очень актуальны

В баснях поэты применяют особый язык аллегорий, иносказаний. Ещё его называют эзоповский. От имени древнегреческого философа Эзопа, родоначальника притч и басен в мировой литературе. В русской литературе таковым стал баснописец Иван Крылов.

Многие его произведения отмечены в числе «переводов или подражаний». Так, например, сюжет Ивана Андреевича «Скупой и Курица», восходит к басне Лафонтена «Курица с золотыми яйцами». А он в свою очередь перекликается с сюжетом притчи Эзопа «Вдова и курица».

Свой поступок заимствования сюжета «Скупой и курица» Крылов объясняет просто:

«Скупой теряет все, желая все достать.

Чтоб долго мне примеров не искать,

Хоть есть и много их, я в том уверен;

Да рыться лень: так я намерен

Вам басню старую сказать. «

Прошли века, тысячелетия. Переведены притчи-басни Эзопа с греческого на французский, на русский языки, а мудрость его притч не стирает ни время, ни языковые барьеры переводов. А вот сам язык изменяется со временем довольно значительно. Многие слова становятся архаичными и малопонятными, обороты речи превращаются из гибкой живой структуры в неуклюжие, неповоротливые словосочетания.

Это понял я, перечитав полное собрание басен Крылова из серии «КС» — «Классики и современники». Некоторые строфы малоизвестны, другие – «Стыдливый игрок», «Судьба игрока», «Павлин и соловей» были напечатаны Иваном Андреевичем анонимно в журнале «Утренние часы» ещё в XVIII веке, в 17888 году. При жизни баснописца они больше не перепечатывались. Теперь в XXI веке некоторые вещи классика Крылова современникам читать трудновато. И мне показалось, чтобы наследие великого русского баснописца не пропало втуне, его очередной раз следует перевести.

Но как? Лафонтену и Крылову было проще – они переводили с иностранного на свой родной язык. Если я вдруг осмелюсь сделать это – то мне придется переводить с русского языка на русский. Нелепость, глупость, несуразная. Но, подумав, решил, что переводить я буду с русского языка восемнадцатого века на русский язык века двадцать первого. Вот тут есть своя логика и целесообразность.

А как же с уважением? На творчество великого русского литератора замахнуться – нахальство необыкновенное. Ведь Крылов для многих поколений был почти обожествлен, любим. На этот вопрос опять же за меня ответил мудрый дедушка Крылов:

«Чтобы про бога всё узнать

Наверно богом нужно стать

А чтоб любить и чтить Его

Довольно сердца одного. »

Я всем сердцем люблю и чту Ивана Андреевича. Поэтому и предлагаю вам, дорогие земляки, свои скромные попытки перевода с русского языка XVIII века на язык XXI века. О необходимости такой попытки вы поймете, сравнив текст басни «Подагра и Паук» Ивана Крылова и мой перевод. Далее тексты Ивана Андреевича печатать нет надобности, их можно взять и прочитать в любой библиотеке. Мною будут опубликованы только переводы. Названия их остались классическими, без изменения. После моей попытки кто-нибудь ещё захочет сделать изложение, у него получится и лучше.

Иван Андреевич Крылов

Перевод Владимира Крайнева

«Подагра и Паук»

Подагру с пауком ад на свет родил:

Слух этот Лафонтен по свету распустил.

Не стану я за ним вывешивать и мерить,

Насколько правды тут, и как, и почему;

Притом же, кажется, ему,

Зажмурясь, в баснях можно верить.

И, стало, нет сомненья в том,

Что адом рождены Подагра с Пауком.

Как выросли они и подоспело время

Пристроить деток к должностям

(Для доброго отца большие дети – бремя,

Пока они не по местам!),

То, отпуская в мир их к нам,

Сказал родитель им: «Подите

Вы, детушки, на свет и землю разделите!

Надежда в вас большая есть,

Что оба вы мою поддержите там честь,

И оба людям вы равно надоедите.

Смотрите же: отселе наперед,

Кто что из вас в удел себе возьмет –

Вон, видите ль вы пышные чертога?

А там вон хижины убоги?

В одних простор, довольство, красота;

В других и теснота.

И труд, и нищета».

«Мне хижин ни за что не надо», —

Сказал Паук. «А мне не надобно палат, — Подагра говорит. – Пусть в них живет мой брат.

В деревне, от аптек подале, жить я рада;

А то меня там станут доктора

Гонять из каждого богатого двора».

Так смолвясь, брат с сестрой пошли, явились в мире.

В великолепнейшей квартире

Паук владение себе отмежевал:

По штофам пышным, расцвеченным

И по карнизам золоченым

Он паутину разостлал

И мух бы вдоволь нахватал;

Но к рассвету едва с работою убрался,

Пришел и щеткою все смёл слуга долой.

Паук мой терпелив: он к печке перебрался,

Оттоле паука метлой

Туда, сюда паук, бедняжка мой!

Но где основу ни натянет,

Иль щетка, иль крыло везде его достанет

И всю работу изорвет,

А с нею и его частехонько сметет.

Паук в отчаянье, и за город идет

Увидеться с сестрицей.

«Чай, в селах, — говорит, — живет она царицей».

Пришел – а бедная сестра у мужика

Несчастней всякого на свете Паука:

Хозяин с ней и сено косит,

И рубит с ней дрова, и воду с нею носит.

Примета у простых людей,

Что чем подагру мучишь боле,

Тем ты скорей

Избавишься от ней.

«Нет, братец, — говорит она, — не жизнь мне в поле!»

А брат

Тому и рад;

Он тут же с ней уделом обменялся:

Вполз в избу к мужику, с товаром разобрался

И, не боясь ни щнтки, ни метлы,

Заткал и потолок, и стены, и угды.

Подагра же, — тотчас в дорогу,

Простился с селом;

В столицу прибыла и в самый пышный дом

К Превосходительству селому села в ногу.

Подагре рай! Пошло житье у старика:

Не сходит с ним она долой с пуховика.

С тех пор с сестрою брат уж боле не видался;

Всяк при своем у них остался,

Доволен участью равно:

Паук по хижинам пустился непрятным,

Подагра же пошла по богачам и знатным;

И – оба делают умно.

Мы все уйдем когда-то в мир иной

Кто в трезвой памяти, а кто, впадая в детство.

Отец до смерти стал делить наследство.

Ведь каждый должен сделать выбор свой:

«В дворцах моих богатство, красота

А в хатах теснота и нищета».

-Мне даром хижину не надо, — сказал Паук, — Подагра ж будет рада.

В деревне нет аптек и нет палат.

— Согласна я, пускай живет в них брат.

Паук тенета натянул в чертоге

Всю ночь трудился…

Утром, что в итоге?

Слуга пришел и паутинку смёл

Паук свалился с потолка на пол

И радуясь, что не задет метлой

Помчался он, чтоб встретиться с сестрой.

Бежит и от испуга ему мнится,

Что на селе она живет царицей.

А бедная сестра у мужика

Ещё несчастней брата Паука.

Мужик с Подагрой сено косит,

Везет дрова и воду носит:

Ведь есть примета у простых людей,

Болезнь пройдет в движении скорей.

Сестра опять согласна с братцем

Без уговоров местом поменяться

Паук пополз по хатам неопрятным

Подагра к богачам в хоромах знатных

И участью своей довольны оба

Исчез их страх, и испарилась злоба.

«Стыдливый игрок»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.271

Хоть говорят, что бедность не порок

Но безрассудный наш игрок

Свое богатство все на кон поставил

Да только выиграть не смог

И без штанов и без сапог

Без денег игрока крупье оставил

И вдруг от батюшки посол

Убитый горем брат пришел:

-Отец наш умирает

И, покидая этот мир,

Махнув на карты и трактир,

Простить тебя желает».

Сказал игрок:

— Прийти бы смог

Сюда, ведь не обидно

— А мне без шляпы и сапог

На люди выйти стыдно.

«Мот и ласточка»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.200

Транжира, получив наследство,

Недолго пожил не по средствам

Сумел за год наследство промотать

Остался с шубою одною

И только потому, что холодно зимою

И ему не в чем было бы гулять

— Вдруг ласточка летит, о Боже мой!

Уже запахло в воздухе весной

Зачем же кутаться мне в шубу, —

Воскликнул мот, продам её и вновь с деньгами буду

А вечером опять трещат морозы

И выжимают у бедняги слезы

Протер их мот и видит на снегу

Ту ласточку, замерзшую в пургу.

— Проклятая! Убила ты меня.

Ведь шубу я продал из-за тебя.

Слова у мота гневны и грустны

Да ласточка одна не делает весны.

«Лещи»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.251

Объелся барин кислых щей

И чтоб отведать свежую ушицу

Решил боярин развести лещей

В пруду с холодной, ключевой водицей.

Когда лещей веселый хоровод,

Образовался целый флот

Решил боярин расспросить народ

Послал к соседу своих слуг

Запустим в пруд зубастых щук?

Ты друг мне иль не друг?

Соседи к барину идут:

«Как это понимать?»

Когда лещей в пруду сожрут –

Ухи нам не хлебать

«Молчать», — боярин заорал, —

Перечить мне не смей.

Откуда, плут, ты это взял,

Что я люблю лещей?»

«Кукушка и Орел»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.236

Орел кукушечку назначил Соловьем

И вот кукушка в этом чине

Устроилась удобно на осине.

Решила песню спеть с Орлом вдвоем.

Как только грозный клекот раздавался,

Дрожали птицы в страхе на суку

А над дуэтом весь народ смеялся:

«Прекрасный шлягер, модное ку-ку!».

Кукушка жалобу направила свою

Орлу: «Не надо мной, а над тобой смеются.

Пусть ястребы с народом разберутся.

Ведь я на службе Соловьем пою».

Орел ответил: «Наши трели

Давно народу надоели,

А задарма кормить подкидышей твоих

Уж не желает ни один из них.

На должность Соловья тебе пролезть помог

А сделать Соловьем умеет только Бог.

«Конь и всадник»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.125

«Мой конь послушен», — заявил Жокей.

И ипподром в восторге захлебнулся:

«Никак Жокею разум возвернулся?

Весь мир благодарит тебя, о`кей.

Коняга твой уж выбился из сил

Верни ему да побыстрей своду».

Жокей поводья тут и отпустил

А конь тотчас чуть-чуть прибавил ходу.

Вскипела кровь, и загорелся взор

И мчится он уже во весь опор

Жокей ногами сжал бока слегка

Но конь вперед рванулся

Он на земь сбросил Седока,

А сам перевернулся.

Как не заманчива свобода

Она для нашего народа

Всегда губительна была

Умей свободой управлять страна.

«Крестьяне и Река»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.12

Крестьянам стороны лесной

Тревожно каждою весной

Их половодье часто разоряет

Бурлят ручьи и ручейки

Всех оставляет без муки

Всё из амбаров и полей смывают.

Но эти речки ручейки

На службе у большой Реки

Она об их разбое и не знает.

Пошли к Реке, она несет

Добра их целый пароход

И на волнах его своих слегка качает.

Сказал крестьянин: «Братцы, право

На младших здесь мы не найдем управу

Не стоит время тратить нам

Они со старшими все делят пополам.

«Лиса и Сурок»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.5

Судью Лису уволили за взятки.

Лиса в курятнике? Да это сущий вздор!

Хотя у кур все яйца гладки

Но что первично – спорят до сих пор.

«Кума, тебе не намотали срок?

Благодаря лишь мне», — сказал Сурок.

Твои друзья воруют помаленьку

То домик выстроят, то купят деревеньку.

«Ты думаешь и я причастна к их греху?

Подумай, вспомни хорошенько.

Уймись, — видал ведь я частенько,

Что рыльце у тебя в пуху».

«Скупой и курица»

Крылов И.А. Басни /И.А. Крылов; примеч. Н.Л. Степанова; худож. В.Чижов. – М.,1983. – С.170

Бывает, что скупой не просто скуп,

Он беспредельно, баснословно глуп.

Нам по копейке денег накопил

И золотую курицу купил.

Несла она яички непростые

У них скорлупки были золотые.

Доходам небольшим скупой был рад,

Но кто-то слух пустил, что в квочке спрятан клад

Он курочку зарезал не спеша,

Но не нашел и медного гроша.

ПАРАД ВО ДВОРЦЕ

Сегодня во дворце парад!
О нем все только говорят:
— Парад! Представьте, не военный,
А дамский, необыкновенный!

В жюри король и королева.
— Мой милый, посмотри налево,
Вон та, смотри!
— А кто она?
— Не узнаешь? Она жена
Военного министра, он
В нее без памяти влюблен!
Какой блистательный наряд!
Тут бриллиантов целый сад,
Рубины, кружево, опал…
— Какой скандал!
— Что ты сказал?
— Скандал, сказал я! Он, бездельник
Вчера просил на пушки денег,
На ружья и на сапоги!
Мол, денег нет, кругом враги…
Да я его предам суду!
Кончайте эту ерунду!
И, до предела разъярен,
Король из зала вышел вон.

Вот так, без славы и награды,
Порой кончаются парады.

Крестьянин и Разбойник

Крестьянин, заводясь домком,
Купил на ярмарке подойник да корову
И с ними сквозь дуброву
Тихонько брёл домой просёлочным путём,
Как вдруг Разбойнику попался.
Разбойник Мужика как липку ободрал.
«Помилуй, – всплачется Крестьянин, – я пропал,
Меня совсем ты доконал!
Год целый я купить коровушку сбирался:
Насилу этого дождался дня».
«Добро, не плачься на меня, –
Сказал, разжалобясь, Разбойник.
И подлинно, ведь мне коровы не доить;
Уж так и быть,
Возьми себе назад подойник».

Мальчик и Змея

Мальчишка, думая поймать угря,
Схватил Змею и, воззрившись, от страха
Стал бледен, как его рубаха.
Змея, на Мальчика спокойно посмотря:
«Послушай, – говорит, – коль ты умней не будешь,
То дерзость не всегда легко тебе пройдёт.
На сей раз бог простит; но берегись вперёд
И знай, с кем шутишь!»

Овцы и Собаки

В каком-то стаде у Овец,
Чтоб Волки не могли их более тревожить,
Положено число Собак умножить.
Что ж? Развелось их столько, наконец,
Что Овцы от Волков, то правда, уцелели,
Но и Собакам надо ж есть.
Сперва с Овечек сняли шерсть,
А там, по жеребью, с них шкурки полетели,
А там осталося всего Овец пять-шесть,
И тех Собаки съели.

Петух и жемчужное зерно

Навозну кучу разрывая,
Петух нашёл Жемчужное зерно
И говорит: «Куда оно?
Какая вещь пустая!
Не глупо ль, что его высоко так ценят?
А я бы, право, был гораздо боле рад
Зерну Ячменному: оно не столь хоть видно,
Да сытно.
***
Невежи судят точно так:
В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.

Туча

Над изнурённою от зноя стороною
Большая Туча пронеслась;
Ни каплею её не освежа одною,
Она большим дождём над морем пролилась
И щедростью своей хвалилась пред Горою,
«Чтo? сделала добра
Ты щедростью такою? –
Сказала ей Гора. –
И как смотреть на то не больно!
Когда бы на поля свой дождь ты пролила,
Ты б область целую от голоду спасла:
А в море без тебя, мой друг, воды довольно».

Сокол и Червяк

В вершине дерева, за ветку уцепясь,
Червяк на ней качался.
Над Червяком Сокол, по воздуху носясь,
Так с высоты шутил и издевался:
«Каких ты, бедненький, трудов не перенёс!
Что ж прибыли, что ты высоко так заполз?
Какая у тебя и воля и свобода?
И с веткой гнёшься ты, куда велит погода». –
«Тебе шутить легко, –
Червяк ответствует, – летая высоко,
Затем, что крыльями и силен ты, и крепок;
Но мне судьба дала достоинства не те:
Я здесь, на высоте,
Тем только и держусь, что я, по счастью, цепок!»

Чиж и Голубь

Чижа захлопнула злодейка-западня:
Бедняжка в ней и рвался и метался,
А Голубь молодой над ним же издевался.
«Не стыдно ль, – говорит, – средь бела дня
Попался!
Не провели бы так меня:
За это я ручаюсь смело».
Ан, смотришь, тут же сам запутался в силок.
И дело!
Вперёд чужой беде не смейся, Голубок.

Волк и Пастухи

Волк, близко обходя пастуший двор
И видя, сквозь забор,
Что, выбрав лучшего себе барана в стаде,
Спокойно Пастухи барашка потрошат,
А псы смирнёхонько лежат,
Сам молвил про себя, прочь уходя в досаде:
«Какой бы шум вы все здесь подняли, друзья,
Когда бы это сделал я!»

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *