распечатать    иллюстрации

Ситхская Академия по-русски

Представьте себе, что Оби-Ван Кеноби и Дарт Мол отложили в стороны свои лазерные мечи, натянули кожаный прикид и занялись горячим животным сексом под звуки Nine Inch Nails или Игги Попа. Много мучений Дарт Мол тут, эдакий мучимый совестью Чайльд Гарольд от Ситхов. Очень Смешно. Только серии категории NC-17. Лушие серии!!! Разные авторы, мой перевод.

Ночные Пути: Режиссёрские Обрезки.

Nocturnal Admissions: The Directors Cut By Rose Sith Academy
перевод Анхесенпаатон Ра
Предупреждение: Осторожно!!! Глупость, секс и покушение на убийство грызуна.

 Дарт Мол сидел в 24 часовой прачечной, читая последний выпуск журнала Городской Примитив, и слушал Министри в наушниках. Ему очень повезло, что он нашел это место. Ну, хорошо, хорошо, тут водились крысы, и пьяные использовали маленькую комнату как туалет, и воняла она хуже, чем его ванная дома – а это уж, поверьте, о многом говорило – но здесь не было орущих детей, дерущихся машин, а главное – не было Джедаев. Было 3:30 утра, и все это место принадлежало ему. Ну, не считая бомжа, отрубившегося на соседнем столе для белья.
 Дверь в прачечную открылась со звоном и скрипом, Мол поднял глаза, удивленный, какую еще новую пафосную жизненную форму занесла нелегкая, он надеялся увидеть что-либо вроде пьяной проститутки, чтобы неплохо провести время. Но фигура, пробирающаяся в дверь немного боком была в белых носках в чистых светло-серых штанах, и держала в руках радостно желтую корзину для грязного белья. Впереди, на песочной майке были написаны слова Академия Джедаев. Отдел Обучения. Молу даже не надо было видеть торчащий ежик светлых волос, и маленький крысиный хвостик сбоку, чтобы понять, что это его сосед, Оби-Ван Кеноби.
- Ой, бля, здорово, Мол, - сказал баклан.
- Постельку не пропустишь?
Оби-Ван тряхнул головой:
- Нет. Мне не спалось, и я решил сделать что-нибудь полезное, вместо того, чтобы просто лежать, уставившись в потолок.
 Ну, это вполне понятно. Доверь Джедаю возможность оторваться, как следует, и он превратит это в полезное время провождение. Мол исподтишка наблюдал, прикрывшись журналом, за тем как Оби-Ван аккуратно сортирует белье по цвету, материалу и температуре стирки, загружая их в разные машины. Потом Падаван достал стиральные порошки, антистатики и смягчители для ткани, засыпая их в машины и смешивая, как заправский химик нитроглицерин.
 Он захотел, было вставить ехидный комментарий, по поводу Джедаев – любителей комфорта. Потом виновато глянул на маленькую коробочку Райского смягчителя для белья, спрятанную в самом низу его собственной корзины для белья, и заткнулся. Сидиус бы не одобрил такую роскошь. И опять-таки, Сидиус не должен был знать. Это было обязанностью Ситха, вырасти и взять власть в свои руки. Мол должен быть готов восстать и уничтожить его. А когда он это сделает, его рубашки будут мягкими и без статического электричества.
 Когда он вновь поднял голову, Оби-Ван направлялся в его сторону, со странно напряженным выражением на лице. Это заставило Мола почувствовать себя более чем неуютно, и он поторопился сунуть нос обратно в журнал, надеясь, что Падаван поймет намек и не будет его беспокоить.
- Мол, могу я с тобой поговорить?
Жизнь ненавидит меня, подумал он.
- Нет.
- Это займет секунду.
- Я читаю.
- Пожалуйста?
 Мол опять поднял глаза, и вот этот, короткий взгляд вывел его из строя. Оби-Ван настойчиво смотрел на него во все глаза, бледные щеки немного порозовели, нижняя губа чуть прикушена зубами. У него был ожидающий вид, такой же, какой у него бывал обыкновенно, перед тем как он…нет. Нет, он НЕ собирается об этом думать. Это было не хорошо для его умственного здоровья.
- Постарайся побыстрее, - пробурчал он.
Оби-Ван смущенно улыбнулся.
- Ну, выходит, что мы типа были, эээ, близки уже несколько раз, я вот подумал, не хочешь ли ты выйти куда-нибудь, как-нибудь.
- Выйти, - повторил Мол.
- Да.
- С тобой.
- Да. Я имею в виду, мы все равно, в конце концов, тусуемся вместе. Кого это заденет?
 Кого это заденет? Много кого и много чего. Мол уставился на тонкую, хрупкую шею Оби-Вана, и собрался свернуть ее обеими руками. Да Сама Идея, что он, Воин Ситх, мог бы пойти на свидание с Джедаем! Это была абсолютно и до самого основания отвратительная идея, одна мысль о которой заставляла его живот свести от праведного гнева.
 Он открыл рот, чтобы пристыдить Джедая-выскочку своими словами.
- Конечно, давай, - услышал он свои слова.
Какого хрена?
 Оби-Ван усмехнулся.
- Классно! Как насчет ужина у меня дома, завтра? Около семи? Я действительно хорошо готовлю.
Никогда, кричал его мозг, Я сперва увижу как ты сдохнешь. Я сперва увижу как мы оба сдохнем!
- Хорошо, - сказал он.
- Фантастика просто, - сказал Оби-Ван, - Ух ты, я даже не знаю, как сказать, каким счастливым ты меня сделал.
 Падаван обнял Мола, и отошел проверить стирку. Мол сидел на стуле, слишком обалдевший от шока, чтобы делать что-либо, кроме как тупо смотреть на стену. Счастливым. Он сделал счастливым Джедая. Сидиус убьет его. Медленно.
 А в это время, под столом для белья Моя Ученица мурлыкала в злобном довольстве. Все случилось именно так, как она и думала.

 Даже во сне, его не отпускал ужас. Не важно, как быстро он бежал, приветливый голос Кеноби всегда его находил. Он отдавался в его мозгу радостным громом, мерцающим и настойчивым, сочетаясь с видением, того, как он и падаван, все в поту, извиваются на сцене в Сумерках Силы, под завывания Игги Попа.
 Мол испуганно проснулся. Несколько секунд потребовалось его спящему мозгу для того, чтобы понять, что голос, преследовавший его во сне, был вообще-то, голосом придурка, оставляющего сообщение на его автоответчике. Что-то о Квай-Гоне и химчистке. Мол еще не совсем проснулся, чтобы вникнуть в смысл, но с другой стороны, это означало, что разговор прошлой ночью не был сном.
 Было пол третьего дня, но Мол никак не мог доказать себе, что вставать с кровати необходимо. Встать, означало подтвердить тот факт, что он согласен поужинать с Кеноби. Нет уж, гораздо лучше, просто валяться здесь, вцепившись в подушку и хныкать. Ваша правда, Владыке Ситху хныкать не пристало, но ему было наплевать.
 Тут появилась еще одна тема для размышления. У него стоял. И не этот ваш обычный стояк молодого парня по утрам. Он стоял так, что мог бы выколоть кому-нибудь глаз/ или так, вот, блин, у меня яйца как арбузы. Неужели, в своём глубочайшем, грязнейшем подсознании, он действительно хотел бы заняться сексом с этим придурком, опять? И опять, и опять, и ….
 Нет! Нет. Это просто невозможно. Думай о крови, сказал он себе. Думай о насилии. Думай о Владычице Ларе Крофт, улыбающейся и с хлыстом. Думай обо всем, о чем угодно, кроме того, как эти черные кожаные штаны обтягивают задницу Кеноби, когда он нагибается…
- Ёб твою мать! – заорал он, кидая подушку через всю комнату.
В эту же минуту, Сидиус появился в дверном проеме его спальни. Он подхватил подушку легко, одна элегантно выщипанная бровь вздернулась, удивленно:
- Если ты собирался уничтожить меня, - ехидно сказал он, - могу ли я посоветовать тебе использовать что-то более подходящее для этого?
 Мол склонил голову, в ужасе.
- Прости меня, мой Мастер.
- За что? Ты Ситх, Ты должен проявлять себя в гневе!
Сидиус прислонился к двери, с открыто хищным блеском в глазах, и, Мол вдруг вспомнил, что он раздет, и о том, в каком состоянии он сейчас находился. Еще раз спасибо татуировкам на лице, ибо они скрыли его яростный румянец, он схватил оставшуюся подушку, и положил ее себе на колени. Сидиус вздохнул.
- Ты такой скромник, для Ситха, знаешь ли…
Мол игнорировал комментарий.
- Какие у тебя намерения, мой Мастер? – немного удачи, и окажется, что Сидиус пришел, с какими-то злобными маниакальными планами, требующими присутствия Мола. Это будет идеальным объяснением для того, чтобы не идти ужинать к Кеноби, не вызывая ни малейших подозрений. Мне так жаль, Оби-Ван, но работа есть работа. Ты же знаешь.
- Честно говоря, я хотел дать тебе выходной.
Жизнь, правда, меня ненавидит, подумал он.
- Ты явился собственной персоной, чтобы сказать, что даешь мне выходной?
- Вообще-то, я почувствовал странное волнение в Силе, - сказал Сидиус, - и это все происходит вокруг тебя, Мой ученик.
- Вокруг меня?
- Дааааа. Сильнейшее проявление похоти и желания, смешанное с чернейшим отчаянием, которое мне удавалось когда-либо видеть… - на секунду, Сидиус прикрыл глаза, наслаждаясь вкусом. Когда он открыл их вновь, он уставился на Мола с интенсивностью лазерного луча.
- Ты ничего не хочешь мне сказать?
 Мол изо всех сил старался выглядеть невинным, надо сказать, очень тяжелая работа для Ситха, при любых обстоятельствах.
- А?.. нет.
 Как раз в это время, Ученица Мола вошла в комнату. Она прошла мимо Сидиуса, достаточно близко, чтобы оставить клочок шерсти на его сияющих черных брюках, и вскочила на прикроватный столик. Зевая, она взобралась наверх автоответчика, и свернулась клубком, и ее лапа случайно задела кнопку перемотки. Внезапно, радостный голос Оби-Вана наполнил комнату.
- Привет Мол, это я, Оби-Ван. Хм, я боюсь, нам придется отложить наш ужин с семи часов до восьми, надеюсь, тебя это устроит. Я забыл, что должен был забрать шмотки Квай-Гона из химчистки, и закинуть их ему по дороге. Я не знаю, почему он не может сам это сделать, мне придется сделать большой крюк, но, ну…ты знаешь, каково быть учеником. Вот, блин, я разнылся. Извини. Просто, не могу дождаться, когда, наконец, увижу тебя сегодня. Правда. Ну, так, эээ, я думаю, увидимся в восемь. Пока!
 Мол постарался соскользнуть под кровать. Это был один из самых унизительных моментов в его жизни.
- Мастер, я могу объяснить…
Сидиус чуть улыбнулся.
- В этом нет нужды, мой юный ученик. Ваше выступление с Кеноби в Сумерках Силы, на прошлой неделе, было более чем убедительным.
Мол покраснел так, что он мог бы поклясться, что его татуировки светятся.
- Я был пьян, - пробормотал он.
- Ну, ну, Мол, не стоит выглядеть так мрачно. Кеноби достаточно симпатичный молодой человек, и вы двое так подходите друг к другу. Любой в клубе бы согласился.
Всхлип сорвался с губ Мола.
- Я разве не говорил тебе, что купил кассету у владельца клуба? Я думаю продать ее телекомпании Фокс, для их программы «Слишком Горячо для телевидения».
- УМРИ!!! – взвыл Мол, хватая первый попавшийся под руку предмет, чтобы запустить его в голову Мастеру. К несчастью, это была подушка, прикрывающая его колени.
И опять, Сидиус лишь легко от нее отмахнулся.
-ДА! – вскричал он, - покажи мне свою чистую, обнаженную, мускулистую и невероятно привлекательную ярость!
 Мол схватил в охапку покрывало, натягивая его до самого подбородка.
- Надеюсь, тебя переедет церковный автобус с толстозадыми старухами, - прорычал он.
Сидиус хмыкнул.
- На этом замечании, я оставлю тебя, чтобы ты подготовился к своему свиданию. И Мол?
- Что.
- Не забудь про цветы.

 Пара, живущая этажом выше орала друг на друга уже целый час. Обыкновенно, Мол бы просто развалился на диване и дал бы себе впитать всю живительную энергию скандала, но не в этот раз. Нет, сегодня его голова была забита другими мыслями, и особенно старой доброй дилеммой, когда шкаф полон чистой одежды, но нечего надеть.
 Его первой мыслью было вытащить самую ужасную, грязнейшую и самую вонючую одежду, в надежде, что как только Оби-Ван увидит его, он тут же захлопнет дверь перед носом. Проблема была в том, что первый раз в его жизни, у него не было грязной одежды, потому что он только что был в прачечной. Где, собственно, вся эта чепуха и началась, надо сказать. Не забыть, подумал Мол, никогда больше не ходить в прачечную.
 Ну, хорошо, носки. Шелковые шорты…это решало часть проблемы, но какие надеть штаны? Кожаные? Нет, каждый раз, как он их одевал, он и Кеноби обязательно сцепливались вместе. Лучше не давать судьбе такого шанса. Хм. Как насчет джинсов? Да, вот это было бы в самый раз, правда, последний раз он их видел в списке самых популярных покупок на Коруссанте. Оставались его форменные брюки, тем более они заставляли его задницу выглядеть превосходно, но они совсем не подходили к его майке. И, кстати, у него не было не малейшего желания, надевать полный Ситховский выходной наряд для свидания со своим тупым соседом.
 Оставались кожаные штаны, если он не собирался ужинать в трусах. И, говоря о трусах, куда они все подевались? Шелковые были слишком сексуальными и декадентскими, чтобы тратить их на баклана, а крысиного цвета хлопчатобумажные странным образом испарились из корзины для белья. Мол подозревал, что Сидиус приложил к этому руку.
 Возникшая в его воображении картина с Сидиусом, находящимся один на один с его ящиком для белья, ударила его с силой цементного блока, и он бросился в ванную, где его чуть не вырвало. Вздрагивая, Мол плеснул в лицо холодной водой, пока картина и тошнота не растворились сами собой. Пока он вытирал рожки досуха, Его меховая Ученица вспрыгнула на край раковины, с каким-то странным объектом в зубах. Она бросила его в раковину со стуком. Мол удивленно взглянул. Это была зубная щетка новой марки.
- Нет, сказал он, - Абсолютное нет.
Кошка уставилась на него.
Он уставился на кошку.
Она подняла лапу и зашипела.
Мол моргнул.
- Черт, - пробормотал он, и потянулся за зубной пастой.

 Теперь было уже около восьми. Мол стоял у дверей Кеноби и звонил. У него болел живот, его десны зудели, и во рту был привкус крови и мяты. И с этой точки зрения он готов был придушить баклана, как только тот откроет ему дверь.
 Парочка, этажом выше переместилась на лестничную площадку. Мол не обратил внимания на подробности их скандала, фокусируясь на силе гнева женщины, впитывая его весь. Это было так хорошо.
- Ах, так? – вопила она, - Так ВОТ что я думаю о тебе и твоих тупых извинениях!
 Какой-то объект полетел в него прямо сверху. Ситховские рефлексы Мола не подвели его и в этот раз, и он поймал его на лету, ни на секунду не задумавшись. Это был букет маргариток.
 Прямо сразу же дверь Кеноби и отворилась.
-О, ты принес цветы! – вскричал падаван, выхватывая его из рук Мола, не давая тому вставить ни слова, - Я всегда знал, что ты в душе романтик.
Жизнь меня ненавидит, подумал Мол.

 Молу раньше никогда не приходилось, как следует рассмотреть квартиру Оби-Вана. В те несколько предыдущих посещений он бывал либо в жопу пьян, либо так торопился, что не замечал ничего вокруг.
 Расположение комнат было таким же, как и у него самого, но на этом все сходство и заканчивалось. Она была чистая, во-первых, стены были белые, бежевый ковер без пятен и тщательно пропылесосенный. Оби-Вану, похоже, нравилась простая, функциональная мебель, в сдержанных, натуральных тонах, и мягкий свет, который придавал всему помещению ауру мирного спокойствия. Мол возненавидел ее с первого взгляда.
 Оби-ван вышел из кухни, неся маргаритки в вазе, и ставя их на комод у двери.
- Выпить хочешь?
О, да, черт. Бухло только и могло бы ему помочь это все вынести.
- Виски.
- Я боюсь, я не держу тут крепкой выпивки, - сказал Оби-Ван, - как насчет бокала вина?
Нос Мола сморщился. Вино было для баб.
- Пиво есть?
- Еще бы! – сказал Оби-Ван и отправился обратно в кухню.
- Это случайно не Гнусный Эль Пита? – с надеждой проговорил Мол.
Смех Оби-Ван наполнил комнату.
- Слава богу, нет! эта фигня для тормозов.
Мол почувствовал, что его температура поднимается.
- Ах, вот как? Так что же тогда пьют Джедаи?
Оби-Ван вернулся с двумя высокими черными банками.
- Ну, я не буду говорить за других, - сказал он, протягивая банку Молу, - но мне нравится Гиннесс.
Падаван открыл банку, и выпил почти все ее содержимое одним долгим глотком. Мол последовал, чтоб не отстать. И чуть не выплюнул его потом обратно.
- Это дерьмо на вкус как перебродивший кофе.
- Можешь выпить вина…
- Нет, спасибо.
 Оби-Ван допил пиво.
- Мне надо кое-что доделать на кухне. Может, включишь пока какую-нибудь музыку, и устроишься поудобней в гостиной?
Мол и не знал, чего ожидать от коллекции компакт дисков у Оби-Вана. Он всегда подозревал, что маленький упырь слушает только Лучшие 40 хитов недели, но после того инцидента в Сумерках Силы, он уже не был так уверен.
 Список компактов лежал на столе, Мол начал читать. Блин, это было гораздо хуже, чем он предполагал. Тонны безмозглой попсы и нью эйджа, и этот, богом проклятый Рикки Мартин.
 Он вздрогнул от отвращения.
- Твой музыкальный вкус даже хуже, чем твое пиво.
Оби-Ван высунулся из-за угла.
- Это Квай-Гона, - сказал он, - мое барахло у центра, на полке.
Первые несколько дисков, которые он подобрал были тупые бойз-бенды. Они были покрыты пылью, и все еще были закрыты защитным кодом на упаковке. У Мола появилось смутное подозрение, что это были подарки Квай-Гона. Бесцеремонно выбрасывая их в окно, он занялся дальнейшим изучением содержимого. «Голый и Буйный. Лучшее Игги Попа». Он быстро поставил диск обратно. Не-а, не здесь и не сегодня. Том Петти? Да, нет, слишком мягко. Мертвые Могут Танцевать? Лучше…, но все еще слишком навевает мысли.
 Ему нужно было что-то жесткое. Что-то злобное. Что-нибудь, что уж точно, не настраивало бы на романтический лад. Закрыв глаза, он наугад вытащил еще один, позволяя Темной Силе руководить его действиями. У него в руках оказался диск Сексуальной Жертвы Инопланетянина, Кислотная Ванна.
- Во! Сработало, - он поставил диск на проигрыватель, и включил на полную громкость.
При звуках «Путешествия на Луну» Оби-Ван отозвался.
-Эй, хороший выбор, Секс Жертва Инопланетянина, моя самая любимая группа. Ну, после Игги и Марионеток, разумеется.
Я не могу победить, решил Мол.
 Он серьезно подумывал о том, чтобы выброситься в окно, когда что-то ударило его по ноге и откатилось в сторону. Посмотрев вниз, он увидел прозрачный пластиковый шар, для грызуна, который позволял бы ему свободно перемещаться по квартире. Улыбаясь, он поднял шар.
- А как Мистеру Флаффи понравиться путешествие на луну? – спросил он подозрительно приветливым голосом. Мол посмотрел через плечо, и, убедившись, что Оби-Ван не видит, размахнулся и швырнул шар с хомячком об стенку. Он с треском разбился о стену.
Оби-Ван выбежал из кухни:
- Что это было? – увидев обломки пластикового шара, он внезапно упал на колени, - Мистер Флаффи!
- Что-то не так? – невинно спросил Мол.
- Да, мой хомяк освободился. Слушай, ты должен мне помочь найти его!
 Да он должно быть не потерялся, а сдох, или сдохнет, если Мол найдет его раньше Оби-Вана, Ситхи никогда не оставляют работу незавершенной.
- Где ты хочешь, чтобы я его искал?
- Попробуй под диваном.
Мол встал на одно колено, и осмотрел территорию. Вот он, свернувшийся у деревянной ножки, маленький дрожащий комочек меха.
- Иди сюда, ты, ничтожная тварь, - пробормотал он, и протянул руку.
Мистер Флаффи не был ни тем, ни другим. Из-за бесконечных повторений песен Рикки Мартина, и убийственных атак представительницы породы кошачьих, он был Хомяком На Грани Нервного Срыва, Тикающей часовой бомбой Ярости Грызунов. И, когда рука Мола приближалась все ближе и ближе, что-то восстало внутри у Мистера Флаффи, что-то глубокое и мощное, ужасное и выходящее за пределы его самоконтроля. Это был гнев. Это была Сила. Это была Темная Сторона.
 Маленькие, острые словно иголки, зубы впились в палец Мола. Он взвыл от боли, и быстро замахал всей пятерней, пытаясь вытащить хомяка-убийцу из своей плоти, и посылая его в полет через всю гостиную уже во второй раз за этот вечер. Но, в этот раз Темные Силы были на стороне Мистера Флаффи, и он, оттолкнувшись в полете от головы Оби-Вана опять приземлился на Мола.
- Мистер Флаффи, НееееееееЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕеееееееееееет!
 Звук отчаянного крика Оби-Вана, должно быть привел одержимое создание в чувство. Мистер Флаффи прекратил свою атаку, шлепнулся на пол, где и сидел, смущенно ослепленный, пока падаван не подобрал его и не посадил обратно в клетку.
 Мол держал свой раненый палец у своей груди. Хорошо. Все, вот это уже слишком. Он сейчас же вернется обратно, в свою квартиру, переоденется в пижаму, сядет на диван, и будет играть в Убийцу Джедаев на Дорогах III, пока весь этот инцидент не испарится из его памяти, и не превратиться во всего лишь неприятное воспоминание.
 Баклан вошел в комнату тогда, когда он был уже у самой двери.
- Мол, я даже не могу тебе сказать, как мне жаль.
- Да, все что угодно, я просто собираюсь вернуться домой, и забыть, что это все когда-нибудь было, полагаю, ты сделаешь то же самое.
Он ожидал аргументов, но Оби-Ван лишь кивнул.
- Пока не ушел, дай я посмотрю на твой палец?
- Ничего страшного.
- У тебя кровь идет.
- Я в порядке.
- Чушь собачья, - сказал Оби-Ван, - Я – Джедай, и это моя обязанность, помочь тебе. Особенно, если моё же собственное животное и вызвало эту неприятность.
- Мне не нужна твоя помощь, - запротестовал Мол, но баклан не слушал.
Оби-Ван взял руку Мола в свою, медленно захватив укушенный палец, чтобы поднести его ближе к своим глазам.
- Ну, не так уж и плохо дело, - сказал он тихо, и легонько подул на маленький порез – Лучше?
В горле Мола пересохло.
- Эээ…
- Нет? Как насчет этого?
Падаван поднял его палец к губам. Он же не будет….Ох ты, еб твою мать, еще как будет. Мол крепко сжал веки, когда язык Оби-Вана дотронулся до его кожи, нежно лаская раненую плоть, слизывая кровь теплыми влажными движениями.
Блядь, вооооооооооооот, блядь!
- Все еще больно? Думаю, надо переходить к более серьезным мерам.
 Сказал Оби-Ван и взял в рот весь его палец, когда он начал его сосать, что-то в мозгу Мола щелкнуло и переключилось. Его руки зажили собственной жизнью, вцепившись впереди в майку Оби-Вана, пока она не издала удовлетворительный рвущийся звук, в то время как пуговицы летели на пол. Они стали проталкиваться вглубь квартиры, разбрасывая по ходу движения одежду, дотрагиваясь руками или ртами, друг до друга, чтобы обнять, укусить или поцеловать.
 Теперь они оказались в спальне, полуголые и трясущиеся от охватившей их нужды. Улыбка падавана была яркой как обычно, но его глаза пылали адским огнём. Он на секунду положил раскрытую ладонь на грудь Мола, потом толкнул его с помощью Силы, что заставило Ситха упасть ничком на кровать, так, что пружины возмущенно заскрипели. Тот собрался было вскочить, но Оби-Ван придавил его своим весом, заставив остаться на месте и оседлав его бедра.
 Я всегда забываю, что он больше меня, мысленно усмехнулся Мол, а потом рот падавана был у его рта, и он внезапно стал очень рад, что почистил-таки зубы. Потому что, если бы он этого не сделал, то Оби-Ван мог бы перестать его целовать, и тогда где бы он был? Дома, вот где, зверски дроча в душе, пытаясь притвориться, что он этого вовсе и не хотел. Оби-Ван оторвался от Мола, стаскивая с него майку и бесцеремонно отбрасывая ее через плечо. До того, как он смог запротестовать по поводу такого жестокого обращения с любимым предметом туалета Ситха, удивительный рот Оби-Вана был опять на нем, теперь он посасывал его соски, вылизывал мокрую полоску вдоль его живота. Глаза Мола закрылись, а голова откинулась назад, так, что рога моментально запутались в шерстяном покрывале, когда подвижные пальцы Оби-Вана вытащили его тяжелый член, проводя кончиком языка по всей его длине, перед тем как взять его в рот весь.
 Низкий, рычащий стон вырвался из горла Мола, и его бедра рванулись вверх, в попытке погрузиться полностью в эту жаркую влажность. Потом она пропала, и Мол открыл глаза, и увидел, как Оби-Ван стаскивает с него его шорты, отбрасывая в кучу одежды на полу. Он развернул Мола на бок, схватив его бедро рукой, и не слишком нежно приложив Силу, лег за его спиной. Мол попытался двинуться, но падаван лишь прижался ближе, забрасывая одну ногу сверху, удерживая его. Уверяю вас, ощущение было не совсем уж неприятным, вес большего тела, удерживающий его внизу, скольжение горячей, потной кожи вдоль его спины, выступающие ключицы, прижавшиеся к его заду…
 Мягкие влажные губы, ласкающие заднюю часть его череп сзади, нашедшие один из его рогов, и коснувшихся его. Теплая, удивительно сильная рука, скользнула по его животу к паху, захватывая другую твердость.
- Я хочу трахнуть тебя.
Мол всхлипнул совсем как-то не по-Ситховски, выгибаясь навстречу руке. Обхватившей его:
-Пожалуйста…
 Дыхание Оби-Вана участилось,
- Повернись.
Он так и сделал, прямо на живот, широко раздвинув ноги, и хер с ним, что это все делало с его самомнением. Месть подождет. Тут был толстый, горячий хуй у самого его бедра, и он хотел его внутри себя. Сейчас же. И Кеноби был тут как тут, бесцеремонно скользнув в него, без всякой подготовки, без смазки, и блядь, это было больно, кто бы мог подумать, что этот недоношенный упырёныш будет такой здоровый?! Но это была приятная боль, и он ждал ее, хотел ее, двигался навстречу ей и просил еще. Дай мне все, что у тебя есть, покажи, кто здесь главный, выеби меня так, как будто ты имеешь это в виду, как будто ты имеешь меня, парень!!
 Руки на его бедрах подхватили Мола и поставили его на колени, и это было хорошо, Силы Небесные, еб твою мать, это было так хорошо. Оби-Ван Кеноби, берущий его, словно животное. Я хочу быть твоей собакой, как-то истерически подумал он, и услышал смех Кеноби, прочитавшего эту его мысль, в то время как Джедай двигался в нем все яростнее и быстрее, намереваясь загнать его до бессилия.
 Мол был доведен до грани, мог видеть это, попробовать на вкус, чувствовать ногтях и кончиках рогов. Он попытался протянуть руку между своих ног, нуждаясь лишь в небольшой помощи, чтобы кончить, но Оби-ван схватил его запястье и прижал обратно к постели, удерживая там и сжимая до боли. Влажный язык прошелся по задней части его черепа, между его рожками, потом в один из рогов вцепились зубы, и он кончил, воя и брыкаясь как дикая кобыла, чуть не отключившись при этом.
 Когда его чувства частично вернулись к нему, несколько вечностей спустя, он лежал на животе, и трепещущее тело Кеноби придавливало его сверху. Я никогда больше не двинусь, туманно подумалось ему.
- Мол? – голос Оби-Вана тоже дрожал.
- Хм?
- Ты можешь двинуться?
Он попытался, наконец, ему удалось пошевелить пальцами.
- Нет.
- Та же фигня.
- Тогда, думаю, мы оба останемся здесь.
- Звучит неплохо.

 Мол проснулся следующим утром, с чьим-то лицом уткнувшимся в его шею.
Блядь. Он опять переспал с Кеноби. И в этот раз он был трезвым.
А еще хуже, он был снизу…. И ему это понравилось.
Он чуть было не выпрыгнул из кровати из принципиальных соображений. Гордость заставила его остановиться. Нет, он просто не может выскользнуть за дверь, пока баклан еще спит, в этот раз, это было бы слишком унизительно.
 Отлично. Ему придется подумать о чем-то еще. В конце концов, он же был Владыка Ситх, а что Владыки Ситхи делают лучше всего?
Мстят.
Мол взглянул на спящее лицо своей жертвы и заулыбался.

Моя Ученица высунула голову из-под тумбочки, безошибочно угадав звуки песни Игги Попа, включенной на полную мощь, в квартире за соседней дверью. Позже, она услышала скрип пружин, и последовавшие громкие ритмичные толчки изголовья кровати об стену. Мурлыча, так, что все ее тело затряслось, она вернулась к своим делам, к раздиранию чистого хлопчатобумажного белья Мола на мельчайшие кусочки.
Жизнь была хороша.

 

КЕНОБИ НА ИГЛЕ

Kenobispotting by Rose Sith Academy
перевод Анхесенпаатон Ра
 
Дарт Мол сидел на тахте, яростно запихивая пригоршни сырных чипсов одной рукой себе в рот, другой вцепившись в пульт от телевизора. Колонки его перегрелись от тщетных попыток заглушить шум соседских горизонтальных упражнений. Игровая приставка была забита кошачьей шерстью, оставляя ему выбор – либо покинуть свои апартаменты, либо смотреть телевизор. Так как лифт был сломан, и он чувствовал себя не в настроении шататься туда сюда на сорок второй этаж, победил телевизор. К сожалению, был полдень вторника, и не показывали ничего хорошего, помимо обычных сериалов, ток-шоу и бесконечных повторений Ремонт Дома.
 За соседней дверью стоны Оби-Вана разрослись до душераздирающего крещендо, и Мол знал по опыту, как активный участник и невольный свидетель, что это означало, что баклан достиг, эээ, пика своей активности. Скоро, единственным звуком, доносившимся из-за тонкой стены, были звуки последнего компакта Спайс Гёрлз, чего было достаточно для того, чтобы Мол решил, что сорок два этажа – это не так уж и много.
 Натянув ботинки, он вырвался наружу. В бутике электроники была распродажа, может, ему удастся найти несколько новых игр для приставки.
 Дверь захлопнулась за его спиной, когда он вспомнил, что ключи лежали в кармане другой куртки.
- Вот, блядь!
 Несколько месяцев назад, он заменил свою дверь на новую, когда его бывшая, была выбита и разломана на куски красношеим Харлтоном Честоном. Новая, сделанная из гладкого, пластичного металла, с магнитными щитами, она была приобретена в наивной надежде, что его это сможет удержать его Мастера, Дарта Сидиуса, от внезапных появлений в его квартире. В гарантии было сказано, что она огнеупорная, кислотостойкая и лазеронепробиваемая. Гарантия на 100%, либо мы вернем ваши деньги.
 Но он был Владыка Ситх, не так ли? Как простая дверь может противостоять силе Темной Стороны? Ухмыляясь своему превосходству, Мол пнул дверь изо всех сил.
 Она даже и не дрогнула.
Ругаясь на полудюжине известных ему языков, он подпрыгивал на месте, накапливая свой гнев, в чем ему очень помогли Спайс Гёрлз, а также он вспомнил все слащавые поп группы, и ярость его воспряла, потом удесятерилась, от огромной дозы ревности из-за Оби-Вана, производящего те самые звуки с кем-то еще, кроме него. Затем он послал всю свою кровожадную ярость на дверь.
 Она даже и не дрогнула.
- Ты еще и дразнишься? – зарычал он, вытаскивая лазерный меч, в надежде вырезать замок. Когда дым разошелся, дверь оказалась в своем прежнем состоянии, на поверхности даже не появилось темного пятна.
- ЁЁЁёёёёёёёёё!!!!!! – закричал Мол ударяясь головой о металл. Хотя рациональная часть его сознания знала, что это все равно не сработает, громкий удар, произведенный им, позволил ему чувствовать себя гораздо лучше.
- Проблемы, сосед?
 Он повернулся, Оби-Ван стоял в своей двери, забота ясно прорисовывалась на его лице. Мол тяжело вздохнул. Из этого ему вряд ли удастся выбраться с достоинством.
- Я случайно захлопнул за собой дверь, - декларировал он.
 Оби-Ван вышел в холл, одетый только в купальный халат и розовые тапки с зайцами.
- Я все время так делаю, - сказал он, злорадно усмехнувшись.
Если, кто удивился, пусть поднимет свою маленькую ручонку, подумал Мол, вслух он сказал:
- Мне понадобится твой телефон, чтобы заказать ужин.
- А вот это совсем не обязательно, - холодно сказал Кеноби.
 До того, как он смог бы отреагировать, Падаван подошел к двери, вытащил из кармана английскую булавку, и согнулся над замком. Вид светлой гладкой кожи на шее Оби-Вана был… потрясающим. Мол наклонился вперед бессознательно, когда его мозги заполнились видениями. Он, кусающий этот уязвимый кусочек кожи, засасывающий его, до тех пор, когда нежная плоть не станет ярко-розовой…
 Дверь со щелчком отворилась.
Оби-Ван выпрямился, его затылок въехал в подбородок Мола, заставив его рот захлопнуться так сильно, что у Мола из глаз посыпались искры. Оба заорали и отскочили друг от друга.
- Ой, извини, - сказал Оби-Ван, - Я так был занят дверью, что не заметил, что ты стоял у меня за спиной!
 Мол вздрогнул, не уверенный, что выбило его из колеи больше, тот факт, что Оби-Ван только что вскрыл его замок, или то, как он был близок к тому, чтобы схватить падавана, бросить на пол и затрахать парня до потери пульса посреди общего холла.
 Его борьба между смущением и желанием, должно быть явно проявилась на его лице, потому что Падаван, вдруг покраснел до самых корней волос и отступил по направлению к своей квартире.
- Ну, ладно. Хорошо. Теперь твоя дверь открыта. Думаю, мне надо идти.
 Мол решил не отпускать кретина так просто.
- Где ты научился это делать?
- Что делать?
- Замки вскрывать.
Мол скрестил руки на груди, и внимательно посмотрел на Падавана.
- Такого рода вещам не учат в Высшей Школе Джедаев.
- Да, думаю, нет, - нервно рассмеялся Оби-Ван, - тяжелое детство, я полагаю.
 Мол сразу же представил себе до смешного вежливую буржуазную семью, которая усыновила Оби-Вана, и хмыкнул.
- У тебя было тяжелое детство?
- Обычное подростковое бунтарство, - уклончиво сказал Оби-Ван – ничего серьезного.
 Мол чуял ложь сразу, а эта воняла сильнее чем туалетная коробка Его Ученицы.
- Ну, конечно, - ответил он, улыбаясь своей лучшей « я же знаю, что ты гонишь» улыбкой.
 - Мне правда, надо идти, - засобирался Оби-Ван,- Квай-Гон…
- Спит как младенец, и мы оба это знаем, - Мол схватил халат Оби-Вана за ворот, притягивая его к себе.
- Мол, это не такая уж хорошая идея.
Он легко провел губами по уху Оби-Вана, чувствуя, как Кеноби вздрагивает в ответ.
- Почему же?
- Мой мастер…
- Ебать твоего мастера.
- Только что.
Легкое касание языка чувствительной мочки уха.
- Я знаю, я слышал тебя.
 Рот Оби-Вана коснулся шеи Мола.
- Тебя это возбудило?
Мол зарычал.
- Меня это взбесило.
 По ряду причин, Оби-Ван, похоже, нашел последнее утверждение невозможно возбуждающим. Падаван прижался к Молу и поцеловал так крепко, что у того закружилась голова. Не споря с подвернувшимся случаем, Мол воспользовался внезапным желанием Кеноби, и распластал его у стены, своим телом.
 Он развязал узел на поясе его халата, потом обхватил руками прекрасные крепкие ягодицы падавана. Кеноби требовал еще, забрасывая одну ногу на бедро Мола, и постанывая, когда Ситх ввел пару пальцев внутрь.
 Падаван был все еще мокрым от предыдущего сношения, и мысль о Квай-Гоне, трогающим его, трахающим его, была большим, чем то, что Мол мог бы вынести. Рыча от гнева и внезапной, одуряющей жажды подтвердить свое право на владение, он бросился на пол, увлекая Оби-Вана с собой, переворачиваясь так, чтобы Кеноби был на спине, и раздвигая ему ноги.
 Глаза Оби-Вана закрылись, когда Мол начал тереться об него всем телом.
- Квай-Гон не удовлетворяет тебя, да? – простонал Мол.
- Нет.
- Я удовлетворяю тебя.
- Да.
- Тебе это надо.
- Да.
- Тебе нужен я.
- Да!
 Мол поднялся лишь, чтобы расстегнуть штаны и вытащить свой хуй в рекордное время, потом склонился над бедрами Оби-Вана, погружаясь по самые яйца одним резким толчком. Кеноби крепко вцепился в бедра Мола, ногти больно пронзили нежную плоть его ягодиц, но эта маленькая боль побледнела в сравнении с распознаванием своего имени, слетевшего с губ Падавана в самом невозможном превосходном вопле, который разрушил ту ничтожную часть остававшегося в нем контроля, и он кончил, круче, чем когда либо во всей своей жизни.

 Первой мыслью возвращающегося сознания Мола, было. Вот, блядь.
Он понял, что был в ауте некоторое время. Столько, что вокруг него могли бы поставить оранжевые конусы, с надписями осторожно, ремонт дороги.
 Вырезать и исправить.
 Вокруг них.
 Оби-Ван лежал в его объятиях, оберегающих его от холода. Он не помнил, когда именно он скатился с падавана, и опять, относительно силы его оргазма, он был удивлен, что помнит, как его зовут.
 Раз уж Мол проснулся, надо было что-то сказать. Оби-Ван начал подниматься.
- Какой сегодня день?
- Вторник, - нахмурился Мол, - я думаю.
Теперь они оба стояли на трясущихся ногах, не в силах смотреть друг на друга.
- Это значит…
- Да.
- Мне надо…
- Точно.
 Дверь Мола, слава богу, была открыта. Он подождал перед тем, как ступить внутрь, обернувшись на Оби-Вана. Кеноби заметил это, открыл рот, будто желая сказать что-то, но потом передумал. Смущенно улыбаясь, падаван скрылся за дверью. Мол продолжал смотреть на его дверь еще несколько минут.

 Едва он уселся на тахту, Сидиус уже был тут как тут.
- Мол, бросай свой пульт и обрати свое внимание на меня. У меня есть работенка. Нечто, что должно тебе понравиться. Нечто интересное.
 Мол закатил глаза. Его точка зрения и точка зрения Сидиуса, на интересное, редко совпадали.
 - Что я должен сделать, мой Учитель? Хочешь, чтобы я помыл машину? Постирал твои носки? Пропылесосил кошку?
Сидиус хмыкнул:
- Нет, ничего столь мирского и приземленного.
 Газета приземлилась на колено Мола, пожелтевшая и раскрошившаяся по краям от времени. Он медленно взял ее, одна из тех общественных дурацких газетенок, что лежат в магазинах в ящиках «Возьмите газету. Бесплатно».
- Что это?
- Просто прочти.
 Пожав плечами, Мол открыл газету, одна страница была заложена рекламным проспектом Кожаных Товаров Вильсона. Он изучил ее содержимое.
- Это статья о малолетних правонарушителях.
- Посмотри на фотографии, Мол. Внимательно посмотри.
Мол сделал, как ему было предписано. Там было несколько черно-белых снимков, и один из них был обведен красным маркером. На выделенной фотографии красовался грязный подросток панк, сидящий на заднем сиденье полицейской машины в наручниках, несколько офицеров вокруг. Подпись гласила, « Молодежь в кризисе: Полиция арестовала подростка в связи с правонарушениями, вызванными употреблением наркотиков». Панк выглядел знакомым до боли. Мол нахмурился, поднося газету ближе к глазам. Правда, знакомым. Вот, черт. Это был его сосед. Оби-Ван Кеноби.
 Мол уставился на Сидиуса, злобная ухмылка разлилась по его лицу.
- Где ты это нашел?
- У зубного врача, - ответил Сидиус, - Знаешь, доктора любят держать в приемной горы старых журналов и газет, чтобы пациенты не скучали.
Это было слишком хорошо, для того, чтобы это было правдой. Маленького мистера Хорошего-хорошего замели менты за употребление и распространение наркотиков, и у него были фотографии, чтобы это доказать.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал?
Сидиус вздохнул, с отвращением снимая со своей темно-зеленой Сенаторской накидки кошачью шерсть.
- По правде, говоря, Мол, я думал, это и так понятно. Твой любовник, извините, случайный партнер по сексу, имеет запись в полиции. Я хочу, чтобы ты отыскал, что именно в ней есть. Что ты потом будешь делать с этой информацией – это я оставлю на твое рассмотрение. Я так думаю, ты и сам придумаешь нечто подобающее.
- Считай, что уже сделано, мой Учитель.

 Глядя на все произошедшее ранее, Мол удивился, что даже и не допускал мысли о том, что у Оби-Вана было не совсем чистое прошлое. У кретина был характер, погребенный глубоко под его сладостью и мягкостью. Если он и не показывался часто, он, тем не менее, был там. Во-первых, эта необъяснимая любовь падавана к панку, индастриалу и готике. Никто из тех, у кого в спальне воздвигнут алтарь Игги Попу, не может быть таким блестяще-чистым, не важно, насколько тщательно он пытается доказать обратное.
 Вскрыть оболочку сайта Джедаевской Академии не составляло никакого труда, как и достать публичные записи о Кеноби. Мол потер глаза, уставшие от многочасового напряженного разглядывания компьютера, и замычал в расстройстве. Все было таким безобидным. Превосходные оценки, ряд наград за различные заслуги перед обществом, и всякая такая байда. Скучно. Тут вовсе ничего не показывало, что этот упырь был кем-то еще, кроме того, чем он казался. Кроме…
 Да, это было многообещающим. Маленькая ссылка говорила, что Кеноби поступил в Академию, как часть молодежной программы, спонсированной Советом Джедаев. Мол заставил компьютер выдать более подробную информацию.
 ДОСТУП ЗАПРЕЩЕН
- Ты еще будешь мне запрещать?! – рявкул он, и сконцентрировался на Темной Силе.
 Спустя несколько часов и две клавиатуры, Мол, наконец, вскрыл охранные коды, доставая закрытые файлы об Оби-Ване. Это было даже лучше, чем он ожидал. Одна только фотка стоила всей его головной боли. Кеноби выглядел, словно голодный котяра, с торчащими ребрами и красными глазами. Мол не смог удержаться от того, чтобы с дьявольским ликованием не отпечатать себе копию, и не повесить над столом.
- А теперь, венец победы, полицейская запись Оби-Вана.
Он кликнул иконку принтера и приготовился ждать.
Двадцать минут спустя принтер все еще печатал.

- Я не верю этому!!!!
 Он мог бы угнать машину. Многие детишки тырят ховеркары, чтобы покататься, это одна из тех вещей, которые творят подростки, когда у них много свободного времени и нечем занять руки. Конечно, что не все из них специализируются на безбожно дорогих спортивных машинах, и продаже их в нелегальных магазинах, чтобы обеспечить себе возможность покупать наркотики, но тем не менее.
 Сопротивлялся аресту? Да, хорошо. Это вполне вписывалось в имидж тупого-панка-пионерящего-машины.
 Но пытался убить полицейского? Оби-Ван Кеноби?! Мол тряхнул головой и уставился на стену, разделяющую их. Это просто не может сочетаться, если только сейчас ему не дают какие-либо сильнодействующе медикаменты. Что вполне возможно. Согласно полицейскому рапорту, единственное, что спасло Кеноби от тюрьмы, это его молодость, ему едва исполнилось пятнадцать, когда его арестовали, и то, что у него до этого не было приводов в полицию. По настоянию его родителей, он ходатайствовал о смягчении приговора, согласившись на отбывание срока в одном из Джедаевских реабилитационных центров, называемым Счастливым Домом. Счастливые Фермы Инкорпорейтед. Восемнадцать месяцев спустя, он поступил в Академию, спонсированный Квай-Гон Джинном и Йодой, и с тех пор был примерным гражданином.
 Уже этой информации было точно достаточно. Ну, и что бы ему с этим все сделать?

Ответ был прост. Это было зло. Это был постер.
 Обставленный, как рекламный плакат Реабилитационной наркотической Программы Совета Джедаев. На нем была фотография Кеноби «до», позаимствованный полицейский снимок и «после» портрет образцового студента Академии. Мол отправился в типографию Грязного Кинко, и заказал 500 экземпляров. Потом развесил их на стенах домов, в магазинчиках, в любом месте, где появлялся Кеноби. Он даже повесил один на дверь в квартиру Кеноби, просто, шоб було.
 Возвратившись домой он достал пиво «Гнусный Эль Пита» из холодильника и сел на тахту в ожидании.

 Оби-Ван шел домой с вечерних занятий, радостно напевая себе под нос Рамонез «Хочу, чтобы меня успокоили» в ритм своих шагов. Чувствуя жажду, он зашел в 24 магазинчик, купить Черри-Колу, заодно, может семечки для хомячков и банку тунца для кошки Мола, просто по дороге.
 В магазине было несколько знакомых, набирающих чипсы, или просто спасающихся там от жары. Оби-Ван кивнул им, но никто не кивнул в ответ. На самом деле, они в основном тупо таращились на него, будто у него выросла вторая голова.
 Это отстой, подумал он. Проверил ширинку, просто, на всякий случай, но она была застегнута. Вздрогнув, он направился к кассе, у кассы лежала обычная куча флайеров и рекламных проспектов. Оби-Ван взял почитать один, пока продавец пробивал чек.
- Ой, - сказал он, вдруг почувствовав слабость, - Ох ты, ёб твою мать.
- Еще что-нибудь? - продавец понимающе ухмыльнулся.
Оби-Ван кивнул.
- Да, пачку Кэмел, пожалуйста, - он опять посмотрел на проспект – Лучше коробку.

Мол посмотрел на часы на стене в виде кота Феликса, и нахмурился. Баклан задерживается. Маленький голосок в дальней части его мозга отрицал его волнение, так как он профессионально должен был ненавидеть его. Но он знал гораздо больше, чем было необходимо о приходах и уходах Оби-Вана. Мол мысленно приказал внутреннему голосу отъебаться, и он утих с громким рычанием, которое подозрительно напоминало мурлыканье Моей Ученицы.
 Наконец, он услышал звук приближающихся шагов в холле. Бросаясь к двери, он жадно припал к глазку. О, выражение лица упыря должно быть бесценным.
 Он был несколько разочарован.
 Падаван выглядел уставшим. Не было ни балансирования в его шагах, ни напевания, ни посвистывания. Даже его обычная яркая улыбка исчезла. Он выглядел как человек, уставший после долгого дня, с мыслями, сфокусировавшимися на пиве, ванне и кровати.
 Постер на двери заставил Оби-Вана задержаться, но кроме сузившихся губ и напрягшегося подбородка, не было заметно никакой внешней реакции. Внимательно, со значением, посмотрев на дверь Мола, Кеноби вздохнул, сорвал постер, и вошел в квартиру, тихо закрыв за собой дверь.
 Через несколько минут, Мол услышал звук бегущей воды в душе.
 Ученица Мола ударила его головой по ноге и произнесла мррип? Он скользнул на пол, затаскивая ее на колени, задумчиво почесывая ее промеж ушей.
- У меня нехорошее предчувствие, - сказал он.
Если даже его подмастерье и имела какое-либо мнение на этот счет, она не спешила им поделиться.

 Музыка. Это было проклятие. Все самое ужасное, устрашающее, что происходило между ним и Оби-Ваном всегда разворачивалось на фоне какой-то музыки. Каким-то образом, баклан прочувствовал это, и сделал ее своим орудием пыток. Это началось вскоре, после возвращения Оби-Вана. Когда падаван вышел из душа, он включил стерео на полную громкость, так, чтобы слышимость сквозь тонкие стены была достаточной. Это была достаточно нормальная процедура, и Мол не много обращал внимания на выбор артистов, (The Cure) и альбом (« Мальчики не плачут»). Когда вечер подошел к концу, музыкальные вкусы Оби-Вана стали значительно мрачнее. Мол начал нервничать. Вся эта ничтожная музыка ничтожных музыкантов для ничтожных людишек, было совсем не похоже на Кеноби. В небольших дозах, конечно, но шесть часов не переставая? Это правда начало давить Молу на мозги. Каким таким, к чертовой матери способом, он мог сконцентрироваться на вышибании мозгов на Игровой Приставке, если Джонетт Наполитано выла о превращении света во тьму? В своем роде, произведение было неплохим, но шесть раз кряду, это слишком.
 После пятнадцатого повторения, он был готов вскрыть себе вены.
 После двадцатого, он был готов вскрыть вены Кеноби.
 После двадцать шестого, он ворвался в квартиру падавана, с намерением разрубить мечом стерео на мелкие кусочки.
 Квартира была погружена в темноту, сверкали лишь зеленоватые огоньки стерео системы, и свет из холла. Мол выключил проигрыватель. Легкий вздох послышался издалека, Мол отправился в спальню Оби-Вана. Кеноби сидел на кровати, комната освещалась лишь мерцающим светом одной серой свечи. Карандаш был размазан вокруг его глаз, на ногтях ярко синий лак, байкерская кожаная куртка накинута поверх белой майки с надписью Мусор, на ногах тяжелые Гриндерсы, и самые драные ужасающие штаны, которые Мол когда-либо видел. Пол был устлан окурками и пустыми банками из-под Гиннесса.
 Зажигая новую сигарету, Оби-Ван прислонился к спинке кровати:
- Ну, вечер, что ли, сосед, - спокойно сказал он.
Мол настороженно смотрел на него. В Силе было странная буря вокруг Кеноби, но он не мог врубиться, чего же такого произошло.
- Когда это ты начал курить?
- В двенадцать лет, - он выпустил серию идеальных кругов дыма в воздух, - Хочешь?
- Нет, спасибо, - Мол кивнул на майку, это комментарий про жизнь, или ты просто фанат группы?
Оби-Ван улыбнулся, но улыбка не достигла его глаз.
- И то и то.
 Мол хмыкнул:
- Ты что, хочешь сказать, что ты не горд тем, что ты Джедай?
-  Это пиздец, быть Джедаем.
Кеноби рявкнул и Мол отступил назад от неожиданного яда в его голосе.
- Мы самые пафосные, раболепные говноеды, мудозвоны, дрочуны и жополизы из тех, что когда-либо ходили, или ползали. Выводок уродов и извращенцев. Угроза обществу. Некоторые ненавидят Ситхов. Я – нет. Мне жалко их. Мы просто мудаки, но они - бедные ублюдочные хуесосы, которым дерут жопу мудаки. Хуевое положение дел, ты должен согласиться…
Мол почувствовал, как его нижняя челюсть отваливается. Он захлопнул ее со стуком.
- Да как ты…ты, маленький…
- Ой, прости, - слащаво сказал Кеноби, - я задел твои чувства? Как не по-джедаевски с моей стороны, что бы я мог такого сделать, чтобы искупить свою вину? Может, отсосать? Нет, даже лучше, почему бы, тебе не нагнуться и не…
Рычание Мола прервало его.
- Все, я сейчас так дам тебе по жопе!!!
 Оголив зубы, он бросился на Кеноби. Падаван устало закатил глаза и щелчком отбросил сигарету, развернулся и ударил Мола в самый центр груди, с силой скорого поезда в чистом поле, и Мол пролетел вверх тормашками в гостиную. Он лежал на усеянном мусором полу у входной двери, думая о том, что хоть кто-нибудь успел записать номер того Коррелианского грузовика, что сбил его. Легкая вспышка света, и сигарета пролетела мимо него так близко, что Мол мог почувствовать жар вишневого горящего кончика. Гриндерс грохнул прямо перед его лицом, погребая под собой окурок, и потом исчез.
Жизнь ненавидит меня, подумал Мол.

Он выскользнул в свою квартиру и сел на тахту, проливая бальзам на раны своей уязвленной гордости, путем поедания пол литра Шоколадного Мороженного с кусочками шоколада, от Бена и Джерри. Странная связь между его состоянием и ПМС заключалась в, одуряющем желании есть мороженное, всегда, когда он чувствовал себя уязвимым. Коим, достаточно странно, он и чувствовал себя всегда, когда он находился рядом с Кеноби. Еще одна причина чтобы дать падавану по заднице.
 Потом.
 Дверь в его квартиру с грохотом отворилась, и влетел Сидиус.
- Мол!
Запомнить, подумал он, купить замок покрепче.
- Да, мой мастер?
- Постеры очаровательно испорченные. Ты хорошо поработал.
- Спасибо, мой мастер.
- Ну, а Джедай их уже видел?
Мол кивнул.
- Он видел.
- И?
- И что?
- И как он отреагировал? Был ли он унижен? Или, возможно, он прибежал, чтобы найти утешение в объятиях своего дорогого друга?
Я бы хотел, мрачно подумал Мол. Помолчал. Осознав причины, породившие эту мысль, он начал засовывать еще больше мороженного себе в рот.
- Похоже, он знает, что я стою за этим, - пробормотал он с набитым ртом.
- Правда? Как интересно. Он разозлился?
Мол съехал ниже по подушкам.
- Очень.
- Ах. Ну, по крайней мере это могло бы объяснить, почему он угнал твою машину.
- ЧТО?!?!?!
Мол бросился к окну, и открыл шторы вовремя, чтобы увидеть как его драгоценнейший черный ховеркар уносится вдаль с Кеноби за рулем. Падаван сделал ему странный знак руками на прощанье, ударив кулаком левой руки по бицепсу правой, отчего правый кулак подскочил вверх, переключил скорость, и исчез за горизонтом. Мол обернулся к мастеру, он был так зол, что все перед ним стало кроваво красным.
- Почему ты мне раньше не сказал?
Сидиус пожал плечами.
- Проклятый склероз.

 Мол всхлипывал от расстройства и ярости, пока несся к месту парковки в гараже. Кеноби явно стало плевать на все. Если он хотел получить свою машину назад, ему надо поехать и отобрать.
 Найти машину будет не проблема. Полный параноик по поводу того, чтобы держать такое классное транспортное средство в таком малонадежном соседстве, Мол поставил туда все возможные охранные системы и маяк, показывающий, где в данный момент находится машина. Кеноби явно победил все охранные меры…не слишком удивительно, в сочетании с его Джедаевскими способностями и навыками не-очень-перевоспитавшегося вора. Но Определяющий Местонахождение Маяк…нет. Падаван не может ожидать его.
 Теперь возник вопрос в транспортировке. Мол вздохнул. Нравится, не нравится, но ему придется взять скоростной мотоцикл. Это была смешная гора мусора, чуть больше чем расплющенный мопедик, с самой большой скоростью, эквивалентной скорости Кваалудесской улитки, но у него не было другого выбора.
 Накидывая капюшон на голову, он вытащил мопед из пыльного угла. Если его кто-нибудь узнает, верхом на этой штуковине, это погубит его репутацию. Что, как он теперь понял, и было основной целью баклана.
 Одетый, словно Одинокий Всадник Апокалипсиса, но, чувствуя себя, словно сосиска на веревочке, он выдавил полный газ, и бросился в самую гущу дорожного движения.

 Час спустя он был напротив Сумерек Силы.
Этого не может быть, думал он.
 Он объехал квартал дважды, но не нашел ни малейшего признака ни Кеноби, ни его машины. Тем не менее, его радар громкими гудками и красными всполохами возвещал о том, что машина была именно здесь. А точнее там. Внутри бара.
 С болезненным чувством в животе, Мол припарковался и вошел в бар. Было еще сравнительно рано, и, кроме бармена и Диджея там никого не было. Это заставило Мола почувствовать себя немного лучше. Если он опять будет унижен, то, хотя бы хорошо, что не перед толпой.
- Эй, Мол!
Мол подошел к барной стойке с опаской.
- Да?
- Твой парень был тут чуть раньше.
- Он не мой…. – Остановился. Вздохнул. – Чего он хотел?
- Не сказал. Просто оставил это для тебя. – Бармен нагнулся и вытащил из-под прилавка картонную коробку, - он выглядел расстроенным, вы что поругались, или типа того?
- Типа того, - Мол уставился на коробку, чуя всем своим нутром, что лежало в ней, но не в состоянии заставить себя открыть ее. Да хрен с ним, он подумал и отбросил крышку.
Внутри лежал Маяк.
 Мол начал биться головой о прилавок, и не мог остановиться, пока бармен не заорал на него и не попытался выкинуть его из бара, за то, что он пробил дырки своими рогами в деревянном покрытии стола.

Его машина ждала его в гараже, на своем обычном месте.
 Стереть и исправить.
То, что осталось от его машины.
 Она стояла на цементных блоках и была раздета до самого остова. Даже обшивки не осталось. Не говоря уже о креслах и руле. Он бы и не узнал ее, если бы не тот факт, что она стояла на его парковочном месте.
 А еще, одинокая белая роза была засунута за раму, примерно там, где должно было быть ветровое стекло.
 По всем правилам, он должен был быть взбешен. Он должен был взлететь вверх по ступеням в ослепляющей ярости и порубать Кеноби в капусту лазерным мечом. Вместо этого он чувствовал с неохотой, как в нем рождается чувство уважения, и глубокое, невыносимое желание есть шоколад в любом его проявлении.
 Лифт опять работал, и довез его до сорок второго этажа, ибо сейчас бы он сам не дошел. Проходя по коридору, он услышал звуки музыки, доносящиеся из квартиры. Когда он подошел ближе, он понял, что из его квартиры.
 Соответственно, дверь была открыта.
 Бросая плащ и ключи на кресло, Мол пошел в кухню и схватил коробку шоколадных сэндвичей с мороженным из морозилки. С едой в руке он пошел в гостиную и обреченно плюхнулся на тахту, рядом с Кеноби.
- Тебе и правда нужны более крепкие замки.
Мол застонал.
- Типа, я сам не знаю. Хочешь шоколаду?
- Нет, спасибо.
- Не хочешь, как хочешь. Что мы слушаем?
- Свет и Тень от Этой Мирской Суеты. Машину видел?
- Не мог пройти мимо. Роза меня очень тронула.
- Благодарю. И кстати, спасибо, что нашел мою кредитную карточку. Я даже и не знал, что я потерял ее, пока эти странные события не перевернули мою жизнь вверх дном.
 Мол даже и не шелохнулся от видимого сарказма в голосе Оби-Вана.
- Я так представляю, что деньги, которые ты заработал, продав мою машину на запчасти, вполне покроют твои затраты.
- Это верно.
- Стало быть, мы квиты?
- Ненадолго.
- Точнее и не скажешь.
 Кеноби отклонился на спинку тахты, прижав банку пива ко лбу.
- Квай-Гон убьет меня, если узнает об этом. Он самолично доставит меня обратно в Счастливую Ферму, где на меня наденут смирительную рубашку и заставят смотреть бесконечные повторения сольного концерта Петросяна, пока у меня башка не взорвется. Я просто уверен в этом.
- Мой мастер тоже, в общем, не будет потрясен.
- Ну, и что нам делать?
- Относительно сложившейся ситуации, у нас есть только один выбор.
- Это какой?
- Помчаться в Сумерки Силы, снять номер, приклеится друг к другу скотчем и заняться горячим, страстным, животным, вдохновленным Силой сексом, пока нас насильно не растащат с помощью хирургического вмешательства.
- Звучит неплохо. Только я ни за что не поеду верхом на твоем грёбанном мо-педике через весь город.
Л- адно, - сказал Мол, - я тут случайно заметил очень милую спортивную машинку за три дома отсюда…
Глаза Оби-Вана опасно заблестели.
- Да, ну?
- Точно.
- Поехали.

 В то время как они мчались во весь опор к бару Сумерки Силы, в машине зазвонил телефон. Мол взял трубку, и еще до того, как он успел сказать «Алло», голос в трубке заорал:
- Это моя машина, блядь, сукин ты сын, ебаный ублюдок! – Мейс Винду разве что не пытался добраться до них сквозь телефонную трубку, чтобы вырвать им глотки.
- Это тебя, - сказал Мол, протягивая телефон Оби-Вану.
- Мудила! – радостно сказал Оби-Ван и выбросил телефон в окно.
 Мол рассмеялся, представляя себе сцену, которая будет ожидать Оби-Вана, когда Квай-Гон обнаружит, что его подмастерье украл машину его любовника. Да, подумал он, вот это будет забавно.

Обдолбанный Мол

 
E-Maul by Maya Mad Mambolica Sith Academy
перевод Анхесенпаатон Ра
 
 
Сидиус был ошеломлен. В гостиной сидел его неряха подмастерье, скрестив ноги, изображая нечто напоминающее медитацию. Глаза его были закрыты, а руки лежали на коленях вверх ладонями.
- Мол? – тупо выдохнул Владыка Ситх, - Ты что делаешь?
Юный Ситх открыл свои янтарные глаза и тут же закатил их, шлепаясь обратно на тахту, поток его мыслей был прерван.
- Я медитировал, Учитель. Заметь, глагольное окончание в прошедшем времени.
- Как странно. Совсем на тебя не похоже. – Первый раз в жизни Сидиус не знал, что и сказать.
- Медитация помогает мне очистить собственные мысли и сфокусироваться на моем гневе, так однажды, надеюсь, что в обозримом будущем, я стану достаточно сильным, чтобы победить тебя, - насмешливо ответил Мол.
- Как немилосердно, Мол. После всего, что я сделал для тебя, - Сидиус успокоился, - Так или иначе, у меня есть новое приключение для тебя. Это будет гнусный, отвратительный и новый опыт для тебя, я уверен. Без всякого сомнения, ты будешь более чем готов к тому, чтобы разбить меня наголову после того, как ты пройдешь через это.
- Я могу только молить об этом, Учитель, - Мол встал и пошел открывать банку консервированного тунца для Моей Ученицы, - Какую садо-мазохистскую пытку я должен буду вытерпеть на этот раз? – Мол не глядя схватил пачку молока и понюхал. Ничего не ощутив, он поднес ее ко рту, чтобы попробовать на вкус.
- Я возьму тебя на рейв.
Мол закашлялся, разбрызгивая повсюду белую жидкость. Он повернулся к своему Мастеру, маленькие ручейки молока струились из его ноздрей.
- Ты возьмешь меня. На рейв. Ты? Возьмешь меня. На рейв?

Мой Мастер урод.
Мола никогда особенно не привлекал ужасающий вкус своего учителя в одежде. Достаточно хреновым был сам факт того, что его заставили отложить в сторону его любимый наряд, состоящий из свободных черных джинсов и майки с надписью «Врежу по Жопе Владыке Ситху», и заставили надеть кислотный желто-оранжевый комбинезон, кроссовки на платформе и желтые очки, чтобы оттенять своего Мастера. Наряд которого состоял из ярко-розовых штанов из искусственного длинношерстного меха, слишком низко сидящих на его бедрах, и слишком короткой маечки «Привет, Котик». А вот это все уже было явно слишком. Единственным утешением потрясенному Ситху был тот факт, что покрой его комбинезона хорошо подчеркивал линию его тренированной задницы.
 Они вошли в обшарпанный ангар и были моментально оглушены мерцающим потоком света в сочетании с сумасшедшими ударами техно-музыки. Там были тысячи подростков, будто бы впавших в коллективный ступор. Здесь было хуже, чем в Сумерках Силы, если такое вообще было возможно.
 Сидиус раскрыл свой маленький рюкзачок, достал леденец-соску и сунул его в рот разъяренному ученику.
- Здесь так много симпатичных молодых людей, - заметил Сидиус, переводя глаза с одного молодого мальчика в тесной маечке на другого.
- Ну вот, мой ученик, здесь есть три комнаты. В каждой из них свой Диджей, который играет свою музыку. Тебе придется послушать всех. Развлекайся. Встретимся у главного входа в девять утра. Я пойду слушать Диджея Пипи-Скина, который крутит Счастливый Хардкор.
 Мол выплюнул леденец и хмыкнул, так как он приземлился точно на зеленую меховую шляпу проходящего мимо родианца. Мол посмотрел на флайер. Согласно написанному, сейчас он имел счастье слушать Диджея Толстозадого и его прогрессивный Хаус. С точки зрения Мола он не был прогрессивным. Он был раздражающим. Музыкальным напоминанием о нудном и скучном сексе. ТУМС ТУМС ТУМС ТУМС. Ничего похожего на то, как они с Об…
- Ну, здорово, - мысль завершилась сама собой, когда Оби-Ван появился в его поле зрения, заставляя Ситха вмиг утонуть в парализующей волне эмоций, начинающейся где-то в самом центре его живота. Ну, знаете, в той самой о-боже-правый-я-не-могу-поверить-это-он-и-он-такой-красивый. Мол даже не смог притвориться, что удивился появлению Падавана, - У тебя классный прикид. Он хорошо сидит.
БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ ЭМОЦИЙ В САМОМ ЦЕНТРЕ ЖИВОТА.
 Мол боролся с жаром, прилившим к его щекам, теперь уже очень знакомым чувством, когда молодой Джедай был рядом. Вместо этого, он медленно повернулся, демонстрируя то, что он знал как хорошо сложенное тело.
- Спасибо.
 Мол не мог удержаться, чтобы не посмотреть на одежду другого. Он в очередной раз отпал от разнообразия Джедаевского гардероба. Оби-Ван был одет в темно-красные широченные штаны, которые складками лежали на ботинках для скейта (Мол вспомнил, что видел Падавана на улице со скейтом несколько раз, похоже, что у него гораздо больше хобби, чем казалось на первый взгляд), снежно-белую рубашку и ярко раскрашенный галстук. На нем это выглядело странно привлекательно.
- Так ты любишь Хаус? – как бы между прочим спросил Оби-Ван, и его глаза опять приклеились к заду Ситха.
- Нет. Это как будто тысячи живых существ кричат от того, что их загрызает до смерти мелкая собачонка.
- Хм, да. Мне вообще-то ближе Джангл. В любом случае, мне надо найти Квай-Гона. У меня нехорошее предчувствие. Встретимся позже.
 Мол уставился на уходящего Джедая. Он не мог сдержать бурное биение своего сердца. Он отчаянно пытался призвать хоть немного гнева, немного ненависти вслед Оби-Вану, но все, о чем он мог думать, это о том, что этот подонок покидает его – Дарта Мола - чтобы найти своего тупоголового учителя. Какое опущение. Сфокусируйся на этом, подумал он, вспышка ярости выросла в нем как маяк в ночи, и, лениво поглаживая свой лазерный меч, он направился к сно-кон бару.

Дай мне малиновый, – прорычал Мол чуваку за стойкой. Тот был высоким и жирным с коротко стриженными коричневыми волосами. Он кинул кусок льда в пластиковый стакан, и когда взболтал его, он стал ядовито голубого цвета.
- Я сказал, малиновый!
- Это малиновый, - ответил бармен.
- Малина красная.
- Может и так, а надпись передо мной гласит «голубая малина». Я не знаю, почему она голубая. Честно говоря, мне плевать, я просто продаю это дерьмо, - он вручил Ситху стакан с голубым сно-коном, - Десять кредитов.
- Не буду я платить десять кредитов за сно-кон, - ух, ты, гнев и сила в нем крепли все сильнее. Это было таааааааак приятно, - А тем более за голубую малину. Кто слышал хоть раз о голубой малине? – бармен вздрогнул.
- О господи, смотри, сно-коны! – вскричал рейвер в штанах, которые были шире, чем его рост, его приятель ответил:
- Ух ты, сно-коны, это бомба! Мой любимый с голубой малиной!
- Возьми свой голубой и засунь его себе туда, где не светит солнце!! – заорал Мол на тусовку и включил свой меч. Он яростно врезался в машину для льда.
- Псих! – вскричали рэйверы поодиночке.
Мол взмахнул мечом между рейверов.
- Вот блядь, ты мне машину расхерачил, - бармен смотрел на куски искореженного металла, падающие на дешевый столик внизу, - это полный отстой. Ладно, - чувак сел, повел плечами и достал сигарету из пачки, зажег и глубоко вдохнул, - Ты чего так расстроился-то?

 Мол допил синий сироп из стаканчика и направился в комнату, где Диджей Пипи-Скин крутил свой Счастливый Хардкор. Если в названии есть слово хардкор, насколько плохим это может быть? - подумал Мол. На том конце зала был гигантский экран, где показывали мультики. Мультики – это хорошо, подумал Ситх. Древний мотоцикл было привлек внимание Мола, когда в его лицо врезался ярко-зеленый луч света. Звездочки и сердечки проецировались на толпу танцующих тинэйджеров и мигали в ритм музыки.
 Музыка была громкая. Ритм завораживал. Если бы был только он, это было бы даже приятно. Но он был слишком быстрый, сумасшедше быстрый. А слова! Что-то о том, чтобы взять корабль на луну, высадиться в новый мир. «Давай пойдем в дальние страны… Рука об руку, в мир, который так сияет… - мир любви и радости, и света», - Точно, это была вроде как Джедаевская техника промывания мозгов!!! Раздражение росло и крепло в Ситхе.
- Эй, перец, заводной костюмчик. Хочешь травку или кристалл? Как насчет коки?
Мол высокомерно посмотрел на придурка, пытающегося продать ему наркоту.
- Ситхи не поддерживают криминальную деятельность наркдилеров! – Мол схватил рейвера за воротник расписной рубахи и встряхнул как следует.
Маленькие мешочки и кулечки фольги разлетелись в разные стороны. Тусовщики, стоящие ближе всего, радостно упали на пол, подбирая то, что удавалось схватить.
- Идиоты. – Мол почувствовал пафосное высокомерие, наблюдая за тем, как они ползают вокруг. Это было бы растратой энергии перебить их, поэтому Мол позволил им продолжать, посчитав, что их пристрастие вызывает лишь жалость и является наказанием само по себе. У него разболелась голова.
Круг открылся, и в центре возвышения, на танцполе появился длинный рэйвер в синем топе, открывающем проколотый пупок, в бежевых штанах и в целой охапке бус, танцующих и разлетающихся в разные стороны вслед за его движениями. Он, похоже, изображал типа Робота, его ноги скользили в разные стороны. Мол еще никогда не видел, чтобы ноги двигались с такой скоростью. Человек не может танцевать так быстро. Подумай о рефлексах! А потом он заметил длинные волосы и пучок на затылке.
- Пугающе, правда? – Оби-Ван внезапно появился рядом с ним, уставившись на то, как Квай-Гон брыкается на танцполе.
- Да. Это поразительно, я думаю. Ты, должно быть, заставляешь его держаться в великолепной форме, - сказал Мол с ухмылкой, надеясь, что его колкость заставит Падавана уйти. К сожалению, периодически в Оби-Ване просыпалась сила характера.
- Да, заставляю.
- Ааа, - Мол представил себе мысленно двух Джедаев вместе. Гнусная часть его мозга тут же, насмехаясь, заменила Квай-Гона на его самого. Мол выдержал краткую битву, когда часть его мозга, любительница грудей, забила в дальний угол остальную, не столь ему приятную часть. В очередной раз Отрицание победило этот раунд.
Его голова начала пульсировать от ритма, и слепящий свет, отражающийся от извивающегося тела Мастера Джедая, ничуть не облегчал его судьбу.
- Я слишком поздно его нашел. Я говорил ему не жрать четыре гриба за раз, но он лишь глянул на меня как на дерьмо собачье, с таким видом, типа я тут Мастер, а теперь вот полюбуйся на него.
Мол полюбовался. Срань Господня! Он теперь выделывался с каким то отвратительным тошнотворным педрилой в ярко-розовых меховых штанах…
- Ебать меня через коленку, - сказал Оби-Ван, - если это не твой мастер.

 Мол сидел в темном углу в комнате Джангла, обхватив руками голову с рожками, и ждал, когда подействует лекарство от боли. А еще он отчаянно пытался отбросить так и стоящую перед глазами сцену, как его трупоподобный Учитель клеится к престарелому хиппи Джедаю. Мол был в отчаяньи. Даже мысль о том, чтобы порвать лазерным мечом рэйверов как грелки, уже не спасала его, тем более что рэйверы все прибывали и прибывали, как саранча.
 Проклятье, его рот пересох.
Ситх провел рукой по лицу. Ладонь была суха. Ее слегка покалывало. Похоже, было, что все вокруг замедлилось. Не сильно, но достаточно для того, чтобы он смог приглядеться к людям в комнате. Его глаза задержались на хорошо сложенной девчонке в короткой маечке и желтой юбке, у нее было кольцо в носу и красная подвеска. Она увидела, что он уставился на нее, и перестала танцевать.
- Привет, - она села рядом с ним, - не могла не заметить, что ты смотришь на меня. Кстати, а татуировки у тебя по всей длине?
- Ааа, - начал Мол, когда его глаза сделали странный пируэт в вырез на ее майке. Его рот склеился остатками слюны, - У тебя вода есть?
- Ага, конечно, - она вытащила бутылку воды из рюкзачк, и протянула ему. А у нее еще и язык проколот. -Ты в порядке?
- Я не знаю. Как-то странно себя чувствую.
Интересно, а что у нее еще проколото.
- Ты сидишь на чем-то?
- Я выпил таблетки от головной боли.
- Черт. Ты дерьмово выглядишь, если ты не против, что я это говорю, - она встала, когда подошел Оби-Ван, - Твой приятель выглядит так, будто он уехал один на грузовике к чертовой бабушке и там потерялся.
- Спасибо, я присмотрю за ним, - девчонка вернулась обратно на танцпол. Падаван видел, как трясущийся Мол встал на ноги, он потирал шею руками.
- Как твоя голова? – спросил Оби-Ван. Что с Молом? Он постоянно трогает себя. Что, в общем, не было так уж плохо, с точки зрения Джедая, но его внутренний счетчик странностей явно зашкаливало. Похоже музыка начала оказывать эффект и на Ситха, и он начал покачиваться в ритм.
- Нормально. Что за таблетки ты мне дал? – его губы шлепнули друг об друга. Он жаждал воды. Ситх провел руками по груди, стараясь сфокусироваться на чем-то вдали. Это должно быть та девушка. Черт, да она зажигательная. Сфокусироваться не удалось, все будто плыло перед глазами, он посмотрел обратно на Джедая, беззаботно улыбаясь.
С глазами по пять копеек Падаван схватил пузырек Тайлонола, который оставил ему его Мастер. Открыв, он увидел капсулы внутри. Явно не болеутолитель. Ах ты, Господи, что ж я сделал-то? – подумал Падаван, - где-то должен быть закон против того, чтобы давать наркотики ничего не подозревающим гражданам. Паника пронзила его, когда он представил себе, как его могут наказать. Ну, совсем не так, как бы он хотел, в общем.
- Хм, Мол, сколько ты принял? – Оби-Ван озабоченно прикусил губу. Мол смотрел на него как зачарованный. Мягкие. Капризные. Губы. Кеноби. Губы Кеноби.
- Три. У меня очень болела голова, знаешь, - Ситх поднял руку, и дотронулся пальцем до рта джедая. Губы были теплыми и влажными, и его пальцы задрожали от потрясающего ощущения. Он провел пальцем по подбородку Падавана, потом вниз по груди, - я себя странно чувствую, все чего я касаюсь, заставляет меня вибрировать. Мне нравится музыка.
Экстази и Мол сосуществовали достаточно мирно.
 Мол повернулся и бросился к танцполу. Музыка окружала его, пронизывала насквозь. Он никогда еще не чувствовал себя таким заведенным и любящим мир, как сейчас. Он чувствовал, как Сила рвется в его венах, пульсирует и вскипает под музыку. Здесь еще никогда не было более заводного козла, чем я. Он танцевал как никогда раньше. Частично от того, что на нем не было его обтягивающих кожаных штанов.
 Мол совершал какие-то странноватые движения, воодушевленные явно люминесцентным комбинезоном.
 Оби-Ван молча смотрел на него. Мрачная, сопротивляющаяся натура Мола была полностью замещена вызванной наркотой картиной вселенского счастья и радости. Все вибрирует? Джедай посмотрел на Экстази в своей руке. Мол изображал вареную макаронину. Джедай не мог отвести взгляд от его извивающегося тела. Покалывает? Мол достаточно хорош и нормальном состоянии…а как он будет, если…НЕТ! ПЛОХОЙ ПАДАВАН! Джедаи не принимают наркотиков. Весы этичности поведения взывали в его мозгу.
Квай-Гон принимает наркотики, а это считается?
И кстати, Квай-Гон паршивая овца в совете. И разве Мастера не обязаны учить своих подмастерьев всему, что они знают сами? Оби-Ван бросил похотливый взгляд на Мола, который явно нашел себе телку. Ее руки гладили его тело, пальцы пытались добраться до зиппера.
- Все, сучка, он мой, - прошипел Джедай, когда взрывоопасная смесь из похоти и ревности пронзила его. Он был почти уверен, что не мог вспомнить упоминания в Кодексе, которое бы конкретно запрещало принимать наркотики…

Мол проснулся и посмотрел на часы напротив. 3:23 дня.
Ой, ё. Это не его часы.
Вот ДЕРЬМО.
 Он перевернулся и оказался прижатым к стройной мускулистой спине Оби-Вана. Он хотел встать, но чувствовал себя невозможно тяжелым. Было такое ощущение, что его кровь заменили цементным раствором.
- Бля, - все, что он смог сказать, пытаясь сесть, потом упал на спину.
Какого черта? Что с ним произошло?
Он заставил свои мозги вернуться к событиям прошедшего вечера. Там была девушка – правда классная телка. Но он явно был не в ее постели. Ну и хрен бы. Тут была пара рук…
 Черт бы подрал этого Джедая и его эротические поглаживания. Он вспомнил, себя согнутым над огромной колонкой, пока Оби-Ван посылал волны райского наслаждения через все его существо.
 Это было невероятно, особенно в сочетании с постоянной вибрацией его тела. Руки Падавана были хороши в любое время, но…ух, ты. А вот теперь он вспомнил. Экстази. Ну, да, он был в том пузырьке, почему он и чувствовал себя обдолбанным прошлой ночью. Так или иначе, прошлые ночи подозрительно регулярно теперь переходили «а поутру они проснулись». Или, как в данном случае «днем они проснулись». А еще это объясняло его непреодолимое влечение к вишневому чупа-чупсу.

?*(: Далее автор использует литературный прием, известный под названием Flashback, для того, чтобы предоставить читателю более полное понимание происходящего:??*(

 Мол на самом деле не был зол на то, что его оторвали от девушки. Он притворился, конечно, но на самом деле он был в предвкушении того, что ждет его впереди. Он забыл про воду. Он отчаянно хотел чупа-чупс. Башни Коруссанта поплыли за окнами такси, превращаясь в одно смазанное пятно в глазах Ситха, когда он повернул голову от шеи Джедая. Его глаза захлопнулись, когда Оби-Ван почувствовал, что его внимание рассеивается, и провел языком по его уху, легко прикусывая мочку. Мол задрожал, вздох сорвался с его губ.
 Таксист Тойдарианец закатил глаза, заметив парочку краем взгляда в зеркале заднего вида. Почему ему вечно попадаются одни извращенцы?
 Джедай подтолкнул Мола вниз так, чтобы он оказался лежащим на спине на заднем сиденье машины, и оседлал его сверху, наклоняясь и прикасаясь губами к чужим губам, пока его руки расстегивали многочисленные молнии и застежки на комбинезоне. Мол извивался, ну вот, блин, он опять сверху, но понял, что его движения полностью скованы большим телом. Оби-Ван губами и зубами атаковал шею Мола, облизывая ее сверху донизу. Таксист окостенел при виде черной руки Мола, вцепившейся в виниловую обивку сиденья так, что она скрипнула. Вздохнув с облегчением, Таксист переключил скорость, приближаясь к квартире парней.
- Слуша-айте, голубки, эта-а будет типа пятьдесят семь кредитов.
Мол, проводя руками по воздуху за спиной Джедая, ответил:
- Нам не нужно платить.
- Не-ет. Нужна-а. Что ты ду-умаешь, ты тут типа па-а-альцы веером, и е-едешь бесплатна-а? Я Тойдарианец, эти мыслительные штучки со мной не ра-або-отают. Пятьдесят семь креди-итов.
 Когда они оба вылезли из машины, Оби-Ван, не глядя, сунул руку в задний карман штанов и, бросил пачку денег на сиденье, рядом с шофером. Тойдарианец с минуту смотрел, как эти двое проходят через центральные двери, не отрываясь друг от друга ни на секунду. Он пересчитал деньги, и опять окостенел, больше восьмидесяти кредитов! Он почесал свой щетинистый подбородок, и тут же изменил свое мнение о том, чтобы больше не подвозить пидаров.
- Когда они пла-атят, это не-е та-а-ак уж и пло-оха.
- К тебе или ко мне? – выдохнул Джедай в ухо Молу. Вопрос был явно риторический, так как оба они очень хорошо знали, чья квартира наиболее подходит для траханья. Оби-Ван освободился от объятий Мола, разыскивая ключи.
- Слушай, дай я помогу, - проговорил Мол, пытаясь засунуть руку в передний карман Кеноби.
- Эй! – засмеялся Падаван, слегка отодвигая руку Мола в сторону.
- Ух ты, правда, не ключ, - сообщил Мол, - но его тоже нужно достать, - он хотел было дотянуться до молнии на его штанах, но его миссия была прервана Падаваном, с триумфальным видом доставшим, наконец, ключи, и открывшим дверь. Изнутри он ответил:
- Только не в холле, Мол, я не Квай-Гон.
Ухмыляясь, Мол ворвался в квартиру Джедаев.
- Тут типа дом, где снимают ботинки, - мрачно проговорил Падаван, набрасывая покрывало на суперклетку 9000, закрывая вид пушистому клубку внутри, слава тебе господи, спящему.
Мол выскользнул из своих кроссовок на платформе и остановился. Через минуту он осознал, что сосет свою нижнюю губу. ДОЛЖЕН НАЙТИ ЧУПА-ЧУПС.
 Оби-Ван потер лицо, наливая стакан воды. Покалывание началось. До сих пор он сомневался, сработает ли наркотик. Моментально осознав, что он может одновременно и пить и потирать губы, Джедай вдруг понял, что он очень хочет чупа-чупс. Чупа-чупс был просто прорывом во всей истории конфетной промышленности!
- Ты пить хочешь? – крикнул Оби-Ван с кухни. Не услышав ответа, он налил Молу стакан воды со льдом из ручного питчера. Единственного продуманного подарка Квай-Гона, и гораздо более полезного, нежели чем Вибрирующая Подушка.
 Он обнаружил Мола ходящим вокруг громадной коллекции компакт дисков. Ситх держал в руках два альбома, так упорно уставившись на них, что его татуированное лицо скривилось от глубочайшей концентрации. Оби-Ван вытащил у него из рук Пьянь и их Порно-Цирк и заменил стаканом с водой. Мол выпил с отсутствующим видом, продолжая глазеть на другой CD.
- Хороший выбор, - сказал Джедай, забирая диск и ставя его в стереосистему, - всегда есть место Депеш Моду.
- Но они такие… - Протест Мола был оборван словами, вырвавшимися из колонок.
ТОЛЬКО КОГДА Я ТЕРЯЮ СЕБЯ В КОМ-ТО, Я НАХОЖУ СЕБЯ…
- Чего ты сказал? – промурлыкал молодой Джедай.
- Ничего.
 Оби-Ван прижал Мола ближе, целуя его нежно, но со скрытой страстью, одна рука гладила темную шею. Мол поддался ему полностью, его язык скользнул между мягкими джедаевскими губами, а потом дразня выскользнул. Он повернул порозовевшее лицо Оби-Вана в сторону, лаская языком его щеку и подбородок, где уже начинала пробиваться щетина. Он облизал его ухо, покусывая чувствительную кожу, перед тем, как спуститься вниз по шее. Оби-Ван выдохнул, когда Мол укусил самое основание его шеи, посылая дрожь как по всему его телу, так и ответную дрожь по телу Ситха.
НЕЧТО ПРЕКРАСНОЕ РОЖДАЕТСЯ ВНУТРИ ДЛЯ МЕНЯ
НЕЧТО ЧУВСТВЕННОЕ, ПОЛНОЕ ТАЙНЫ И ОГНЯ
 Электрический разряд образовался, когда Темная и Светлая сторона Силы соединились, разорвался между ними обоими, и, когда Оби-Ван смотрел в горящие золотые глаза Мола, в первый раз, что-то было по-другому с этим Ситхом. Обычное, преисполненное желанием выражение лица смотрело на Падавана, но имело под собой более глубокую основу. Улыбаясь, Оби-Ван потянул за молнию центральной застежки комбинезона. Он стащил одежду вниз, по мускулистым плечам и рукам Мола, обнажая с замиранием сердца раскрашенную красным и черным грудь. Мол закрыл глаза, выключая на миг их нереальное сияние, пока пальцы Джедая проводили по линиям рисунка на его теле. Руки Оби-Вана никогда еще не были такими, как сейчас.
Я ДОЛЖЕН БЫЛ ПРОДАТЬ ДУШУ ЗА ТАКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ?
Кеноби обхватил голову Мола и притянул ее для поцелуя.
Я ДОЛЖЕН БЫЛ ПОТЕРЯТЬ КОНТРОЛЬ, ЧТОБЫ ДОРОЖИТЬ ТВОИМ ПОЦЕЛУЕМ?
 Мол боролся, пытаясь прийти в себя, пока чувственные руки Оби-Вана гладили его спину.
- Подожди, - прошептал он, отступая. Он медленно обошел вокруг Оби-Вана, проводя руками по шее и плечам Падавана.
Я ДОЛЖЕН БЫЛ ПОЛОЖИТЬ СВОЕ СЕРДЦЕ В ТВОЮ РУКУ…
Ситх прижался всем телом к спине Оби-Вана, развязывая узел на галстуке Джедая.
ТОГДА, КОГДА Я ЕЩЕ ДАЖЕ И НЕ НАЧАЛ ПОНИМАТЬ?
 Проклятье, подумал Мол, когда свежая дрожащая струя страсти пронзила его с ног до головы, это уже больше не просто секс.
 Положив правую руку на плечо Падавана, сильные пальцы Мола начали массировать мышцы, пока левая боролась с застежками рубашки. CD плейер, видимо, был включен в Случайный режим, и выбрал другую песню. Постанывая, отклонившись назад Оби-Ван был полной картиной блаженства и уязвимости.
ХРУПКИЙ, СЛОВНО РЕБЕНОК, В ТВОИХ РУКАХ
 Мол глянул на стерео. Ни фига себе? Жопа моя в случайном режиме.
 Он освободил шею Падавана от удушающего галстука, бросая его через плечо, и угодив прямо на суперклетку. Оттуда послышалось слабое поскребывание, потом все смолкло. Мол вытащил рубашку из штанов, и, вместо обычного способа раздевания а-ля пуговицы по всей комнате, он осторожно расстегнул каждую из них. Все еще стоя за спиной Джедая, он снял с него рубашку, обнажая стройные гладкие линии и изгибы спины Падавана.
ЭТО ВОПРОС ПОХОТИ
 Мол гладил спину и грудь своего любовника. Пока его пальцы рисовали узоры около сосков Кеноби, зубы притронулись к шее сзади, теплое дыхание заставило волосы джедая встать дыбом. Оби-Ван чуть не упал, когда ощущение сильнейшего удовольствия и предвкушения прокатилось по его телу.
ЭТО ВОПРОС ДОВЕРИЯ
 Мол проложил линию легких поцелуев вдоль по подрагивающему позвоночнику Оби-Вана, и остановился у пояса малиновых штанов.
- Их надо убрать, - он внезапно повернул покорного Падавана к себе лицом и расстегнул молнию. Опуская их по узким бедрам, Мол вдруг замер
Чупа-чупс!
чтобы обнаружить черные шелковые обтягивающие шорты, скрывающие внушительных размеров припухлость. Лучше, чем чупа-чупс.
- Нравятся? – спросил Оби-Ван шепотом, - а я думал, понравятся, - ухмыльнулся он, когда Мол с диким ревом сдернул их вниз.
CD плейер опять переключился.
 Так как Оби-Вану больше не за что было схватиться, он ухватился за голову Мола, иногда касаясь коротеньких рожек, пока рот Ситха яростно работал по всей джедаевской длине.
Я ПОДДАЮСЬ…
Мол поднял сияющие глаза к лицу Падавана
ГРЕХУ…
Оби-Ван прикусил нижнюю губу.
ПОТОМУ ЧТО МНЕ НРАВИТЬСЯ ДЕЛАТЬ ТО, О ЧЕМ Я УЧУ
Определенно не случайный режим, думал Мол, хотя по большому счету ему было плевать. Он прижал язык и обернул его вокруг головки, улыбнувшись, чувствуя, как Оби-Ван вздрогнул у него во рту. Теперь он чувствовал вкус Падавана, и это утроило его нужду и желание. Он протащил палец по внутренней стороне бедра Оби-Вана, вокруг его яиц, и дальше по другую сторону, пока язык продолжал свою работу.
 ПРИМЕШЬ ЛИ ТЫ БОЛЬ, ЧТО Я ПРИЧИНЯЮ ТЕБЕ ОПЯТЬ И ОПЯТЬ…
Мол вздрогнул, когда нежный палец обернулся вокруг его центрального рога.
 И ТЫ ВЕРНЕШЬ МНЕ ЕЕ?
Да, еб твою мать!
Мол дернулся, не совсем случайно прикусывая Оби-Вана, когда палец нашел особенно эрогенную зону между двумя рожками. Он почувствовал, как джедай дернулся, не высказав, правда, ни малейшего неудовольствия. Вообще-то, Оби-Ван только глубже засадил ему в рот. Ему бы понравилась боль. Мол оторвался о Кеноби, ухмыляясь, и чувствуя разочарование другого, так как его работа осталась незаконченной.
Плейер переключился вновь.
Вставая во весь рост, Мол наклонил голову, показывая куда-то в сторону белоснежной пещеры любви Оби-Вана.
В ТВОЕЙ КОМНАТЕ…
Мол бросил взгляд через плечо на стерео, и мог бы поклясться, что слышал тихий смешок из закрытой клетки.
ГДЕ ВРЕМЯ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ
 Оби-Ван улыбнулся, окончательно вылезая из своих штанов и затаскивая Ситха в спальню. С возбужденной усмешкой и глубоким рычанием Мол закрыл глаза, когда пальцы Оби-Вана стащили его комбинезон с его задницы, по ногам, до пола.
- Знаешь, Мол, ты удивительно сговорчивый, когда у тебя стоит, - меланхолично заметил Оби-Ван, лежа на кровати, оперевшись на локоть, и глядя на Ситха.
В ТВОЕЙ КОМНАТЕ, ГДЕ ДУШИ ИСЧЕЗАЮТ…
Мол нервно рассмеялся:
- Ты заблуждаешься.
- Я так не думаю, - Оби-Ван поманил великолепного Ситха пальцем.
ТОЛЬКО ТЫ СУЩЕСТВУЕШЬ В НЕЙ
Мол вдруг почувствовал себя совершенно голым. (Ну, он вообще-то и был, но почувствовал, понимаете?). Он чувствовал себя пойманным в ловушку и как то вовсе не по-Ситховски.
- Я могу уйти сейчас же, - Мол пытался выглядеть угрожающе, зная, что это ему не очень удавалось.
ТВОЙ ЛЮБИМЫЙ РАБ
- Ты не уйдешь. Ты не можешь. Ты хочешь этого. Ты хочешь меня. – Оби-Ван улыбнулся, Мол знал, чего он хочет, и боялся этого.
- Это просто секс, – пролепетал Мол.
- Ты и правда так думаешь? – прекрасные голубые глаза смотрели на Мола, беря его, обожая его, пронизывая и читая как раскрытую книгу. Мол почувствовал, как его высшие разумения тают вдалеке, и взобрался на лежащего на кровати Джедая.
- Это просто секс.
В гостиной песня сменилась следующей.
 Улыбаясь так, чтобы расчетливо растопить Ситха, Оби-Ван ответил.
- Если тебе легче, когда ты так говоришь, ради бога. Я знаю, что это не так, и ты тоже знаешь.
Не давая возможности ответить, Падаван вдруг навалился на Мола сверху, страстно целуя и посылая всплески усиленной наркотиком похоти сквозь них обоих. Мол выдохнул, когда Падаван оседлал его так же, как и в такси. Глубоко укоренившееся отрицание и страх были вытеснены нуждой в этих сильных руках на его теле.
ВОТ МОЛЬБА МОЕГО СЕРДЦА ТЕБЕ, НИКТО МЕНЯ НЕ ЗНАЕТ, ТАК, КАК ТЫ…
 Читая его желание, Оби-Ван взял в руку бутылку с массажным маслом, и вылил немного на руки.
- Скажи мне, чего ты хочешь, - он начал медленно, чувственно массировать гладкую кожу груди Мола.
ТЫ ЗНАЕШЬ, КАК МНЕ ТРУДНО СПРАВИТЬСЯ С ПАРАЛИЧОМ, КОТОРЫЙ РАЗБИВАЕТ МОЙ ЯЗЫК В ТАКИХ СИТУАЦИЯХ
 Мол закрыл глаза, позволяя секундам превратиться в минуты, когда руки Падавана путешествовали по его телу. А потом они скользнули под него, и приподняли его бедра.
- Все в порядке, - прошептал Оби-Ван, раздвигая ноги Мола, - Я все еще буду здесь, когда ты станешь мужчиной настолько, чтобы признать правду.
 Признать поражение? Ни за что! завопил мозг Мола. Его глаза крепко сжались, когда философствующий джедай вошел в него, и все мысли о возмездии были вытеснены взрывом чистейшего восторга.

 На самом деле, когда он думал об этом, он понимал, что был приговорен к этой судьбе с того момента, когда он первый раз столкнулся с Джедаем. Он думал о том, чтобы стащить покрывало или врезать ему как следует, но ему не хватало смелости. Однажды, когда эта тупость выйдет из меня, надо будет не забыть дать по заднице Кеноби и его мастеру. Сейчас уж точно НЕ время для этого. В том состоянии, в котором он был сейчас, сотня Гунганов, поющих оперу Вагнера, не смогли бы заставить его даже пошевелиться.
 И, кстати, у него было предчувствие что ему еще доооооолго до того момента.
Ну и хер с ним, подумал он. Ему было слишком хорошо. Мол властно забросил руку на Оби-Вана.
- Я знал что ты согласишься, - сказал Оби-Ван.
Черта с два. Ты получишь свое позже.

 Мол стоял в холле и ковырял ключом стену около своей квартиры. Он слышал о депрессии после принятия Экстази. Вот как все хреново обернулось. Мол чувствовал себя как дурак. Он сделал это опять. Почему он опять переспал с бакланом? Он встретил идеальную …гхм…здоровую девушку, а трахался с этим подонком. Он выковырял значительный кусок штукатурки и раскрошил ее в пальцах.
 Что, каждый Ситх должен любить мальчиков? Когда он наконец станет Мастером, будет ли он, как Сидиус, напыщенным сморщенным старым пидаром с таким же хорошим вкусом в одежде, как у обкурившегося Мика Джаггера? Или единственный способ избежать этого - это не вылезать из байкерских тусовок? Почему бы ему не представить свое будущее полным гаремных девочек?
 Я хочу гарем. Гарем из девушек, и быть Ситхом. Он прижался спиной к стене, хочу телок в обтягивающих прикидах, с едва прикрытыми боками, и чтобы все как одна с действительно большими сиськами. Никаких яиц. Только сиськи.
 Даже одной гаремной телки было б достаточно. Пусть работает по совместительству, может по средам, пятницам и днем в воскресенье. А хотя бы, чтобы поиграла с ним в видеоигры, ну черт, ну, просто, чтобы сидела рядом с ним на диване и смотрела, как он играет в видеоигры.
 Моя Ученица выскочила в холл, села напротив Ситха и начала вылизывать себе задницу.
- Ты тоже хотел бы иногда так делать? – спросил его Квай-Гон, направляясь к квартире своего Падавана.
И почему эти Мастера такие тихие? Почему бы им не носить деревянные копыта, или что-нибудь металлическое, колокольчики на шее, например, чтобы их подмастерья могли иметь хотя бы небольшое преимущество во времени, чтобы успеть убраться, убежать, или, на худой конец, спрятаться на балконе? Тем не менее, Мол подскочил, испуганный его появлением, и инстинктивно схватился за свой лазерный меч. Он задержался, ясно поняв вдруг, что сейчас пока не справится с Джедаем Мастером.
 Ситх вместо этого посмотрел опять на кошку, которая сосредоточенно жевала свое бедро.
- Я могу придумать лучший способ, чтобы провести время, вообще-то, - прорычал Мол Джедаю.
Квай-Гон хмыкнул в раздражении.
- Да. Я думаю, ты очень ясно это показал прошлой ночью. Действительно, соблазнить невинного Падавана таким образом! Тебе должно быть стыдно.
Бровь Мола вздернулась. НЕВИННОГО? Ха!
- Да, это правда. И не то, чтобы ты очень интересовался тем, чтобы защитить его. Хочешь возразить? Давай поспорим, а то я подохну тут со скуки.
Квай-Гон вздрогнул.
- От меня нельзя ожидать, что я буду с ним все время. Он должен научиться быть независимым от меня. Однажды, мое время закончится, и он должен быть подготовлен.
О, Господи, пожалуйста, если кто-нибудь когда-нибудь замочит этого мудилу, пусть это буду я. ПУСТЬ ЭТО БУДУ Я!
- Ой, ПААЖААААЛЛСТААА, не грузи меня своими Джедаевскими родительскими замашками. Ты же знаешь, что вы скоро разойдетесь, - Мол проковырял дырку в своей майке.
- А ты так и ждешь, чтобы встать на мое место? – немного стервозного сарказма добавилось в тон Джедая.
Мол вздрогнул, стервозничать и он умел.
- Я не знаю, большой мальчик, похоже, я уже встал, - Мол изображал невинность, - И, кстати, мне очень понравилось кольцо в твоем пупке, оно хорошо оттеняет твой волосатый живот.
- Это клипса, - смущенно кашлянул Джедай.
 С побитым видом Квай-Гон позвонил в звонок своего ученика. Поправил тунику, успокаиваясь. Мол злобно ухмылялся и ждал, пока откроется дверь.
- Эй, и скажи Оби-Вану, что я бы не отказался от Экстази в следующий раз. Еще три колеса, - Мол замолчал, - И напомни ему, о той особой цене, что он мне назначил, - оба Джедая посмотрели сначала на него, потом друг на друга. На лице Оби-Вана был написан виноватый ужас.
- Что?! – заорал Джедай Мастер, - Это правда?
- Эээ, нет, Мастер, к-конечно, нет! Они были в пузырьке, который ты мне да…
Мастер поднял руку, закрывая рот Падавану.
- Оби-Ван Кеноби, торговля наркотиками категорически запрещена Кодексом Джедаев. Я боюсь, мне придется представить это дело Совету.
- Но, Мастер, ты же сам мне их дал….Ой, я не то хотел сказать!!
Дверь захлопнулась.
 Мол позволил своим мыслям вернуться к девкам из гарема. Закрыв глаза, он представил себе комнату, полную шелковых подушек, горячую ванну, свечи, и удивительное разнообразие объемных женщин. Одна из них выглядела знакомой до боли, великолепная, разумеется, и стройная, но ее волосы, что за дебильная косичка?!
 Моя Ученица оторвалась от вылизывания своего живота, да, именно так она бы и хотела, чтоб он это представил. Чем расстроенней и неуверенней она делает своего Мастера, тем легче ей будет повергнуть его. А теперь, если ей удастся достать этого грызуна Шарика, она будет самой счастливой киской.
 P.S.:
  Помимо фильма Звездные Войны в процессе написания данного произведения пострадали следующие песни группы Depeche Mode
(ВЫДЕЛЕННЫМ ШРИФТОМ В ТЕКСТЕ)
Only When I Lose Myself
Question of Lust
Strange Love
In Your Room
Shake the Disease
 (by Martin Lee Gore)
 

Владыка Мол узнает немного о связывании…

 
Darth Maul Discovers Bondage by Xochiquetzi Sith Academy

перевод Анхесенпаатон Ра
Ну, давай же, Мол, тебе понравится! – упрашивал Оби-Ван.
- Нет!
Оби-Ван мило скривился.
- Тебе же нравились ролевые игры.
- Это совсем другое. Я не хочу, чтобы меня привязывали к твоей кровати.
- Ты же не думаешь, что я могу сделать тебе что-нибудь ПЛОХОЕ, ведь так, Мольчик?
- НИКОГДА не называй меня так! – зарычал Мол.
- Я имею в виду, в самом деле, Мол, что ты думаешь, я с тобой сделаю, а? Разрублю тебя лазерным мечом пополам? – настойчиво спрашивал Оби-Ван.
- Нет.
Оби-Ван посмотрел на него с обожанием.
- Ну, хорошо. Мы не будем этого делать, если ты боишься.
- Я не боюсь! – закричал Мол.
Да, ладно, все в порядке. Многие люди находят этот процесс пугающим. Я не буду думать о тебе хуже, если ты откажешься… - понимающе изрек Оби-Ван.
- ДАВАЙ, НАДЕВАЙ НА МЕНЯ ЭТИ ЧЕРТОВЫ НАРУЧНИКИ!!! – зарычал Мол.
- Хорошо, - ухмыльнулся Оби-Ван.
Насколько плохо может быть то, что он будет в наручниках? - подумал Мол про себя.
 Оби-Ван вернулся со сверхъестественной джедаевской скоростью, и Мол обнаружил себя растянутым и прикованным к кровати Кеноби, с удивлением рассматривающим свое отражение в зеркальном потолке спальни. Шлепающий звук отвлек его внимание, и он посмотрел вбок. Там стоял Кеноби, голый, похлопывающий хлыстом для верховой езды, по своему мускулистому бедру. Он усмехался, глядя в глаза Молу.

Плохо, подумал Мол, Очень плохо.

-Так, так, - промурлыкал Оби-Ван, - И что же мне делать с этим бедным беспомощным маленьким недоноском?
Мол дернулся, но наручники крепко держали его. Оби-Ван хмыкнул.
- Мол, ты выглядишь ТАК МИЛО, борясь с наручниками .
Мол зарычал. Оби-Ван легко шлепнул его по груди хлыстом.
- Плохой узник. Может, мне достать эти прищепки для сосков, и наказать тебя за то, что ты рычишь на меня? – голос Оби-Вана был тихим, опасно мурлычущим, - Ты знаешь, ты сделал мне много очень плохих вещей, а теперь вот ты во власти моего милосердия. Теперь я могу делать с тобой все, что захочу, понимаешь? Испугался?
- Нет, - солгал Мол. Ну, насколько плохо это будет? Он же Джедай, так ведь? Он ведь просто проделает с ним несколько извращенных трюков, которые ему так нравились. Может, худшее, что могло бы случиться с Молом, так это то, что он заскучает. Я имею в виду, он же не будет НА САМОМ ДЕЛЕ…
- А должен бы был, - мрачно сказал Оби-Ван. – Я раньше был очень плохим мальчиком. Но, разумеется, ты это должен помнить. Я не забыл об этих постерах, знаешь ли. Может, мне взять фотоаппарат? Выйдет неплохо.
Оби-Ван вытащил фотоаппарат из ящика.
-АААА! Я ТЕБЯ УБЬЮ! – заорал Мол, когда сверкнула вспышка.
Оби-Ван рассмеялся.
- К несчастью, он сломался. Мне придется придумать другой способ, чтобы пытать тебя. О! Идея!
Оби-Ван ушел, оставив Мола чувствующим себя неприятно уязвимым и беспомощным…и в приятном предвкушении, как сказала часть его мозга. Он сказал ей заткнуться, и напомнил себе, что баклан – всего лишь Джедай. Палаван вернулся с …ведерком для льда?
- НЕТ! – закричал Мол и задергался. Оби-Ван только хмыкнул.
- Ты такой глупый! – сказал он, - Мачо всегда ломаются первыми, - заявил Оби-Ван, с милой улыбкой и странным блеском в глазах, и вытащил кусочек льда.
- Я не ломаюсь! – рявкнул Мол, опасливо взирая на лед.
- А, хорошо! – голос падавана опять стал тихим, он наклонился и положил лед на соски Мола. – Я был бы очень разочарован, если бы мое развлечение уже кончилось.
Мол прикусил губу, стараясь не зашипеть. Оби-Ван злобно ухмыльнулся и оседлал его бедра, и схватил горячим ртом холодный сосок. Мол выгнул спину и застонал. Кеноби медленно согрел и другой сосок, потом взял кусочек льда в рот.
- Так лучше? – мило спросил он перед тем, как приблизиться с долгим, глубоким поцелуем. Потом он отодвинулся, изучающе глядя в глаза Молу.
Мол смотрел в голубые Джедаевские глаза, они странным образом сочетали в себе совершенно не сочетаемое. Бунтарство, опасность, удивление, возбуждение, и много чего другого, когда его мозг взбунтовался. «Ситхи НЕ позволяют привязывать себя к кровати!», «Ситхи вовсе НЕ пассивные!», «Эти ты так думаешь!», «Заткнись!», «ТЫ заткнись!», « Я не знаю, парни, это все и обычно достаточно пугающе, даже и без связывания и стояния над тобой с хлыстом для верховой езды и ведерком для льда…», «Но он очень милый, так…я имею в виду приколы, это НЕ то, чего я ожидал…», «А должен бы был. Он же Джедай!». Части его мозга заспорили друг друга до потери сознания, не оставляя ничего, кроме умирающих от жажды нервных окончаний. Нервные окончания жадно всхлипывали.

- А, хорошо, - сказал Оби-Ван, - я так и думал, что ты это скажешь.
Он взял еще один кубик льда, и провел им вниз по телу Мола…вот, блядь, он же не собирается…еб твою мать, ЕЩЕ КАК СОБИРАЕТСЯ. Мол выпустил совсем не Ситховский всхлип, когда Оби-Ван приложил лед к его ситхскому мечу, и когда Оби-Ван согрел его своим ртом, он был даже рад, что связан, потому, что если бы не был, то он бы начал брыкаться так сильно, что Оби-Ван мог бы подумать, что ему это не нравится, и остановится. А потом Кеноби и, правда, остановился, и опять покрыл его льдом, перед тем как обхватить его своим великолепным горячим ртом.
 Мол был близок. Он чувствовал это. А потом Кеноби опять остановился.
- Если я хочу получить чего-нибудь, я должен остановиться, наверное, или нет?
- АААААА! – бессмысленно выдохнул Мол.
Оби-Ван вздохнул.
- Ну, я думаю, ЭТО у тебя первый раз… - он ухмыльнулся, - Ладно, в следующий раз… - Он положил кубик льда себе в рот и обхватил им Мола. Мол извивался так, что боялся, что расцарапает себе все запястья, и наконец с воем кончил. Он лежал, в тумане, когда Оби-Ван вытащил то, что осталось от льдинки изо рта и спросил:
- Готов к следующему раунду?
- Ты…ты…ДЖЕДАЙ! – выдохнул Мол.
- Да ну тебя, я очень мягко с тобой обращаюсь, - нетерпеливо сказал Оби-Ван.
- Мягко? – скептически спросил Мол.
- Да, мягко, - ответил Оби-Ван, - Однажды Квай-Гон связал мне руки, завязал глаза и заставил меня держать монетку у стены моим носом, пока он шлепал меня, ебал и всячески пытал. Он сказал, что остановится, если я уроню монетку…ого, я вижу, ты уже готов ко второму заезду! – сказал он, указывая на реакцию тела Мола на мысль о том, чтобы проделать фокус с монеткой с Оби-Ваном в качестве мести, - Ты теперь уже думаешь, что ты сможешь вынести еще, разве нет?
- Я смогу вынести все, что только ты посмеешь сделать! – сказал Мол.
Оби-Ван рассмеялся.
- Ах, так? Хочешь меня испытать? – промурлыкал он. – Хм, нет, думаю, прищепки закончат это слишком быстро,…а я хочу повеселиться, - Он вздернул бровь, - Я переверну тебя.
Наручники раскрылись одновременно, и Мол обнаружил, как его подбросило в воздух, перевернуло и приковало к кровати опять, лицом вниз. Концерт окончен, подумал он и выдохнул, когда испорченный падаван приложил лед к его рогу. Комбинация из лизания, сосания, кусания и замораживания быстро заставила Мола потерять сознание.
- Могу поспорить, что ты слишком мачо и для спасительного слова, тоже, - сказал Оби-Ван. Мол нетерпеливо что-то пробурчал, - Располагайся поудобней, - радушно сказал Оби-Ван и обрушил мощный звонкий шлепок хлыста на ягодицы Мола. Он подождал мгновение, чтобы позволить Молу подумать, что он думает о хлысте для верховой езды. Мол удивился, что ему это ему понравилось. Очень. Оби-Ван ударил его еще несколько раз. НЕТ! Разумная часть его мозга запротестовала. Ситхам НЕ нравится, когда их бьют хлыстами для верховой езды! Ситхи сами должны наказывать! Они унижают и опускают своих врагов!!! Они не позволяют маленькому развращенному падавану надирать себе жопу, и НЕ ДАЮТ БАКЛАНУ ЗНАТЬ, ЧТО ИМ ЭТО НРАВИТСЯ!!! Жадные нервные окончания Мола встали в позу, и ответили: но это тааааааак хорошо! Сдайся абсолютному удовольствию! Не мечтай об этом, делай это!! Разумные остатки мозга Мола повысили голос и высказали жадным нервам Мола: мы вас не знаем! Нам стыдно, что нас видели вместе с вами. Теперь мы будем вас игнорировать.
 - Тебе нравится это, не так, ли, малыш? – зарычал Оби-Ван. Жадные нервные окончания заныли, - Тогда, может, ты будешь держать свою милую задницу так, чтобы я мог ее достать?
Мол решил, что ему нравится рычащий Оби-Ван. Да, если рычащий Оби-Ван будет и дальше обрабатывать его хлыстом, он точно ему нравится.
- По-моему, хлыст ты уж слишком полюбил, - заявил Оби-Ван и залез в тумбочку посмотреть ее содержимое, - Кое-кого здесь надо хорошенько выпороть, - он вытащил плеть из нескольких сплетенных вместе кусочков кожи, - а может, дать тебе небольшую передышку?
 Плеть была определенным изменением. Но в лучшую сторону. Мол чувствовал, как стонет и выгибается ей навстречу. Нервные окончания его потеряли всякий стыд, подумал он, а они лишь показали ему язык в ответ и сказали, что просто хорошо проводят время. Оби-Ван воодушевил язык тела Мола, и он ударил сильнее.
- У тебя тут рубцы получились. Хочешь, чтобы я остановился? – спросил Оби-Ван.
- Черт, нет!!!
- Это плохо. Думаю, в тебе слишком много эндорфинов сейчас, чтобы ты мог принимать трезвые решения. И, кстати, я хочу тебя выебать, наконец.
Мол всхлипнул.
- Ну, и что ты думаешь о том, чтобы быть связанным и не в состоянии что-либо сделать? А, кстати, может мне использовать ту смазку, которую ты приготовил для меня и Квай-Гона… - задумчиво проговорил Оби-Ван.

Смазку, которую он сделал Кеноби. Перегруженные похотью мозги Мола пытались сосредоточиться….Нет, он не посмеет.

- Это было так мило с твоей стороны, но она была слишком жгучей для нас обоих. Я думаю, мне придется использовать два презерватива с ней…или три.
Мол почувствовал, что напоролся на острую грань, под радушной мягкостью.
- И перчатки, - Мол услышал, как Оби-Ван разрывает упаковку презерватива.

Ситхи не говорят спасительного слова. Ситхи терпят. Спасительные слова для нытиков-Джедаев. Ой, блядь, он услышал, как Оби-Ван взял в руки пузырек со смазкой. Ситхи не…
- А почему бы тебе не использовать вместо нее Перечную-Мятную? – неуверенно спросил Мол.
- Потому, что МНЕ НРАВИТСЯ перечная-мятная… - подозрительно промурлыкал Оби-Ван, - Что случилось Мол? Разве тебе не нравится та смазка, которую ты сделал мне?
- Я…эээ….не пробовал ее.
- Почему нет? Разве ты не думаешь, что она бы тебе понравилась?
- Я…ааа…эээ.
- Да брось ты, Мол, ты же не сделал это СПЕЦИАЛЬНО, потому что ты ревнуешь меня к Квай-Гону, так ведь?
- Я…ну…нет….
- Значит, ты хотел бы ее попробовать.
- НЕТ!!!
- А что случилось с твоим «я вынесу все, что ты посмеешь сделать»? Давай же, Мол, я просто смажу эти некрасивые рубцы и использую ту смазку, что ты мне сделал.
- Спасительное слово, - заорал Мол.
- Что это было? – мило спросил Кеноби, - я не слышал.
- СПАСИТЕЛЬНОЕ СЛОВО! – рявкнул Мол. Оби-Ван злобно рассмеялся и выбрал этот момент, чтобы медленно войти в Мола. Мол почувствовал вязкое покалывание, - А!!! НЕТ!!! – сказал он.
- Каждому свое, - зарычал в ответ Оби-Ван и начал двигаться в нем быстро и мощно. Он положил скользкую перчатку на плечо Мола, чтобы удержаться. Мол запаниковал, потом почувствовал запах мяты, исходящий от перчатки.

Блядь. Баклан поглумился над ним. Каждому свое, подумал он, прямо перед тем, как кончить, и за ним последовал Джедай - победитель.
 

 Дарт Мол отдыхает

Darth Maul Catches a Break by Tezhina Bradley Sith Academy
перевод Анхесенпаатон Ра
Жизнь хороша, подумал Мол, развалившись на шезлонге, и лениво пошевеливая пальцами. Легкий ветерок поглаживает его рожки, и целый холодильник Гнусного Эля Пита, рядом. Кроме того, полуголый Оби-Ван качает бицепсы на соседнем балконе.
 Лучше и быть не может.
 Именно поэтому, Мол то и дело оглядывался через плечо, все ожидая, когда что-нибудь случится, например, в него полетит какой-нибудь ботинок (и, скорее всего это будут новые розовые туфли с помпончиками Дарта Сидиуса). Чем больше он пытался расслабиться, тем сильнее у него возникало чувство, что это не сможет продлиться долго.
 Оби-Ван закончил последнее упражнение и потянулся. Мол ободряюще присвистнул, Оби-Ван подмигнул ему и послал воздушный поцелуй. Для дебильного Падавана Джедая он производил уж слишком классное впечатление, такой стройный и мускулистый. Попивая эль, Мол наблюдал за Оби-Ваном, который медленно вытирал полотенцем пот с груди и живота, явно дразня Мола, и притворяясь, что он вовсе этого не делает. Ситховский меч Мола напрягся в шортах словно по приказу.
 Мол решил показать Оби-Вану собственное шоу. Он начал поглаживать руками красно черные узоры на собственных хорошо развитых мышцах. Мол лениво провел по собственным соскам, почувствовав желание, Оби-Вана, на которое он не имел сил не откликнуться. Он лениво взглянул на соседа янтарным взглядом из-под полу опущенных век, и увидел, что взгляд Оби прикован его рукам.
 Их движения теперь повторяли движения друг друга, рисуя одни и те же узоры на своих телах. Мол облизнулся, когда Оби-Ван отбросил полотенце и раскинулся на своем шезлонге, лицом к нему, широко расставив ноги, так, что мокрые от пота, бежевые шорты джедайской академии, ясно обрисовали его впечатляющую уж очень не-джедайскую эрекцию. Длинные пальцы Кеноби медленно опустились на нее. Руки Мола сами собой опустились к поясу его собственных сине-зеленых шортов. Он знал, что его собственный стояк уже ничем не уступает Джедаю.
 Дуновение ветерка, прошедшее по его возбужденным соскам, заставило Мола застонать, представляя себе, что это было движение пальцев Оби-Вана.
 Ситхи не фантазируют о том, как Джедаи гладят их соски, вспомнилась ему запись, сделанная им в Записной книжке Ситха. Мол чуть не поперхнулся, представив себе мысленно своего Мастера, слишком близко знакомящегося с ее содержанием. Но, даже опасного образа его Учителя не хватило на то, чтобы сбить Мола с эротического настроя. Пусть порадуется, старый козел, подумал он, пока я еще не стал достаточно силен, чтобы уничтожить его.
 У следующей балконной двери Оби-Ван уже открыто ласкал себя на глазах у Мола, одной рукой натягивая ткань еще сильнее, другой, поглаживая яснее прорисовывающийся член. Он тяжело дышал, грудь его быстро вздымалась и опадала. Но, тем не менее, он не сводил глаз с Мола. Своих прозрачно синих, горящих глаз. Он улыбнулся, мило, слишком мило, и Мол чуть не утонул, чуть не растворился заживо в этой улыбке.
 Чуть было не растворился.
Я понял твою игру. Подумал Мол и ухмыльнулся.
 Потирая свой собственный член, Мол отставил пиво и засунул руку за пояс штанов. Другой рукой он ущипнул свой сосок.
Ты хочешь, чтобы я проделал это с тобой, послал он Оби-Вану, мысленно. Ты хочешь, чтобы я щипал и сжимал твои маленькие коричневые сосочки. Ты хочешь, чтобы я дотронулся до него, твоего любимого местечка за ушком, и вылизывал тебе шею.
 Напротив него Оби-Ван лихорадочно вздохнул, чувствуя, как руки скользят по нему.
- Ой…..блииииин! – вскрикнул Мол, чувствуя как нежные пальцы Живой Силы окружили его рога, поглаживая такие чувствительные основания. Ты хочешь, чтобы я вылизал твои рожки, телепатически передал ему Оби-Ван, - ты хочешь, чтобы я сосал их, ты так хочешь почувствовать на них мой язык.
 Мол вздрогнул ощущая все это на самом деле. Мускулы его живота сжались, он видел все будто в тумане, чувствуя приближения оргазма всем своим телом.
 НЕТ! ты этого не сделаешь! Мол поборол себя, посылая мощный поток силы к мускулистым бедрам Оби-Вана. Ой блин, занятия спортом очень хорошо отразились на них. Он сжал мышцы и коснулся бедер на самом верху, но недостаточно близко, чтобы дотронуться до члена, Оби-Ван всхлипнул и закрыл глаза.
 Все на хуй! Подумал Мол срывая с себя шорты. Внезапный шок оттого, что воздух коснулся его паха, чуть было не заставил его кончить еще раз, но он переборол себя, схватил свое ситховское оружие и помахал им вызывающе, глядя на Оби-Вана.
 Представь, как это будет ощущаться у тебя внутри, телепатически послал он, двигая руку вверх и вниз по стволу. Он сконцентрировался, и послал ощущение, одновременно с тем как его бедра дернулись вверх, в воздух.
 Оби-Ван застонал, его шорты буквально соскочили с него и упали вниз, перелетев через балконные перила. Лежа на шезлонге он вытянул руку и погладил себя между ног, минуя член и его пушистые аксессуары, ниже, между ягодицами. Он каким-то образом расставил ноги еще шире и всунул туда палец. Представь себе, что я чувствую, прошептал он Молу, и Мол взвыл, ощутив как его хуй внезапно оказал окружен горячим вакуумом, двигающимся вверх и вниз по всей его длине.
 Он практически чувствовал вес Оби-Вана сверху, ощущал, как стройное тело прижимается к нему.
 Он дернулся вверх, и Оби-Ван опять застонал. Заставив себя очнуться, он смотрел как Оби-Ван извивается напротив него, смотрел на его открытый рот и крепко зажмуренные глаза. Уже несколько пальцев было теперь внутри него, и он, похоже, едва не пытался всунуть туда всю руку. Оби-Ван полностью потерял контроль, когда Мол набросился на него с целым потоком тактильных ощущений. Руки и рот практически везде, во всех местах сразу, и этот толстый тяжелый хуй, яростно двигающийся внутри.
 До Мола вдруг дошло, что он первый раз так ясно видит Оби-Вана в то время, как они трахаются. Обычно он зарывался лицом в шею падавана, и вообще, был слишком занят, чтобы обращать на него внимание.
 Но сейчас, Мол вовсю наслаждался открывающимся ему видом извивающегося и дрожащего от возбуждения Оби-Вана.
- Ооо, черт, - простонал тот, выеби меня, Мол!
 Ну, вот и все, что потребовалось Оби-Вану, он напрягся, вытянулся вдруг и кончил, забрызгав спермой руку и живот. Откидываясь на спинку шезлонга, Оби-Ван усмехнулся Молу и подмигнул.
-        Будем считать, что ты выиграл, - сказал он, и оглянулся в поисках полотенца.
-        Как насчет того, чтобы отыграться? - Мол встал и помахал своим хуем.
 Через улицу, напротив от них, послышались одобрительные хлопки, из небольшой толпы, собравшейся на балконах, чтобы посмотреть.
-        Это тебя заводит, не так ли? – спросил Мол подходя к низкой перегородке, разделяющей их балконы, - То, что все эти люди смотрят на нас?
 Оби-Ван посмотрел на толпу, потом на Мола. Облизал губы.
-        Меня отъебут, если это дойдет для Квай-Гона, - мрачно сказал он.
-        Тебя отъебут, по любому - заявил Мол, медленно дроча свой член.
 Оби-Ван наклонился и обернул язык вокруг кончика хуя Мола. Выдохнув, Мол вцепился в голову Оби-Вана словно клешнями. Он больше не мог сдерживаться. Забросив голову назад, Мол заскулил и, одновременно с еще одной волной одобрительных хлопков толпы с улицей наполнил рот Оби-Вана своей спермой. Он тяжело дышал, вздрагивая, когда Оби-Ван отклонился и облизал губы. Он ухмыльнулся Молу, и фактически перетащил его тело на свою сторону балкона.
 Показав разочарованному сборищу, что им лучше было бы отъебаться, Оби-Ван втолкнул Мола в свою квартиру и закрыл жалюзи.

Шотландские Шуточки

Scotland Depraved Or Another Plaid Punk Production (TM) from Rose Eith Academy
перевод Анхесенпаатон Ра
Что отличает шотландцев и тех, кто к ним примазывается, от других людей? Они чертовски хорошо умеют веселиться. Мол так и не смог понять хорошо это или плохо. Пока он возвращался в гостиницу, он благополучно миновал трех пьяных волынщиков и мужика в кильте ( тоже пьяного), который толкал перед собой модель овцы на в натуральную величину на колесиках, громко объясняя редким попадавшимся прохожим, почему шотландцы носят кильты. (Ответ: потому что овца может услышать расстегивающийся зиппер за 500 ярдов). Это если учесть, что не было еще и восьми часов.
Не удивительно, что Оби-Ван такой моральный урод, решил Мол. Он смотрел на несчастную молодую девушку, трезвую, но еще более несчастную от этого, которая отчаянно пыталась позвонить кому-то, стоя в телефонной будке, в то время, как еще один парень в кильте, громко и истошно исполнял ей а капелло серенаду "Королева Агрилла". Имея гены Сидиуса и шотландцев, у него не было шансов родиться нормальным, сумасшествие у него в крови.
Его комната не спасла бы его из этого ада. Сидиус был приглашен на торжественный ужин у Клана МакГрегоров, но он, скорее всего будет не один, когда наконец вернется. Мол предпочел бы уйти подальше, или напиться в труп (ну, вы понимаете?), когда это наконец случится, а лучше всего и то и другое одновременно. И он услышал шотландскую духовую… Слава богу, не волынки в этот раз, грустное тоскливое пение какой-то свистульки. Мол склонил голову набок. В отличие от народных массовиков-затейников шатающихся толпами исполнитель был вполне талантлив. И находился он, судя по всему, неподалеку. Очень неподалеку.
Будто бы у самого его балкона. У Мола зародились смутные подозрения. Он открыл балконную дверь и вышел на воздух. Он даже не удивился, когда увидел там Оби-Вана, сидящего на поручне перегородки, разделявшей их балконы, с дудочкой в руках. Мол прислонился к поручню рядом с ним: - Мрачноватую песню ты играешь. Оби-Ван отнял от губ свирель.
- Так и было задумано. Это Страдания по Лимерику.
- А Лимерик разве не в Ирландии?
- Да, насрать. Все одно кельты.
Разумно, решил Мол.
- Я не знал, что ты умеешь играть.
Оби-Ван вздрогнул.
- Давно не играл, я даже не думал, что получится. Вообще-то я хотел купить кельтскую арфу, но денег не хватило. Ну, и вообще говоря мне не хотелось бы быть похожим на Кевина Спейси в фильме "Семь", этого мои нервы пока не выдержат.
Мол вынужден был согласиться, что это было бы полным отстоем.
- Твое приглашение на стаканчик Гленфиддиша все еще в силе?
Кеноби изучающе посмотрел на него.
- Перелезай, - наконец сказал он.
Мол перелез через перегородку, пока Оби-Ван доставал бутылку и два стакана. Рука падавана слегка тряслась, когда он разливал выпивку. Мол забрал у него бутылку.
- Стаканы нам не понадобятся.
Оби-Ван опять уставился на него, Мол поежился под пристальным тяжелым взглядом:
- Чего?
- Да ничего, - ответил Оби-Ван, наклонился и поцеловал его. У Мола перехватило дыхание от интенсивности ощущения, такого сладкого и такого краткого мгновения. Мол несколько раз моргнул, пытаясь привести в порядок свою закружившуюся от похоти голову, поставил бутылку виски на столик и взял лицо Оби-Вана в свои руки.
- Ты уверен, что ты хочешь? - спросил он изучая уставшие покрасневшие глаза падавана.
- Уверен.
И он был уверен. Мол отлично чувствовал это. Он всей кожей ощущал его желание и почти отчаянную нужду. Кивнув, он принялся ласкать мягкие губы, дразняще раздвигая их своим языком, ощущая знакомый их вкус, и с каждым движением проникая глубже. Оби-Ван застонал и выгнулся навстречу ему, и Мол сжал его зад, прижимая парня еще ближе. Пара шагов, полуповорот налево и вот, Оби-Ван оказался у самого балконного поручня у перегородки, он терся об него, и грубое прикосновение шерстяной ткани к его напряженному члену, было возбуждающим и раздражающим одновременно. Глубокий, низкий звук начал рождаться у Мола, постепенно переходя в торжествующий рев, когда он задрал рубашку падавана к подмышкам, вылизывая маленькие твердые соски безостановочно, пока Оби-Ван не вскрикнул, обхватывая длинными пальцами рожки Мола… ..
Толкая его ниже и еще ниже, пока он не оказался прямо у покрытых клетчатой шерстяной тканью кильта бедер падавана. Мол усмехнулся и потерся щекой о твердый ствол.
- Ты на это намекаешь?
- Дадададада….
Рев Мола опустился на октаву ниже, переходя в довольное мурлыканье, когда он нырнул головою под кильт, руками раздвигая ноги падавана шире. Он услышал как заскрипел поручень, когда Оби-Ван схватился за него, чтобы не упасть, он прекрасно представлял себе, как гибко изогнулся стан падавана, отклонившегося назад, с закрытыми глазами и открытым в беззвучном крике ртом, в когда Мол наконец принял его в себя. В ЭТОМ звуке нельзя было ошибиться, любой имеющий слух мог бы догадаться чем именно они занимаются, но Мол просто не мог заставить себя думать об этом, только не с толстым и горячим Оби-Ваном у себя во рту, извивающимся от каждого движения его языка. Долгий дикий отчаянный вой кончившего Кеноби, пожалуй мог бы поспорить с оркестром волынщиков. Мол продолжил сосать Кеноби, до последней капли, и только тогда позволил мягкому члену выскользнуть из своих губ.
Он встал с колен и горячо обнял трепещущего Оби-Вана, чувствуя себя донельзя довольным самим собой, и плевать на то какую недостойную ситха картину они изображали из себя вместе. Бурные аплодисменты привлекли его внимание. Мол посмотрел через плечо Оби-Вана, и увидел собравшуюся на улице толпу. Он помахал им рукой, и они салютовали ему, поднимая стаканы с пивом, и зажигалками. Кроме того, Мол заметил в толпе нескольких судей сиз соревнований по танцам Шотландских Горцев. Они держали в руках таблички с выставленными очками. Высокими очками, очень высокими очками, как выяснилось.
"Я очень сексуальная жопа с ручкой", - самодовольно сказал себе Мол, размышляя включат ли они соревнования по Военному Заглатыванию Меча на следующие играх. Он мог только надеяться. Кеноби заржал.
Мол отклонился от него, чтобы увидеть его лицо. Все еще бледное и усталое, однако голубые глаза выглядели разумными, ну,…эээ….разумнее чем обычно. Мол в глубине души подозревал, что это максимум на который способен Кеноби.
- Какое следующее соревнование? - спросил Оби-Ван.
- Бросание палок под кильт, - объявил Мол.
Он схватил рубашку Оби-Вана за воротник, намереваясь разорвать, Кеноби остановил его, прикоснувшиь к руке. Усмехаясь, падаван медленно, будто опытный стриптизер, расстегнул каждую пуговку, и сладострастным поворотом плеч спустил рубашку по рукам вниз…и…еще вниз, заставляя ее улететь на улицу. Толпа под ними бесновалась. Мол усмехнулся и принялся целовать падавана. Это уже ПРОФЕССИОНАЛЬНЕЕ, чем их предыдущее публичное…эхм…выступление. Оби-Ван прочитал его мысль и засмеялся. "Что-то говорит мне о том, что В ЭТОТ РАЗ, нас не арестуют" Мол расхохотался. "Ты так думаешь?" "Точно" Руки Мола опять нашли свой путь под кильт падавана, пальцы скользнули между бедер, ища вход тело падавана. Оби-Ван глубоко вздохнул, облокотился о поручень сильнее и шире раздвинул ноги.
- Смазку, - напомнил он.
- Но….
- Смазку, - твердо сказал Оби-Ван.
Мол заворчал и принялся искать что-то подходящее. На стоящем рядом столике он обнаружил остатки обеда, а именно корзину с завернутыми в фольгу маленькими кусочками сливочного масла. Он схватил целую охапку. Оби-Ван кивнул:
- Сойдет.
Мол развернул один из кусочков. Задумчиво посмотрел на него, потом на Кеноби. Усмехнулся.
- Повернись, - сказал он. Оби-Ван вопросительно поднял бровь, но сделал так, как сказал ему Мол. Изгибаясь в пояснице и опираясь руками о поручень балкона. Мол с помощью Силы задрал кильт падавана, открывая гладкие изгибы его задницы. "Очень мило", подумал он, принимаясь кусочком масла смазывать поверхность между яйцами и анусом. Оби-Ван всхлипнул, жалостно.
- Выше, - сказал он Молу, выше надо.
- Заткнись, я знаю, что я делаю. И он знал. Он смазывал задницу Кеноби как опытная домохозяйка сковородку. Его пальцы описывали круг за кругом у ануса падавана, едва касаясь. Пока еще едва. Медленно, в сводящем с ума ритме, также как Кеноби делал его своим языком в прошлый раз. Дразня. Выводя его из себя. Мол жадно наблюдал за тем, как Оби-Ван извивался под его прикосновениями. Интересно, почему он всегда считал, что использовать смазку недостойно Ситха? Ничего, что порождает такие громкие стоны и сладострастную дрожь, не может быть недостойным Ситха. В тот самый момент, когда он понял, что Оби-Ван больше не выдержит, он засунул в него два скользких от масла пальца. И падавану понравилось, черт бы его подрал. Все его тело извивалось от сильнейшего желания.
…ДавайМолблиндавайужеяхочутебядавааааай…
- ДАВАЙ!
Мол вытащил пальцы, использовал остатки масла, чтобы смазать свой член, задрав свой кильт и вошел внутрь. Горячая упругость сжала его, и он застонал, дрожа. Ой, это было круто, это было охуительно, это было так близко к раю, как ему только было суждено добраться. Кеноби был чертовски хорош, горячий как кровь бархат, сжимающий его как хороший кулак. Идеально. Он сполз вниз, от поручня, опускаясь на колени, увлекая Кеноби за собой. Их тела разъединились на секунду, и Мол зарычал, хватая падавана, прижимая к себе и насаживая на себя одним рывком. Оби-Ван запрокинул голову, губы его раскрылись со сладостными звуками, полустонами, полувсхлипами, когда он изгибался и выпрямлялся, двигаясь навстречу толкам Мола. Мол хотел, чтобы это продлилось подольше, но знал, что это невозможно, удовольствие нарастало, доводя его до пика, и заставляя пересечь его.
Он слышал голоса, крики страсти пронзившие вечерний воздух, но который из них был его а который Оби-Вана, он не смог бы различить. Да и какая, на хуй, разница? Они лежали вцепившись друг в друга потные и горячие на холодном полу. Мол почувствовал как сумасшедшее сердцебиение успокаивается, он приподнялся на локте и посмотрел в лицо своего любовника. Оби-Ван лежал обессилено, сладкая удовлетворенная улыбка была у него на губах, Мол почувствовал как его пронзает гордость.
"Я это сделал, я" - подумал он и поцеловал падавану бровь. Потом он встал, поднял с пола ослабшее тело, перекинул через плечо, и намерился затащить его внутрь, в постель. Перед тем, как покинуть балкон он в последний раз глянул на публику внизу, давно уже перешедшую в пьянку. Он заметил девушку из телефонной будки размахивающую над головой чем-то вроде бежевого флага. Потому понял, что это забытая рубашка Оби-Вана, и довольно рассмеялся.
"Жизнь обожает меня", - подумал он и направился в комнату.