Введение.
В работе исследуется несколько проблем, связанных с акростихом. В ней семь глав. В первой главе дан пример анализа акростиха, не как образец, а как первый опыт подобного анализа. Во второй главе рассмотрен вопрос классификации акростихов, причём предлагаемая классификация не является традиционной. В следующих трёх главах уже даны конкретные методики, сопровождаемые примерами. В шестой главе рассмотрена проблема количества акростихов, которые можно написать на одно и то же слово. Наконец, в последней, седьмой, предлагается новая акроформа.
Глава 1. Анализ стихотворения Н.С.Гумилёва «Акростих» (1911).
Николай Гумилёв в своём акростихе «Анна Ахматова» показал некоторые интересные черты характера и жизни.
«Аддис-Абеба, город роз,
На берегу ручьёв прозрачных,
Небесный див тебя принёс,
Алмазный, средь ущелий мрачных.
Армидин сад… Там пилигрим
Хранит завет любви неясной,
Мы все склоняемся пред ним,
А розы душны, розы красны.
Там смотрит в душу чей-то взор,
Отравы полный и обманов,
В садах высоких сикомор,
Аллеях сумрачных платанов».
1911
Гумилёв был достаточно религиозен, хотя его мировоззрение во многом отходило от ортодоксальных взглядов. У него была идея о том, что за жизнь в человека вселяется много душ с их новыми душевными качествами. Ясно, что Гумилёв не мог ожидать православной души. Поэтому напоминание о лукавом духе в завуалированной форме, том, чей взор полон «отравы» и «обманов», никак не может подразумевать вполне православного к нему отношения (тем более вследствие слов «…пилигрим//хранит завет любви неясной»). Более того, это распространяется в его психологии и на всю грядущую жизнь. Ясно тогда, что слово «пилигрим» в стихотворении не означает увлечения монастырской жизнью. Гумилёв здесь упоминает его только, чтоб показать обратное.
Так как акростих адресован Анне Ахматовой, и она к тому времени уже была его женой, следует предположить, что Гумилёв был в этот момент в отъезде. Весь текст акростиха в целостности рождает тот образ, который поэт не только видит в своём сознании, но и желает передать. Таким образом является образ, близкий в той или иной степени и Гумилёву, и Ахматовой. Так как и Гумилёв, и Ахматова являются к тому времени оба акмеистами, то вполне вероятно утверждать, что Гумилёв рассчитывал на положительную реакцию Ахматовой. Значит, в то время отношения Гумилёва и Ахматовой были хорошими. Тем более в момент самого написания стиха. Тогда слова «А розы душны, розы красны» являются скорее не метафорой, а просто образом. Может быть, впрочем, что Гумилёв выразил этим, чем место ему не нравится. Ведь таких черт меньше, чем таких, какие ему нравились…
Итак, стихотворение относится к концу 1911 года (хотя более точная его дата мне неизвестна), когда, начиная с осени, Гумилёв утверждается в акмеистическом направлении.
Данный акростих Гумилёва подчёркивает его неправославную позицию и свидетельствует о неравнодушном отношении Николая Гумилёва к любви во время написания акростиха.
Глава 2. Новая классификация акростихов. Проблема рифмовки и количества строк в акростихе.
Авторская классификации по системе рифмовки: рифмически завершённые, т.е. такие в которых каждая рифма имеет свою пару; рифмически незавершённые, т.е. такие, в которых не каждая рифма имеет свою пару; рифмически перенасыщенные, т.е. такие, в которых есть рифма, повторяющаяся больше двух раз; наконец, акробелый стих.
Чаще всего к стихотворениям первого типа относятся такие акростихи, которые имеют делящееся на четыре количество строк. Или хотя бы просто чётное. В случае нечётного числа строк акростих может относиться к рифмически перенасыщенным, рифмически незавершённым акростихам либо к акробелому стиху. Последний, конечно, может быть при любом количестве строк.
Из всех вышеназванных типов сам автор советует избегать рифмически незавершённых акростихов, так как последние оставляют сильное ощущение недосказанности. Либо ровно три незавершённые рифмы можно расположить в конце. В данном случае автор имеет в виду семистишия из четырёх срифмованных строк и трёх белых. Это ещё достаточно красиво.
Вот пример подобной рифмовки (в этой главе даны примеры только из акростихов автора)
Семицветный венок, где листы разноцветны,
Естество их одно, но различен окрас,
Дни проходят осмысленно, но незаметно,
Много сотен седмиц—и пришёл смертный час…
Имя ниже—неделя, оно пусть напомнит
Центр наших исканий—от смерти восстанье,
«Аллилуия» пение в Царстве Христовом.
1 мая 2013
Дадим теперь примеры остальных типов акростиха по новой классификации.
Рифмически завершённый акростих.
Ликуют снова христиане,
Источник жизни обретая,
Творится ныне в каждом храме
Устав, где агнца заклают..
Рубиновые капли крови
Грехи и страсти все врачуют,
И вот душа выходит новой;
Явился Бог—и все ликуют!
18 апреля 2013.
Рифмически перенасыщенный акростих.
Свет, только свет—вот цель одна
Часов томительных и трудных.
Адамов грех сковал нас, блудных,
Спасителем любовь дана,
Творенью рай несёт она,
Знак мягкий средь скорбей, гонений…
Едино счастье у творенья!
12 февраля 2013
Акробелый стих.
Исцелённые прокажённые
Сеть врага не все миновать смогли:
Целых девять ведь, да из тех же мест
Естеству Христа не воздали честь;
Лучший был один из других земель:
Еле он достиг благодетеля,
Ноги опустил, славя Господа…
И сказал Христос: что же девять те,
Если лишь один благодарен был?
28 июля 2013
Глава 3. Проблема ввода редких букв в акростих.
Прежде, чем начать главу, автор указывает на общий способ вводить любую букву—через обозначение, которое она имеет в алфавите, поставив вокруг неё кавычки. Но лучше такой способ не практиковать. В главе будут рассмотрены более интересные способы. При написании этой главы автор опирался на работу И.Чудасова «от акростиха к акроконструкции».
Буква «Ь» вводится тремя путями: словами «Знак мягкий»; словом, начинающимся на две или более букв «акростируемого» слова (иногда даже это слово целиком совпадает со словом ключа); введением мягкого знака в середине одной из строк так называемого «акромесостиха». Приведём примеры (из творчества автора этой статьи).
Счастье
Свет, только свет—вот цель одна
Часов сомнительных и трудных,
Адамов грех сковал нас, блудных,
Спасителем любовь дана,
Творенью рай несёт она,
Знак мягкий средь скорбей, гонений…
Едино счастье у творенья!
12 февраля 2013
Ектенья
Её звучание и мне
Красивый храм напоминает,
Тень скорби сердце покидает:
Я в церкви, значит, не в огне!
13 сентября 2014
КОЛЬЦО
Стекло прозрачно, осени печаль
Покорному поэту быть в печали
Велит; раскрылась перед взором даль,
Больное сердце в созерцанье впало…
Процентов девяносто, всё равно
Смотреть и завтра буду я в окно.
26 сентября 2014
Ввод остальных редких будет объяснён без примеров.
Буква «Ы» вводится тремя способами, включая два, совпадающие с двумя последними способами введения буквы «Ь» и третий способ—через слова марийского языка.
Буква «Й» может быть введена тремя способами: через несколько редких русских слов, через месостих и через слова марийского языка (а может, и других; например, автор предлагает слова «yes» и «yellow»).
Букву «Ъ» можно ввести двумя основными способами: через месостих и словами «знак твёрдый». Есть ещё уникальный пример зеркального написания дореволюционного слова в начале строки (фемъ—ъмеф).
Как Вы уже, наверное, заметили, метод ввода редких букв через месостих универсальный.
Глава 4. Композиция акростиха.
Традиционный акростих, написанный на одно-два слова, краток по форме, поэтому в нём обычно бывает только две композиционные части, реже—три. Поскольку число строк в таком акростихе может являться любое число от 3 до 20-30, то среди этих чисел могут встретиться и числа простые. Такие слова не поддаются делению на равные части. Следовательно, в этом случае стоит позаботиться о том, чтобы часть, в которой сказано самое главное, была выражена как можно более сильно, и, желательно, большим количеством строк.
Если касаться менее традиционных форм, первое замечание про традиционный акростих к ним может и не относиться. А второй комментарий вполне относится.
В заключение главы скажем, что, чем сложнее акроформа, тем более важно, чтобы стихи, написанные с использованием такой акроформы, были ясны по содержанию.
Глава 5. Аллитерация в акростихе.
В этой главе будет рассмотрена специальная методика введения аллитерации в акростихе.
Можно проводить аллитерацию в определённых строках акростиха именно на те буквы, на которые они начинаются. Можно проводить аллитерацию в строке, предваряющей строку, начинающейся на данную букву, на ту же букву. Можно, наконец, провести аллитерацию в строке, следующей за строкой, начинающейся на данную букву, на ту же букву. Приведём пример из творчества автора, в котором применены сразу две различные аллитерации.
РАЗУМ
Разумной твари мир откроет,
Алмазов, золота дороже взор,
Законы мира мысль освоить
Уму явится, словно метеор,
Мечтателям не дав побыть в покое.
26 сентября 2014
Глава 6. Проблема существования предела для количества акростихов, написанных на одно и то же слово, и написание двух и более акростихов на одно и то же слово.
Чисто теоретически, когда мы пишем акростих, мы почти всегда так или иначе пишем определение слова, являющегося ключом этого акростиха. Но ещё надо учитывать, что определение, во-первых, стихотворное, во-вторых, ограниченное по форме, в-третьих, вольное. Исключение из этого правила—это акростих-посвящение. Ясно, что данный вид стиха не определяет явно лица, к которому обращён, и потому одному и тому же лицу можно написать сколько угодно посвящений. В остальных же случаях формально акростихов на данное слово можно написать в некоторое количество раз меньше, чем число его определений (если учитывать всё вышесказанное).
На практике же акростих редко определяет слово в точности. Чаще это наблюдение дедуктивного характера либо же аналогия. Поэтому общий ответ на поставленный вопрос звучит так: столько, сколько существует систем смысловых связей слова-ключа и объектов, к которым оно относится. Ясно, что этот ответ является чистым фактом существования и не даёт конкретных методик для создания подобных акростихов-повторений.
Однако нетрудно понять, что достаточно подумать, к каким областям жизни применимо слово, какие у него могут быть определения, также есть ли в нём редкие буквы, чтобы написать несколько акростихов на одно и то же слово.
Глава 7. Акростишный венок—новая форма в поэзии.
Форму под названием «акростишный венок» автор придумал сам.
Сначала задаётся акростих-ключ. Затем на каждую букву акростиха-ключа придумывается слово, на которое пишется свой акростих. При этом тематика этих акростихов должна соответствовать акростиху-ключу.
Пример (специально короткий, причём в начале дана композиционная схема—для ясности).
ВЕРА->ВОЛЯ; ЕДИНСТВО; РОДИНА; АЛМАЗ.
1
Вера без воли не может явиться,
Очень усердно о воле молитесь,
Лучше совета я дать не могу,
Ясно одно: мы не верим врагу!
2
Естество в нас так сходно, но мы во вражде,
Далеко нам до Божьей любви;
Иссушила нас страсть, вера гаснет везде,
Надо веру нам восстановить.
Сердце жаждет любви, но не может достичь,
Так попросим же Бога её!
Воскреси нас и милость Свою возвеличь,
Одари нас, дав Царство Своё!
3
Рожденье в мир—в стране рожденье,
Отдай всю жизнь за свой народ;
Делами совершай боренье,
И Бог тогда тебя спасёт!
Нас, русских, погубить хотят,
А мы—Господни, нам—не в ад!
4
Алмаз, в большом сокрытый поле
Легко ли грешнику найти?
Молитву станешь поневоле,
Адам, у Господа просить…
Зато блаженна с верой доля!
20-е числа сентября 2014
Заключение.
В работе было рассмотрено несколько проблем, связанных с написанием акростиха и дано около десятка примеров, поясняющих текст. В перспективе методики, данные в этой работе, можно объединять между собой. Это даст колоссальный эффект.

А ВОТ И ОСЕНЬ СНОВА ЗАКРУЖИЛА

(акростих на весь алфавит)

А вот и осень снова закружила,
Бросая листьев горсти наугад,
Вот и берёза тоже загрустила,
Горит рябина красным, как закат.
Да только ветер что-то напевает,
Едва касаясь у осени ресниц,
Желанье мысли просто отпускает,
Зовёт в дорогу погрустневших птиц.
И дождь осенний, словно наважденье,
Когда приходит пасмурный рассвет,
Листьев опавших лёгкое движенье
Меняет всё на красно-жёлтый цвет.
Несмелый луч украдкою коснётся,
Озаряя кроны старых тополей,
Пряча взгляд, неловко улыбнётся,
Росой блеснёт — и спрячется скорей.
Сентябрь листья разрисует без остатка,
Теперь художник — только он один,
Уже с такой осенней жёлтой хваткой
Фантазии видны его картин.
Хризантем в саду благоуханье,
Цветов таинственной осенней красоты,
Чуть уловимое их нежное дыханье
Шелестит отчаяньем мечты.
Щедро золотом нас осень осыпает,
Это всё — как будто в дивных снах,
Ювелиром и волшебницей бывает,
Ярким образом в поэмах и стихах.

АЛЕКСАНДР

А как расстаться мне с тобой,
Любовь моя, хоть на мгновенье,
Если мысли все с тобой,
Когда приходит вдохновенье.
Сегодня я зову тебя,
А завтра что же с нами будет?
Не понимаю я себя,
Да и кто меня осудит?
Разве есть на всё ответ?

СИНИЕ ГЛАЗА

Словно небо в них отразилось
И солнце лучом играет,
Неоглядная даль поселилась,
И в сказку меня приглашает.
Едва лишь взглядом встречают,

Голубой волной обнимают,
Любовью своей покоряют.
А потом, красотою маня,
Закружат мечтою меня,
А я сгораю в них от огня.

АДАЖИО

Ах, как же музыка звучит,
До боли сердце мне сжимая,
А на ветру мечта дрожит,
Желанья, чувства возвращая
И красотою восхищая,
О, как же музыка звучит!

ЦВЕТОК

Целый день дождь моросит,
Ветер листьями шуршит.
Если он разгонит тучи —
То проглянет солнца лучик.
Очень славный будет день,
Как будто бы цветёт сирень.

ЛУНА

Льётся песня вдалеке,
Уж дрожит и тень в реке,
Неторопливые движенья…
Ах, как прекрасно вдохновенье!

КЛЁН

Когда осеннею порой
Листву ласкает солнце, ветер,
Её тот отблеск золотой —
Неповторимый миг на свете!

МЕЛОДИЯ

Медленно снег кружится.
Его движенья вокруг
Лунной дорожкой искрится.
Он — как будто мелодии звук.
Душа моя сбросит вуаль
И позовёт снова вдаль.
Я хочу, чтоб звучал вновь рояль.

ВЕЧЕР

Вот и туман клубится над рекою,
Едва лишь солнце село за горою.
Через луга со взмокшею листвою,
Едва касаясь лёгкой синевою,
Расположился вечер над землёю.

ВЕСНА

Всегда в природе так бывает:
Едва лишь солнце пригревает,
Соловьи вновь прилетают,
Ночи лунные вздыхают,
А душа вновь расцветает.

ВОЛНА

Ветер лишь слегка играет,
Он за плечи обнимает,
Луч вечерний догорает,
Ночь на землю опускает,
А волна бежит, играет.

ЗИМА

Замерзает всё, леденеет,
И снег от мороза синеет,
Может, к утру всё побелеет,
А вот солнце совсем не согреет.

РОЗА

Ранним утром проснулась,
Очаровала своей красотою,
Зелёным листом прикоснулась,
Ароматом нарушив покой.

СВЕЧА

Слегка ветерок лишь качает,
Вот лёгкая тень пробегает,
Едва лишь пламя вздыхает,
Чуть-чуть угаснет и тает,
А время проходит — сгорает.

ЛИЛИЯ

Ласково солнце коснулось —
И она отразилась вдруг в нём,
Лепестками ему улыбнулась,
И вспыхнула ярким огнём
Ясным утром, забыв обо всём.

АКАЦИЯ

Ах, как манит её аромат,
Когда гроздья весной распускаются,
А они на ветру чуть дрожат,
Цветом белым вокруг рассыпаются,
И волнует красавица взгляд,
Ярким светом в душе отражается.

РЯБИНА

Роняет капельки росы,
Я вижу в ранние часы
Блеск серебристой полосы
И необычной красоты
На ветках жёлтые листы,
А гроздья алые чисты.

При использовании материалов сайта
ссылка на имя автора и сайт ОБЯЗАТЕЛЬНА!

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *