Стихи, сказки, пословицы, загадки

На этом сайте собраны стихи, сказки, пословицы, загадки

Лев Николаевич Толстой, наш великий писатель, считал, что произведения устного творчества народа: стихи, сказки, пословицы, загадки — интересно и полезно читать детям. В книги, которые Толстой подготовил для обучения крестьянских детей в Ясной Поляне, он включил много сказок, пословиц, загадок. Такие стихи, сказки пословицы и загадки мы разместили на этом сайте.

Помнишь самую первую свою встречу со стихами? То были ласковые слова колыбельной. Негромко повторяясь, песня будто сплетала дремотный полог над твоей постелью, и, засыпая, ты всё ещё слышал тихую, куда-то ускользающую песенку.

Стихи Елены Александровны Благининой похожи на песни, которые русская мать поёт любимому своему сыну или дочке. В них жаркие запахи малинника, спокойная красота рябиновой ветки, запёчатлённый миг прощания с летом: «Улетают, улетели, улетели журавли».

И самое главное, что дорого нам в стихах: искренний голос друга. Его не спутаешь ни с каким другим, как мамин голос. Я верю: стихи замечательного поэта Елены Александровны Благининой таким же добрым эхом отзовутся и в твоём сердце.

Я. Аким.

Стихи

Сказки

Пословицы

Загадки

Другое

Последние новости культуры:

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин О портале Вход для авторов

Вячеслав Дорошин: литературный дневник

…и другие абсурдные истории про русских классиков

«Лев Толстой очень любил детей. Утром проснётся, поймает какого-нибудь, и гладит по головке, пока не позовут завтракать». Многие слышали эту и другие забавные выдуманные истории о русских классиках. Некоторые даже считают, что их написал Хармс. Но нет, их авторы – художники Наталья Доброхотова-Майкова и Владимир Пятницкий.

Как вспоминает сама Доброхотова-Майкова, появился сборник этих историй так. Было в Москве такое славное место – редакция журнала «Пионер». Главным редактором там 30 лет была Наталья Владимировна Ильина. Но однажды в 1971 году её вызвали в ЦК ВЛКСМ и предложили эту должность освободить. На память редакция журнала преподнесла любимому редактору уникальный рукописный номер журнала. Каждый из авторов журнала внёс в составление этого номера свою лепту. Доброхотова-Майкова и Пятницкий получили рубрику «Любимая папка Коллекциани-Собирайлова». Такая рубрика существовала в журнале на самом деле, в ней публиковались забавные истории про великих писателей. А Доброхотова-Майкова и Пятницкий решили истории придумать.

После этого авторы уже не могли остановиться и начали сочинять истории одну за другой. В этих историях сочетались пародия на Хармса, хрестоматийные знания про классиков, которые вбивались в голову каждому школьнику, и, конечно, анекдоты (например, про Пушкина школьных анекдотов тогда было множество и в основном почему-то неприличные). Всё, что сочинялось, сразу же набело записывалось в блокнот с зелёной обложкой, а Пятницкий там же рисовал к ним иллюстрации. Блокнот ходил по рукам, потом с него сделали фотокопии, тексты также нередко перепечатывали на машинке без картинок. Такой вот самиздат.

В 1998 году книжка всё-таки была издана, однако, очень небольшим тиражом. Но если вы вдруг захотите иметь подобное самиздатовское творение в своей библиотеке, то специально для вас Наталья Доброхотова-Майкова выложила в своем дневнике на Livejournal сканы, которые можно распечатать, разрезать и сшить в книжечку ( 1, 2, 3, 4, 5, 6).

Там же можно прочитать подробную историю создания книги и просто увидеть её всю целиком, с картинками. А здесь мы публикуем несколько избранных историй из неё:
.
Лев Толстой очень любил детей. Бывало, привезёт в кабриолете штук пять и всех гостей оделяет. И надо же – вечно Герцену не везло: то вшивый достанется, то кусачий. А попробуй поморщиться – схватит костыль и трах по башке!

***

Однажды Гоголь переоделся Пушкиным, пришёл к Пушкину и позвонил. Пушкин открыл ему и кричит: «Смотри-ка, Арина Родионовна, я пришёл!»

***

Лев Толстой очень любил детей. За обедом он им всё сказки рассказывал, истории с моралью для поучения.
Бывало, все уже консоме с пашотом съели, профитроли, устриц, бланманже, пломбир – а он всё первую ложку супа перед бородой держит, рассказывает. Мораль выведет – и хлоп ложкой об стол!

***

Лермонтов хотел у Пушкина жену увести. На Кавказ. Все смотрел на нее из-за колонн, смотрел… Вдруг устыдился своих желаний. «Пушкин, – думает, – зеркало русской революции, а я ? Свинья!». Пошёл, встал перед ним на колени и говорит: «Пушкин,
где твой кинжал? Вот грудь моя». Пушкин очень смеялся.

* * *

Лев Толстой очень любил детей, и всё ему мало было. Приведут полную комнату, шагу ступить негде – а он всё кричит: «Ещё! ещё!».

***

Лев Толстой очень любил детей и писал про них стихи. Стихи эти списывал в отдельную тетрадку. Однажды после чаю подаёт тетрадь жене: «Гляньте, Софи – правда, лучше Пушкина?» – а сам сзади костыль держит. Она прочитала и говорит: «Нет, Лёвушка, гораздо хуже. А чьё это?» Тут он её по башке – трах! С тех пор он во всём полагался на её литературный вкус.

***

Лев Толстой очень любил детей. Однажды он играл с ними весь день и проголодался. Пришёл к жене. «Сонечка, – говорит, – ангельчик, сделай мне тюрьку». Она возражает: «Лёвушка, ты же видишь, я «Войну и мир» переписываю». «А-а! – возопил он, – так я и знал, что тебе мой литературный фимиам дороже моего Я!». И костыль задрожал в его судорожной руке.

***

Фёдор Михайлович Достоевский хотел научиться показывать карточные фокусы и репетировал перед женой, пока несчастная женщина не потеряла терпение и не крикнула мужу: «Идиот!», подсказав тем самым сюжет знаменитого романа.

* * *

Лев Толстой очень любил детей. Однажды он шёл по Тверскому бульвару и увидел идущего впереди Пушкина. Пушкин, как известно, ростом был невелик. «Конечно, это уже не ребёнок, это скорее подросток, – подумал Толстой. – Всё равно, дай догоню и поглажу по головке». И побежал догонять Пушкина. Пушкин же, не зная Толстовских намерений, бросился наутёк. Пробегая мимо городового, сей страж порядка был возмущён неприличной быстротой в людном месте и бегом устремился вслед с целью остановить. Западная пресса потом писала, что в России литераторы подвергаются преследованию со стороны властей.

* * *

Лев Толстой и Фёдор Достоевский поспорили, кто лучше роман напишет. Судить пригласили Тургенева. Толстой прибежал домой, заперся в кабинете и начал скорей писать роман – про детей, конечно (он их очень любил). А Достоевский сидит у себя и думает: «Тургенев – человек робкий. Он сейчас сидит у себя и думает: «Достоевский – человек нервный. Если я скажу, что его роман хуже, он и зарезать может». Что же мне стараться? (это Достоевский думает). Напишу нарочно похуже, всё равно денежки мои будут (на сто рублей спорили)».
А Тургенев в это время сидит у себя и думает: «Достоевский – человек нервный. Если я скажу, что его роман хуже, он и зарезать может. С другой стороны, Толстой – граф. Тоже лучше не связываться. Ну их совсем!».
И в ту же ночь потихоньку уехал в Баден-Баден.

* * *

Гоголь только под конец жизни о душе задумался, а смолоду у него вовсе совести не было. Однажды невесту в карты проиграл и не отдал.

* * *

Однажды Лев Толстой спросил Достоевского, царствие ему небесное: «Правда, Пушкин – плохой поэт?». «Неправда», – хотел ответить Достоевский, но вспомнил, что у него не открывается рот с тех пор, как он перевязал свой треснувший череп, и промолчал. «Молчание – знак согласия», – сказал Лев Толстой и ушёл. Тут Фёдор Михайлович, царствие ему небесное, вспомнил, что всё этоему снилось во сне, но было уже поздно.

* * *

Однажды Гоголь переоделся Пушкиным и пришел в гости к Державину Гавриле Романовичу. Старик, уверенный, что перед ним и впрямь Пушкин, сходя в гроб, благословил его.

* * *

Лев Толстой очень любил детей, а взрослых терпеть не мог, особенно Герцена. Как увидит, так и бросается с костылем и всев глаз норовит, в глаз. А тот делает вид, что не замечает. Говорит: «Ох, Толстой, ох, Толстой…».

* * *

Пушкин сидит у себя и думает: «Я гений, и ладно. Гоголь тоже гений. Но ведь и Толстой гений, и Достоевский, царствие ему небесное, гений. Когда же это кончится?». Тут всё и кончилось.

* * *

Вместо послесловия

Эти тексты, как говорится, в основное собрание не вошли, рисунки тоже. Все это происходило летом 1971 года. Потом мы не могли остановиться. Стоило открыть рот, новая история возникала как бы сама. При этом, как нарочно, под рукой оказался блокнот подходящего размера. Кажется, его выдали на конференции кому-то из знакомых, а он мимоходом оставил у нас. Всё, что сочинялось, записывали сразу набело, и так же Пятницкий рисовал картинки. Все рисунки – его. Текстов, кажется, моих больше. Есть общие. Мои, как правило, длиннее, Володины – гениальнее.

Пятницкий жил тогда у нас в семье, а мы увлекались папье-маше, лепили и раскрашивали маски в огромном количестве. Володя слепил из пластилина портреты Пушкина, Гоголя, Толстого и Достоевского. Таня оклеила их мелкими бумажками – у него на такую монастырскую работу не хватило бы терпения – а он потом раскрасил, не придерживаясь натурализма. Со временем мама приклеила им волосы, бороды и бакенбарды, а пока они висели голые и лысые, Ф. М. Достоевскому, царство ему небесное, как раз исполнилось 150 лет. Так возникла соответствующая новелла.

Потом в нашей жизни произошли большие перемены, с Пятницким мы больше не встречались. «Весёлые ребята» ходили по рукам, вызывая бурное веселье. Тут ненадолго на нашем горизонте появился симпатичный молодой человек Саша Клятис, фотограф-профессионал, и сделал великолепные фотокопии для нас и для себя. Они все куда-то разошлись, видимо, с них перепечатывали тексты на машинке, уже без картинок.

Что касается подражания Хармсу – конечно, оно было, самое прямое. Пятницкий Хармса очень любил и артистично пересказывал. Однажды ночью, на прогулке, они с Тимашевым изобразили: «О, чёрт! Обратно об Гоголя!» – очень красиво падали. Как у Ф. М. засорилась ноздря – чистый Хармс. Другой источник – школьно-народные анекдоты про Пушкина (как правило, глупые и неприличные. «Пушкин, где ты?». – «Во мху я!»).

Помните, как царь пригласил Пушкина обедать, а стул ему не поставил. Пушкин пришёл, что поделаешь – стал в сторонке. Тут царя позвали к телефону. Он так с пирогом в руке и пошёл. Пушкин быстренько сел на его место, ест. Царь вернулся, встал рядом, пирог доедаёт, а Пушкин как будто не видит, ест себе. Царь разозлился и спрашивает: «Пушкин! Чем отличается человек от свиньи?». А Пушкин отвечает: «Тем, что человек ест сидя, а свинья стоя».
По-моему, к этому нечего прибавить.

Н. Доброхотова-Майкова. 17 мая 1996 г.

© Copyright: Вячеслав Дорошин, 2019.

Другие статьи в литературном дневнике:

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Кабинет Ваша страница О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.
Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *