**До свиданья, друг мой, до свиданья.

Милый мой, ты у меня в груди.

Предназначенное расставанье

Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,

Не грусти и не печаль бровей,-

В этой жизни умирать не ново,

Но и жить, конечно, не новей.**

Если Вы об этом стихе, то спорно, что именно оно — последнее, написанное Сергеем Александровичем.

Могу объяснить(не утверждать, ибо утверждать на 100% не могут даже махровые есениноведы, а те, кто могли бы сказать — давно расстреляны, как это ни печально), в чем тут соль.

Листок с этими строками был отдан сотрудникам органов, которые «вели» дело о смерти поэта, Вольфом Эрлихом, который при жизни Есенина позиционировал себя другом поэта. Стихотворение было написано кровью и якобы отдано Эрлиху Сергеем Есениным за несколько часов до гибели последнего и якобы написано было оно в гостинице «Англетер» 27 декабря 1925 года и посвящено самому Эрлиху, что по сути делает это произведение предсмертной запиской.

Однако, есть достаточное количество противоречий, которые позволяют считать показания Эрлиха лжесвидетельствованием — если очень интересно, я потом уточню, что это за противоречия.

Есть основания полагать, что данное стихотворение было написано Есениным еще во время его поездки на Кавказ в 1925 году, в память о казненном по приговору советской власти друге, поэте Алексее Ганине.

Действительно же последним(из зафиксированных архивами) стихотворением Сергея Есенина можно считать любое, написанное в двадцатых числах декабря 1925 года.

Стихи кровью

Начнём с крови. Есть знатоки, утверждающие, что написание строк кровью говорит о проблемах с психикой, отсюда и суицид. Не стану на место психиатра, скажу только, что кровью Есенин писал и до этого, и не раз, однако дожил до декабря 1925 года во здравии. Сам Сергей объяснил 27 декабря поэту Эрлиху, которому и передал стихотворение, что:

В паршивой гостинице даже чернил нет, поэтому писал кровью.

Есенин сунул листок со стихами в карман Эрлиху и сказал, после того как он хотел сразу их прочитать:

Подожди! Останешься один — прочитаешь. Не к спеху ведь.

Обратим внимание на слова «не к спеху», это не вяжется с попыткой суицида, так как самоубийцы обычно, наоборот, хотят поговорить. Есенин же не был настроен на разговор – передал, сложенный вчетверо, листок и всё.

Кстати, Эрлих внял просьбе и прочитал стихи только назавтра, 28 декабря, когда Есенина уже не было в живых.

Кому посвящены стихи

Теперь посмотрим, кому написаны последние строки поэта. Обратим внимание на оборот «друг мой». Он встречается в стихах Сергея не раз, например, в том же «Чёрном человеке». Заглянув в недра истории, могу предложить два варианта – первый: стихи написаны в память своего друга Алексея Ганина, расстрелянного в этом же году. Его обвинили в принадлежности к «Ордену русских фашистов», арестовали в 1924 и расстреляли без суда в 1925 году. Это версия имеет право на жизнь, но не является основной, так как со времени расстрела Ганина прошёл приличный срок.

Скорее всего, обращение «друг мой» не имеет точного получателя – это просто оборот речи для придания стихотворению личностного шарма. Есенин терпеть не мог пафоса, и такой оборот помогал ему от него избавиться.

Есть версия, что стихи написаны Толстой, которую он считал более другом, чем женой, но это вряд ли. Женщинам Есенин писал в другом стиле.

Интерес вызывают строки:

Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

Сергей не был набожным человеком, хотя в своё время бабушка и научила его молиться. Вряд ли он имеет в виду встречу после смерти, скорее это оборот, показывающий, что любое расставание не исключает вероятность встречи в будущем. Эти строки также, возможно, не имеют конкретного адресата. Поэт за последние годы потерял много друзей, может быть, он рассчитывает наладить с ними отношения в будущем?

Что касается последних строк Есенина:

В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Эпилог

То и они не говорят о самоубийстве. Если бы их поэт написал прямо перед смертью – это одно, но они написаны утром 27 декабря (может даже ночью), а повешенным Есенина нашли утром 28 декабря. Прощаться за сутки до смерти? Это не в стиле Сергея, ведь он не любил откладывать дела в долгий ящик.

Отдадим должное последним стихам великого Есенина, и сними шляпу уважения перед последним романтиком России. Было ли это самоубийство или инсценировка, вряд ли кто узнает, но стихи Есенина навсегда останутся с нами.

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Авторы Произведения Рецензии Поиск Магазин Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

На одном из уроков, посвященном творчеству известной русской поэтессы, учительницу русского языка и литературы Анну Ефимовну школьница, оговорившись, ошибочно назвала Анной Ахматовной. С тех пор иначе русичку и не именовали.

На занятии, где разбирались произведения современных поэтов, меня внезапно подняли и задали неожиданный вопрос, могу ли я наизусть представить публике какой-нибудь образец поэтики нынешних рифмотворцев. Я, по правде говоря, не очень мог, ибо не учил.

Что-то свое вместо Роберта Рождественского я однажды уже Ахматовне подсовывал, повторяться не рискнул.

— А Владимир Высоцкий относится к современным поэтам? – каверзно спросил я. Сам то я точно знал, что относится, поскольку а) современный и б) поэт, у меня на полке стояла целая книжка под названием «Клич» с его стихами.

Анна Ахматовна подняла глаза к потолку, вспоминая, было ли разрешение считать Высоцкого поэтом и неуверенно пожала плечами.

— Можно…

— Догонит ли в воздухе или шалишь летучая кошка летучую мышь? Собака летучая кошку летучую? Зачем я себя этой глупостью мучаю?

— Это точно Высоцкий?

— Точно! Ну хотите, другой? Спасите, спасите! О ужас, о ужас! Я больше не вынырну, если нырну. Немного проплаваю, чуть поднатужусь, но силы покинут — и я утону. Вы мне по секрету ответить смогли бы: Я рыбная мышь или мышная рыба? Я тихо лежала в уютной норе — читала, мечтала и ела пюре. И вдруг — это море около, как будто кот наплакал! Я в нём как мышь промокла, продрогла как собака. Спасите, спасите! Хочу я, как прежде, в нору, на диван из сухих камышей. Здесь плавают девочки в верхней одежде, которые очень не любят мышей….

Анна Ахматовна сотворила на лице прищур Феликса Эдмундовича, о-о-о-очень подозрительно на меня посмотрела, но оценку поставила.

Стихи мне всегда ложились в голову сами, их не нужно было заучивать, это часто спасало. А от «Алисиного» цикла Высоцкого я просто пищал. Вся подборка сильно отличалась от печатаемой в «Юности» и других журналах поэзии.

… Женька тоже был с подковыкой. Просто учить стихи ему было скучно, он их периодически модифицировал и наблюдал, заметит ли преподаватель. Вот и сейчас, когда ему досталось творение Сергея Есенина «Гой ты, Русь, моя родная», он выставил вперед ножку и с выражением начал…

— Гой ты, Русь, моя родная, хаты — в ризах образа…

Анна Ахматовна удовлетворенно закрыла глаза и начала вымахивать рукой ритм.

Женя тем временем, не снижая эмоционального накала и выразительности, подобрался к финалу.

— Если крикнет рать святая: «Брось ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая…

— Садись, пять!

— …Я в Америку хочу!»

Анна Ахматовна широко распахнула глаза, остолбенела и спустя пару секунд закончила, держа лицо.

— С минусом!

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *