распечатать    иллюстрации

Самый Желанный Самец Галактики

серия коротких сексуальных слэш зарисовок с участием Оби-Вана Кеноби от Анхесенпаатон Ра

ПАДАВАН, ТЫ ВОЗБУЖДЕН...  Пропущенная сцена в лифте из Атаки Клонов

Дар Предвидения.  Как Оби-Ван воспитывал своего ученика Анакина, сцена вырезанная Джорджем Лукасом из Атаки Клонов.

ПАДАВАН, ТЫ ВОЗБУЖДЕН...


Анхесенпаатон Ра
(во славу Эпизода 2, Атаки Клонов)


-         Падаван, ты возбужден… - сказал Магистр Оби-Ван Кеноби,  едва глядя искоса на тяжело дышащего ученика.
-         Да, Учитель… - ноздри Анакина раздувались, и дрожали руки.
-         Падаван, ты слишком нервничаешь, - Магистр Оби-Ван Кеноби старательно делал вид, будто он вовсе не разглядывает неистово бьющуюся жилку на шее юного Падавана. Такую нежную на смуглой, обветренной, блестящей от испарины коже.
-         Простите,  Учитель… - Анакин решил, что он сойдет с ума.
     Сверхскоростной лифт поднимался так медленно, так медленно, а он, его мастер, был так близко, всего лишь протянуть руку, и можно внезапно броситься и с силой прижать его к стеклянной стене, разодрать к черту полы его идиотского джедайского обмундирования. Увидеть, как расширяются от возбуждения зрачки, открываются покорные агрессивному натиску губы. Губы полные силы страсти и нежности. Взять их своими, напиться их нежным соком, отчаянно сжать зубами, не услышать, почувствовать, сладострастный стон, выкручивая пальцами маленькие розовые сосочки, чувствуя, как внизу их твердые напряженные члены  яростно трутся друг об друга. О, Сила, это же невыносимо…
-         Анакин, ты весь дрожишь, - смотреть на одуревшего от юного ненасытного желания ученика было сущей пыткой. Пылающие щеки, лихорадочно блестящие глаза.  О, Сила, такие же, как и прошлой ночью, когда он трепетал и извивался под необузданными ласками своего наставника. Анакин отчаянно запрокинул голову, едва не ударившись о прозрачную стену лифта. Запрокинул так невинно и так вызывающе чувственно, как будто бы, наяву, а не в сладостном воспоминании ощущая, себя более не в состоянии выносить  яростные движения толстого твердого горячего хуя мастера внутри себя,  отчаянно раскрыв рот, и зажмурив глаза, готовый взорваться потоком спермы, забрызгивая молочными брызгами потные изогнутые любовной истомой тела.
 Объемное одеяние джедаев уже не спасало положения ничуть.
-         Падаван, ты должен научиться держать себя в руках, - сквозь зубы сказал Оби-Ван Кеноби, он  донельзя разозлился на себя, на собственную слабость, а самолюбивый ученик как всегда, принял вызов.
  О, ты еще поучи меня, что нужно делать руками, Магистр Джедай. Посмотрим, кто кого сможет еще поучить самообладанию.
-         Да, Учитель, - Анакин покорно опустил голову, вдруг со стоном сжал выпирающий бугор бежевых штанов, чувствуя трепет, горящей плоти.
   Оби-Ван теперь имел великолепную возможность оценить воочию, насколько сильно возбужден был его ученик. Магистр Кеноби уже, не скрываясь, смотрел на сладостные движения руки падавана, Падаван глянул исподлобья, понимая, что теперь уже ничто не сможет отвлечь внимание его хозяина от него.
    Оби-Ван не понял до конца, показалось ли ему, или и без того выпирающий бежевый бугор под смуглой рукой Анакина увеличится еще.
     Мысль о крепком стоячем хуе Анакина, с обхватывающей головку крайней плотью, с капелькой вязкой солоноватой жидкости спрятанной там, которую так и жаждал коснуться ненасытный язык, смела все сомнения из головы Оби-Вана.
      В следующую секунду он уже был на коленях у ног Падавана, лихорадочно, с его же помощью сдергивающим вниз штаны. Анакин расстегнул ремень, и отбросил его в сторону, лазерный меч со стуком ударился об пол. О, Сила, нет, только не это, его учитель очень не любит, когда он так невнимательно относится к своему оружию.
-         Простите, мой Учитель, - испуганно проговорил он, вырываясь и бросаясь подбирать с пола рукоятку, - я сейчас подниму  лазерный меч.
-         Ситхам в жопу твой лазерный меч, - руки Оби-Вана пригвоздили его к стене, рот, обхвативший дрожащую головку, заставил изогнуться, лихорадочно вздохнуть и вцепиться руками в поручень.
-         О, учитель, да…да, мой мастер, - он только и мог, что отчаянно всхлипывать, чувствуя, как горячий влажный рот двигается по всей его длине, язык нетерпеливо описывает в своем яростном ритме круги по сверхчувствительной поверхности  пульсирующего члена.
    Анакин почувствовал, как рот его мастера скользнул ниже, чувствовал, как глубоко он вошел в его рот, как мышцы его глотки сжимаются, пытаясь не дать ему войти еще дальше. О, не сразу, нет, не сразу, но Оби-Ван попытался еще, получилось  лучше. Во время этих настойчивых попыток глаза Анакина ни на секунду не отрывались от сладких губ Кеноби, а руки испуганно вцепились в золотистый шелк волос.
     Кеноби потянул Скайвокера вниз, тот немедленно послушался, не время было возражать возлюбленному учителю, ох, не время.
     Анакин опустился на пол и перевернулся головой к ногам Оби-Вана, без труда засовывая здоровый твердый хуй своего хозяина  себе в глотку. Оби-Ван как всегда, задохнулся от восторга и от зависти, в который раз, пораженный потрясающим умением своего падавана. Совершенством его умелых, развращенных и о, Сила, просто потрясающих движений на своем гудящем от напряжения хуе.
    Это ошеломляющее ощущение  дополнялось и удесятерилось, отдаваясь пульсацией крови в пылающих висках, потрясающим скольжением шелковистой плоти в его собственном рту, по его горящим губам.
    Анакин уже давно был на грани сознания, захваченный двойным охуительным ритмом, потерянный в потрясающем ощущении того, когда он сам отсасывал чей-то хер, в то же самое время, когда сосали у него. Он лишь постанывал жалостно, вызывая тем лишь большее удовольствие своего любовника.
      Оби-Ван почувствовал, как его яйца начали сжиматься, и  постарался думать о чем-то еще, представить себе шевелящего зелеными волосатыми ушами Йоду, или  чернозубую улыбке Боба Фета, отчаянно пытаясь продлить невозможное удовольствие, доставляемое ему умелым ртом падавана. Действие этого  средства оказалось крайне непродолжительным.
   Стоны Анакина стали более глубокими, и сладострастными, он задрожал и Кеноби затуманенным взором увидел, как  сжимаются яйца молодого парня. Это сделало свое дело, и  Мастер Кеноби застонав выстрелил первый  отчаянный залп спермы глубоко в глотку Падавану, в ту же секунду ощутив, как тугая струя тягучей жидкости заполоняет его рот.
   Несколько минут они лежали на полу, пытаясь отдышаться. Потом встали, привели себя в порядок в ожидании, когда двери лифта, наконец, откроются.
-         Уф, наконец-то я увижу сенатора Амидалу, я уже десять лет ее не видел – вздохнув, сказал Анакин.
Оби-Ван усмехнулся и насмешливо поднял бровь.
-         Да. Но только не забывай, Падаван, мы – джедаи.
 

Дар Предвидения

 
посвящается Дарт Валери, надоумившей меня, что именно так надо поступать с непослушными учениками…иээхх, блин…Макаренко убил бы…за такое изложение педагогических догматов…

-         Она отключила камеры, она не хочет, чтобы мы ее видели, - улыбнулся Анакин Скайвокер, - интересно, что она делает?
  Оби-Ван Кеноби снял плащ и в сердцах кинул его на диван. Спокойствие давалось ему нелегко.
-         Но все равно, я чувствую, что там происходит, - мечтательно продолжал Падаван.
-         Твое предчувствие не идеально, Падаван, - тихо сказал Кеноби. Мальчишка совершенно отбился от рук. Устроить такой скандал перед сенатором, он совершенно не умеет держать себя в руках. Что он о себе думает? Впрочем, в его возрасте он тоже не умел держать себя в руках. Оби-Ван с трудом спрятал довольную усмешку от нахлынувших воспоминаний о том, как именно его Учитель, Квай-Гон Джинн учил его это делать.
-         А ваше идеально? -  вспыхнул Анакин.
-         Возможно.
-         С чего вы это взяли?
-         Ну, я могу предсказать тебе, что сейчас с тобой произойдет, с точностью до получаса, мой Падаван, - голос Кеноби стал до странности мягок. Скайвокер подумал, что вот это точно не к добру.  У него появилось очень нехорошее предчувствие.
-         Что же? – охрипший вдруг голос выдал его волнение.
Кеноби скрестил руки на груди и склонил в задумчивости голову.
-         Твои предположения, мой юный Падаван?
-         О, нет… - простонал Анакин.
-         Я боюсь, что все же да, Падаван.
  Кеноби отстегнул от кожаного ремня у себя на поясе лазерный меч и положил на журнальный столик. Он поднял глаза на  Скайвокера:
-         Чего ты ждешь? Снимай штаны.
-          Я не хочу, - сказал Анакин, потрясенно наблюдая за действиями Магистра.
-         Знай свое место, Падаван, -  Кеноби разве что не мурлыкал.
  Лицо Анакина залилось краской, а кулак сжался на рукоятке лазерного меча. Оби-Ван не имеет права с ним так разговаривать, как будто он ниже его по положению, как будто он его собственность, как будто он ему дроид-уборщик…. Сила! как же он ненавидел своего Учителя в этот момент. Он посмотрел на Кеноби исподлобья и встретился с твердым насмешливым взглядом серых глаз. Оби-Ван стоял, скрестив руки на груди, и усмехался.
Ярость и отчаяние пронзили все тело Анакина.
    Он сотрет эту глупую ухмылку с его лица.
    О, да, сотрет, чего бы то ему это не стоило.
   Он выхватил меч, замахиваясь в сторону Кеноби, включая лазер налету. Мастер Джедай оказался проворнее и в мгновение ока  схватил его за руку и сжал запястье, заставив меч выпасть из разжавшихся пальцев.
   Не успев упасть на пол, по мановению руки активированный меч оказался в руках Кеноби.
-         Это была плохая идея, Падаван, - холодно сказал он, - очень плохая.
Анакин замер. Лазерный луч гудел прямо у самого его лица.
-         Простите, Учитель.
-         Простите, Учитель? – Кеноби вопросительно поднял бровь, – мне показалось, мой дорогой Падаван, или ты пытался мне угрожать?
-         Я погорячился, Магистр.
Сила, ну когда же он уберет этот  меч от моего лица и разожмет свою руку, тисками сжавшую мою?
-         Погорячился…- задумчиво повторил Кеноби дезактивируя лазер и кидая его прочь, - ты пытался убить меня, мой падаван?
-         Нет, - Анакин сжал зубы, он вдруг оказался спиной к Оби-Вану, и обе его руки теперь сведены у него за спиной. Он почувствовал горячее дыхание у своей шеи, от чего волосы на  холке встали дыбом и мурашки пошли по всему телу.
-         Ты попытался напасть на меня, видя, что я снял оружие, мой Падаван, - тихий шепот  у самого его уха, Анакин начал нервничать еще больше.
-         Я …я был в ярости мой Мастер.
-         Ты плохой ученик, Эни, джедаи не должны давать волю своим эмоциям.
Эни…как мне нравится когда он называет меня Эни. Так редко. Теплая волна против воли залила нежной истомой его тело.
-         Да, Учитель.
    Плащ и туника быстро исчезли с его плеч и обнаженный торс оказался во власти сильных рук Кеноби. Они уже больше не сжимали его запястья, да и не было уже в этом никакой необходимости. Ни за какие блага на свете Анакин не хотел бы лишиться сейчас этих теплых ладоней, настойчиво гладящих его живот и грудь.
       Анакин прижался голой спиной к телу Учителя, запрокинув голову, чувствуя, как его губы начали целовать его шею, а руки расстегнули и дали упасть штанам. Прохладный воздух комнаты коснулся его бедер и члена, заставив его напрячься сильнее. Обнаженная кожа чувствовала прикосновения жесткой ткани джедаевской туники сзади.
    Сила, как бы он хотел сейчас почувствовать горячую мягкую кожу Оби-Вана рядом со своей.
-         Открой глаза, - тихо сказал Кеноби.
  Анакин нехотя открыл глаза и обнаружил, что он стоит лицом перед зеркальной стеной. Его хуй подпрыгнул оттого, что ему пришлось увидеть.
Полностью одетый Мастер Кеноби, ласкающий его обнаженную плоть, абсолютно обнаженную, если не считать штанов запутавших у его ног вместе с ботинками. Так, в общем-то,  возбуждало еще больше, вынужден был признаться себе Анакин.
-         Смотри, мой Падаван, -  большие пальцы Кеноби сжали его соски. Анакин застонал и зажмурился.
-         Итак, мой возлюбленный ученик, - Оби-Ван встретился глазами в зеркале с Анакином, приоткрывшим рот от внимательного наблюдения за манипуляциями рук магистра с его  ставшими вдруг такими чувствительными сосками, - Расскажи мне, на что именно ты так разозлился?
-         На вас, Магистр Кеноби.
-         Да, ну?
-         Ты…вы не должны были меня так унижать, указывая мне на мое место перед всеми, - отчаянно выдохнул Анакин.
-         Я не должен был? – мягко переспросил Оби-Ван, целуя его плечо.
-         Нет…
-         Я, твой Учитель, Эни, - губы Кеноби практически не отрывались от смуглой кожи плеча и спины Падавана, - помни это…
-         Я помню, мой Учитель – простонал Скайвокер и Оби-Ван подхватил его под руки, помогая удержаться на подкосившихся ногах.
-         Я не уверен в этом, Эни. Иначе как я могу объяснить тот факт, что ты берешь на себя смелость решать за меня, что я должен делать, а что нет? – внезапно резко спросил Оби-Ван, и толкнул его вперед, заставив опуститься на колени.
Анакин опешил:
-         Мастер? Что ты собираешься делать? - он повернулся назад, глядя через плечо. Увиденное его потрясло. Его учитель, сняв с пояса толстый кожаный джедайский ремень, глубокомысленно намотал один его конец вокруг своей сильной ладони.
-         Просто выпороть тебя, - тихо проговорил Оби-Ван, - старый метод, бесспорно не педагогичный, но надежный и действенный.
-         Нееет… - простонал Скайвокер, - не надо, Магистр.
   Кеноби промолчал. Он размахнулся, и Анакин лишь услышал короткий свист и почувствовал, как звонкий шлепок обжег его оттопыренные ягодицы. Боль, жар, он не успел очнуться, когда почувствовал второй удар, затем третий, горячая волна, вмиг распространившаяся по всему его телу, он уже не чувствовал боль, только хотел, чтобы это не прекращалось. Он лишь старался держать себя в руках и не кричать во весь голос своему прекрасному сильному мучителю, чтоб он не останавливался.
         Нет, нельзя, не сейчас, очередной звучный удар, заставил его член налиться кровью, а его голову заполниться странными мыслями. Он хотел, чтобы Оби-Ван взял его сейчас же, чтобы не давал ему воли сопротивляться, еще один раз и еще, о, только бы, он сейчас, сию же минуту доказал ему раз и на всегда, что он, Анакин принадлежит ему, и только ему.
    Ритмичные  шлепки толстого кожаного ремня об его покрасневшую беззащитную попку, все ускорялись. Анакин застонал и раздвинул дрожащие от возбуждения, бедра шире. Он уже перестал контролировать себя, его воспаленный мозг лишь жаждал чтобы эти потрясающие ощущения  становились все сильнее.
      Ох, и трудное же это занятие, подумал Оби-Ван вытер пот со лба, хотя и крайне приятное. Отчаянно вихляющий зад падавана и его всхлипывания быстро заставили его самого потерять свой славный джедайский контроль, утонув в головокружительной мысли о том, как он сожмет эти стройные соблазнительные покрасневшие от ударов его ремня бедра своими руками и…
       Все же не стоит так торопиться.
-         Я так понял, мой Падаван, ты уже сожалеешь? -  Кеноби усмехнулся отбрасывая ремень в сторону, заставляя его со стуком упасть у ближайшего кресла.
-         М-м-м… - невразумительно промычал что-то в ответ Анакин. Все еще не еря, что эта пытка...о, боже мой, это блаженство закончилось.
-         Что, Эни? – Ноги Оби-Вана оказались по обе стороны от его тела, рука нежно поглаживала влажный загривок, у Анакина побежали мурашки по коже, от контраста нежной сильной бархатной и теплой ладони у себя на спине и соприкосновения прохладного воздуха комнаты с его надранной жопой.
-         Еще, учитель… - тихо, будто б против воли произнес он.
 Обе руки подхватили его вверх, развернули, заставили оказаться его лицо у самого выпирающего внушительного бугра бежевых штанов Оби-Вана. Анакин нетерпеливо содрал штаны со сильных бедер и жадно схватил так хорошо знакомый, но всегда потрясающий его нервы до самых кончиков, большой напряженный хуй его учителя.
       Оби-Ван застонал, запрокинув голову. Настойчивые движения горячего влажного жадного рта на его сверхчувствительной коже чуть не заставили его потерять с трудом сохраняемое равновесие.
     Анакин вытащил хуй из своего рта несколько раз  энергично двинувшись по стволу  сильной рукой, Оби-Ван схватил его за волосы.
-         Стой.
  Скайвокер смотрел на него исподлобья.
    Оби-Ван подхватил его под руки, подтащил к дивану, Анакин оперся руками о край и закусил губу, чувствуя как знакомая тяжесть растягивает его, начинает двигаться ритмично, заставляя его терять последние остатки  контроля.
       Оби-Ван засаживал ему изо всех сил, некоторое время, пока давно уже перевозбужденный и потрясенный падаван не начал умолять его во весь голос.
-         Учитель…дай мне кончить, Учитель!
 Против его ожидания Кеноби остановился.
-         Что не так? – взвыл Анакин.
-         Ты забыл попросить прощения за свою вспышку, - поучительно проговорил Кеноби и шлепнул его ладонью по заднице.
Анакин готов был взвыть.
-         Да, - сказал он.
-         Да, что? – поинтересовался Кеноби?
-         Я… - О, боже он опять двинулся в нем, только бы еще чуть, еще немного, и освобождение будет так близко, - нееет, только не останавливайся, - отчаянно заорал Анакин.
-         Скажи это?
-         Простите меня, Учитель, - зажмурив глаза прошептал Анакин. Желанный удар вожделенного члена, в очередной раз, задевший его простату заставил его  лихорадочно открыть рот в немом крике.
Оби-Ван задумчиво встал с колен.
- И все таки, Падаван, я говорил тебе, тебе еще много предстоит узнать, прежде чем ты станешь джедаем, - усмехнувшись, сказал он.