МНЕ МЕРФИ!! 
Мерфи понял что случилось. 
Если бы он не был так пьян, он бы понял раньше. 
Если бы Коннор не щупал его так отчаянно страстно и не орал бы так испуганно, он бы тоже понял это раньше, но губы и руки Коннора были так приятны, что он честно продержался пять минут, давая ему себя ощупать как следует, прежде чем начать хохотать. 
- Ты чего ржешь? – Коннор опешил. 
- Там, там, еще пониже пощупай, - Мерфи продолжал хихикать. Дело в том, что он каким-то идиотским образом умудрился подскользнуться на прилипшей к асфальту жвачке, - Бля, еще пониже, - Коннор уже понял, что с братом все в порядке, но отзвук пережитого страха не давал ему сразу понять что происходит, - Там где кость!!! – сориентировал его Мерфи. 
Коннор сначала сделал, потом подумал. 
- Что с тобой? – уточнил он, - где болит, Мерфи? 
- Вот там и болит, - счастливо закатил глаза Мерфи, - поцелуй, может перестанет? – наудачу сказал он. 
Коннор как сомнабула ткнулся губами в губы Мерфи. Тот горячо ответил на поцелуй, но прошептал насмешливо: 
- Дурак, не туда поцелуй. 
- А куда? – Или Коннор правда был идиот или притворялся. 
- Туда, - сказал Мерфи. 
- Скажи куда мне тебя поцеловать, я тебя поцелую, - горячо прошептал Коннор, посылая искры удовольствия, добавляя стимуляцию его члену под своей рукой. Притворялся. 
- В хуй, - нежно сказал Мерфи. 
- С тобой точно все хорошо? – уточнил Коннор. Он так испугался, что до сих пор не верил своему счастью. 
- Отсосешь, будет вообще все в шоколаде! 
- Что? – насмешливо приподнял одну бровь Коннор, расстегивая ширинку Мерфи, очевидно подозревая некую двусмысленность. 
- То самое, давай, не томи, а то Рокки очухается, будешь говорить что это галлюцинация вызванная ранением? 
Коннор ничего не ответил, просто подхватил член брата, отползая чуть назад и выгибаясь в спине, и облизал его залупу. 
- О, да-а-а-а! – простонал Мерфи. 
Ну конечно, кому, да, а кому и полный пиздец. Коннор прикидывал, как он смотрится стоя раком посреди улицы на коленях, в пальто, отклячив зад, с энтузиазмом отсасывая у лежащего на мостовой парня. 
Мерфи тоже об этом думал, но того чувства неудобства что и Коннор, он отнюдь не испытывал. Скорее даже наоборот. Ему чертовски нравилась поза Коннора. 
- Ай, молодец, ай, хороший мальчик, - подбодрил он Коннора похлопывая его по откляченной заднице с целью приободрить. 
Коннор пробурчал что-то, но с занятым ртом получилось невыразительно, а выпускать хуй изо рта ему уже не хотелось. Гладкие движения на хую брата отзывались сладостными волнами экстаза, так словно сосал не он, а сосали ему. Он просто застонал, заерзал под рукой Мерфи, хватая ее и засовывая себе между ног. 
- Вот, черт! – восхитился Мерфи. Так страстно ему еще никто никогда не отсасывал. 
Коннор взял его глубже, охуевая от возбуждения, заглатывая, и сам от жадности едва не подавился. Он уже ничего не соображал кроме того, чтобы ласкать его больше и доставить как можно больше удовольствия члену Мерфи. Он гнал от себя мысли о том, как еще он мог бы его ублажить, совсем не место и не время было, но его собственный хуй требовал внимания все больше, и ласковая рука Мерфи на его ширинке уже больше была недостаточна. 
- А-а-а-а, бля-а-а-а…..хорошо…..да-а-а-а, вот так хорошо-о-о, - стонал Мерфи в голос уже ничего не стесняясь. Кажется, его вопль даже заставил Рокки начать приходить в себя. Ему надо кончить. Сейчас же. Точно. Надо. 
- Мне надо кончить, - оторвавшись от его хуя простонал Коннор. 
Он рванул ширинку, вытаскивая свой налитой член. И самое время было бы померяться, но, блядь, опять было не в тему. Он засосал хуй Мерфи, поддрачивая собственный хуй рукой. Это не могло продолжаться долго. У него засверкало перед глазами, Мерфи стонал, изгибался, двигал бедрами навстречу, но хуй его был все еще тверд как дерево. Хуй Коннора просто изнывал уже от желания излиться сладострастными потоками спермы, но ему очень хотелось перед этим ощутить вкус спермы брата. Он понял, что это у него просто идея фикс какая-то случилась, он облизывал пульсирующий ствол хуя Мерфи и мечтал о вкусе его спермы, сроду он не знал что его это будет так заботить. 
- Мерфи, ну давай, давай миленький, - шептал он, вытаскивая и облизывая, чтобы потом снова взять целиком, - давай, маленький мой. 
- О-о-о-о…..Коннор, да, Коооннор, - да ни хуя, давно бы Мерфи уже кончил, он и сам не знал, что заставляло его держаться так долго. Наверное, только лишь мысль о том, что Коннор сосет ему хуй, и желание продлить это ощущение ну еще хотя бы секундочку. 
- А-а-а-а-а!!!!!! – КАКОГО ЧЕРТА ОН ОБ ЭТОМ ПОДУМАЛ?! 
Мерфи взвыл в полный голос от отчаяния и от кайфа, понимая что ритмичные всполохи страсти в его яйцах превращающиеся в жаркие и почти болезненные от невероятного удовольствия спазмы надвигающегося оргазма. 
- О ГОСПОДИ, ВСЕМОГУЩИЙ, БЛЯДЬ, Я КОНЧАЮ! – заорал он, тактично на всякий случай предупреждая брата, будто бы тот в самом деле собирался отстраняться. Коннор застонал, почувствовав первый залп спермы ударивший ему в небо. Застонал громче, чувствуя как его собственный хуй изливается на грязный асфальт, на котором они валялись, захваченные страстью, от этого потрясающего вкуса самой жизни. 
- Ебать, что же я сегодня пил такое? – жалостливо проскулил с асфальта Дэвид Делла Рокко. 

*** 

Тем же вечером накануне, но немного раньше. 

- Знаешь ли ты, что такое виски? – заплетающимся языком спросил Мерфи. 
- Клевое бухло! – икнул Дэвид Делла Рокко, - кажется, его изобрели шотландцы. 
- К дьяволу шотландцев, - сказал Мерфи, - Ирландцы! 
- Ну, стало быть, клеевое ирландское бухло! – радостно заключил Рокко. 
- Не-е-е-ет! – Коннор обнял его за плечи, - Итальянский засранец, ни хуя ты не знаешь! 
Мерфи захихикал, подтверждая слова своего брата. 
- Так уж прямо вот блядь и ни хуя?! – обиделся Рокко. 
- Ну-ну, друг, не обижайся, не надо, - Коннор сунул нос Рокко в шею в утешение, он ничего не имел в виду, просто был пьян. Но Мерфи отпихнул его открытой ладонью мягко, но настойчиво. Темные брови брата зло сошлись на переносице. Заревновал. 
Коннор сразу отодвинулся не поколебавшись ни секунды. Не важно, был повод или нет, но обижать брата не следовало. Он поднял свой стакан на четверть наполненный ароматным темным напитком и посмотрел сквозь него на светильник на стене бара: 
- Смотри, Рокки, - сказал он, - ты видишь этот божественный напиток? 
- Ик. Ви-жу, - сказал Рокко. Он закрыл один глаз, чтобы видеть, потому что если было открыто оба глаза, то Коннора было два, и оба Коннора держали в руках с вытатуированным словом «Veritas» или «Истина» по стакану виски. 
- Этот напиток был создан и подарен людям самим Святым Патриком. Ты знаешь, кто такой Святой Патрик, Рокки? 
- Ик, - сказал Рокко, - Святой Патрик! Ну как же, помню-помню, это в честь его праздника, вы бегали голышом вокруг квартала с одними зелеными ленточками, повязанными вокруг хуев, в прошлом марте? 
Мерфи расхохотался, разливая свой бокал на стойку бара и настойчиво пытаясь слизать виски. 
- Да, - сказал Коннор без тени улыбки на лице. Дэвид Делла Рокко, конечно же был прав, они именно это и делали, но он был недоволен тем, что тот сбил его с серьезности его настроения. Он бы даже разозлился, наверное, но Мерфи был рад до усрачки, потому он решил просто не обращать на них никакого внимания. 
- Клевый ирландский святой! – заключил Рокко. 
Коннор кивнул. Ладно, что было взять с бухого Дэвида Дела Рокко? 
- Едва ступив на берег Зеленого Острова, будущий святой покровитель Ирландии начал два богоугодных дела, - сказал Коннор, Мерфи знал, когда Коннор впадал в подобное настроение помешать ему не мог даже трубные гласа семерых ангелов Апокалипсиса! – Делать виски и обращать неверующих в Истинную Веру! Ты думаешь это просто виски, Рокки? – спросил Коннор, глядя Рокко в глаза. Мерфи застыл с высунутым языком, все так же пытаясь слизать с барной стойки виски. Глаза Коннора излучали такой божественно яркий свет, что он онемел. Все лицо Коннора застыло, засияло прекрасными очертаниями ангела, излучая свет каждой порой своей кожи, не иначе. Его полуоткрытый рот тоже в общем навел на богохульные мысли только на другие, от них заныло в паху и в той самой кости, ага, ну вы поняли. Мерфи облизнулся, глаза его глядящие на Коннора вмиг потемнели. Коннор смутился, - С помощью этого самого виски….этого виски, Рокки! – Коннор запрокинул голову назад дав возможность Мерфи сладострастно впериться глазами в движения кадыка на его длинной шее и залпом допил свой напиток. Не то чтобы Мерфи никогда не видел шеи брата, просто глотательные его движения и запрокинутая назад взъерошенная темно-русая башка навела на похабные ассоциации, не смутившие но развеселившие его, - С помощью этого виски, Роки, Святой Патрик и обращал язычников в Истинную Веру! 
- Да будет так! – хихикнул Рокко, гипотеза Коннора ему определенным образом понравилась, - Всегда думал, что же мне в вас, засранцах-ирландцах нравится! Эй, бармен, налей-ка мне еще этой Жидкости Святого Патрика, причаститься! 
- Гусь свинье - два сапога пара! - мрачно заявил лысый бармен, заставив МакМанусов расхохотаться. Он и думать не знал, что путает все пословицы, однако любил блеснуть по поводу и без. 
- Блядь! Жопа! - дернув башкой в сторону как породистый мул сказал он, наливая теплый виски в стакан. Он не ругался, просто болен был, да. 

*** 

Они вернулись домой. 
Они вошли в студию. Пошатываясь, держась друг за друга, хихикая и пинаясь. Они заслужили этот отдых. Коннор снял свой крестик с шеи и повесил на гвоздь, торчащий в каменной обшарпанной стене, вслед за ним свой крестик снял Мерфи, и повесил на гвоздь рядом. 
- Уфф! – Коннор устало повалился на кровать, как был, в ботинках и пальто пытаясь носком одного ботинка подцепить другой, так чтобы снять их не вставая, - Как я устал! 
- Пить хочу, - сказал Мерфи. 
- В холодильнике пиво. 
- На хуй пиво, - сказал Мерфи, направляясь в ботинках и пальто, ровно таком же как и у Коннора в душ, - хочу попить водички! 
- О, Мерфи, ну не дури! – простонал Коннор, - ты пьян как ….. . Не надо пить…. 
Он не успел договорить, да и бесполезно это было. В ботинках и в пальто, весело открыв рот навстречу водяному потоку Мерфи открутил вентиль. 
- ААААА!!!!! БЛЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!! – внезапно заорал Мерфи так, что Коннор забыл и про усталость и вскочил с кровати, - БЛЯ?!?!?! ЧТО ЗА НАХУЙ?!?! 
- Мерфи, что случилось?! 
- ЧТО ЛЬЕТСЯ ИЗ ЭТОГО ГРЕБАНОГО ШЛАНГА?! У МЕНЯ ЩАС ВСЕ ГЛАЗА ВЫЕСТ! БЛЯЯЯЯЯЯ!!!!! КАК ЖЕ БОЛЬНО! ЧТО ЭТО, КОННОР?! – орал Мерфи, прыгая на одной ноге и отчаянно тря глаза, - С УМА НАХУЙ СПЯТИТЬ, ЧТО ЗА БЛЯДСКАЯ ХУЙНЯ НАХУЙ?! 
Коннор осторожно открыл вентиль и принюхался. Поймал немного темно-коричневой жидкости на руку. Снова принюхался. Он не сразу понял что это. Но волнение за брата постепенно отпустило. Боже, этого просто не может быть. 
- Мерфи, это виски, - тихо сказал он. 
Мерфи уже подуспокоился немного, хоть глазам и было больно, вылазить они точно не собирались, и вообще жжение подуспокоилось. 
- Что? – спросил он. 
Коннор поднес ладонь с характерно пахнущей солодом жидкости ко рту и осторожно попробовал. 
- Ирландский виски, Мерфи. 

29.06.09 Анхесенпаатон Ра ©

Баннер для размещения


код вставки