Музыка всюду

Вадим Семернин

Ветер чуть слышно поёт,

Липа вздыхает у сада…

Чуткая музыка всюду живёт –

В шелесте трав,

В шуме дубрав –

Только прислушаться надо.

Звонко струится ручей,

Падает гром с небосвода –

Это мелодией вечной своей

Мир наполняет природа!

Тихие слёзы свои

Ива роняет у брода…

Трелью приветствуют ночь соловьи.

Звоном ветвей, песней дождей

Мир наполняет природа.

Птицы встречают восход,

Ласточка солнышку рада!

Чуткая музыка всюду живёт, —

Только прислушаться надо.

Музыка

Вадим Семернин

Так было: весна голубела,

И женщина древних веков

Огонь разводила и пела

Под щёлканье шустрых щеглов.

Была у забавы – синицы

Подслушана дробная трель, —

Петь так же искусно, как птицы,

Заставили люди свирель…

Я понял: из голоса ветра,

Где плещется в берег волна,

Возникла та музыка щедро,

Что в залах концертных слышна!

Уж с музыкой нам не проститься…

А в том и её красота,

Что в музыке – ветер, и птица,

И волны, и женщина та…

********************************

Берёзовая роща – это арфа:

На ней играет набежавший ветер

Простую, незатейливую песню…

К дороге подошедший перелесок,

Как парень, растянул свою гармонь –

Широкую мелодию Руси!

А лес сосновый – золотой орган,

И музыка его почти что зрима:

Она взлетает вверх с движеньем кроны.

И вижу я в орешнике – рожок,

И слышу я в осине – балалайку,

И клён звенит,

Как бубен настоящий!

И я теперь совсем не удивляюсь,

Как много музыкальных инструментов

Подметил у природы человек…

Соловушкина флейта

Немного дней таких в году

В начале самом лета,

Когда играет нам в саду

Соловушкина флейта.

Пускай не видели певца,

Хотя кругом смотрели,

Но льются, льются без конца

Соловушкины трели!

И каждый вечер при луне

Звучит напев чудесный…

Но вдруг замолкнут в тишине

Соловушкины песни.

Придётся нам с тобою ждать

До будущего лета,

Когда вернётся к нам опять

Соловушкина флейта

Сыграй мне, скрипка, нежно о любви…

Сыграй мне, скрипка, нежно о любви,

Сыграй с надеждой о дороге дальней,

Беду тревожной нотой помяни,

Ну а разлуку – нотою печальной.

Сыграй мне так, чтоб в музыке твоей

Душа моя жила и умирала.

Сгорала в пламени неистовых страстей

И в ледяной купели остывала.

Коснись скорей волшебных струн, смычок,

Развей тоску, усталую и злую.

С тобою я не так уж одинок,

А без тебя я по тебе тоскую.

***

Играла скрипка, для глухих играла

Играла скрипка, для глухих играла.

Кому-то в голову пришла идея

Устроить праздник, вроде карнавала

И слабо слышащих позвать людей.

Скрипач все знал, о да, он мог фальшивить.

Мог даже не касаться струн смычком,

Но он сыграл в глухом, беззвучном мире,

Как не играл до этого никто.

Им пела скрипка о любви и чуде,

Грустила нежно о большом и сложном,

Поплакала о том, чего не будет,

Утешила, что в жизни все возможно.

Скрипач закончил. В зале все поднялись.

Он оглушительней овации не знал,

Глухие люди скрипкой наслаждались…

С его лица, читая то, что он играл!!!

***

Скрипка на рояле

Неделю дождь. Не различить цвета.

Цветы на подоконнике завяли.

Свеча в слезах. И скрипка на рояле

Оставлена тобой. И пустота…

Неделю дождь. Покой и суета

Укрылись в складках брошенного пледа.

Мажор вопроса и минор ответа —

Мелодию уводят в никуда…

В аккорде «мы» две ноты не звучали.

Слеза свечи и скрипка на рояле…

Е.Корс

***

Скрипка стонет под горой…

Скрипка стонет под горой.

В сонном парке вечер длинный,

Вечер длинный – Лик Невинный,

Образ девушки со мной.

Скрипки стон неутомимый

Напевает мне: «Живи… «

Образ девушки любимой —

Повесть ласковой любви.

А.Блок

***

Смычок запел. И облак душный…

Смычок запел. И облак душный

Над нами встал. И соловьи

Приснились нам. И стан послушный

Скользнул в объятия мои…

Не соловей — то скрипка пела,

Когда ж оборвалась струна,

Кругом рыдала и звенела,

Как в вешней роще, тишина…

Как там, в рыдающие звуки

Вступала майская гроза…

Пугливые сближались руки,

И жгли смеженные глаза…

А.Блок

***

Волшебница скрипка, люблю голос твой,

Он плачет, смеётся, ты пой скрипка, пой!

О солнце, о ветре, о доме вдали,

О том, как далёко плывут корабли,

О том, как голубка гнездо своё вьёт,

О том, что волна нам на берег прибьёт.

В тебе ветра голос, в тебе солнца свет,

В тебе правды сказка и на вопросы ответ.

Как мир молода ты, как мир ты стара,

Тебя слушать буду с утра до утра.

***

Слова смолкали на устах,

Мелькал смычок, рыдала скрипка,

И возникала в двух сердцах

Безумно-светлая ошибка.

И взоры жадные слились

В мечте, которой нет названья,

И нитью зыбкою сплелись,

Томясь, и не страшась признанья.

Среди толпы, среди огней

Любовь росла и возрастала,

И скрипка, точно слившись с ней,

Дрожала, пела и рыдала.

К.Бальмонт

***

Весёлый скрипач

Проходит Володя

И тихо хохочет,

Володя проходит

И грабли волочит.

Потом достаёт

Из кармана калач,

И две собачонки

Проносятся вскачь.

И пристально смотрит

Скрипач на песок

И к скрипке привычно

Склоняет висок.

И думают люди:

«Вот это игра!

Мы слушать готовы

Всю ночь до утра!»

Хармс

***

Рыдает скрипка в тёмном зале,

Сердца сжимая, льёт тоску,

И звуки, полные печали,

Всё гуще, как мазок – к мазку.

Душ бездны звуками открыты,

И в сокрушенье светлый дух,

Но слёзы жалобы излиты,

Звук новый озаряет слух.

Таинственная сила Света…,

Надежды синяя звезда…

Доступно счастье в жизни этой!

Свет можно чувствовать всегда!

Звук плыл животворящий, дивный.

Он ободрял, он возвышал,

Тянул туда, где – светоливни,

Где то, что каждый здесь искал.

Елена Макеева

***

Стих Скрипке

Играла музыка в тиши,

Она шептала, пела и дышала,

Повторяя музыку реки,

И вода в такт мелодии гуляла.

Звуки милой, нежной простоты,

Скрипка тихо издавала,

Шли они из глубины души,

Волна важно затихала.

Ты играй, играй скрипач,

В вечерней летней темноте,

Успокой свой горький плач,

Не ругай себя в чужой вине.

Радость выдай вместо слёз,

Пусть река сильней сверкает,

По руке пройдёт мороз,

Боль тихонечко стихает

***

Я вижу сломанные струны скрипки,

И это значит, сломлена душа.

Болезненная роспись на открытке

Сказала, что живешь ты чуть дыша. Я помню звуки скрипки из тумана,

Ведь это же звучал мне голос твой!

Я не могла узнать (жила в обмане),

Что никогда не встретимся с тобой! Я помню, скрипка плакала, кричала!

Но не могла понять я ничего.

Теперь нам время не вернуть в начало.

Я не услышу сердца твоего. Оно и есть – так скрипка у камина,

Что плакала и жаловалась мне!

Но до сих пор не знаю, в чем причина

Того, что ты горишь сейчас в огне! Горишь не ты, а сердце твоей скрипки!

Оно мне все простило. Только ждет

Моей любви, тепла, моей улыбки

И мою душу искренне зовет.

Илая

Волшебная скрипка

Николай Гумилёв (1910)

Валерию Брюсову
из сборника «Жемчуга»

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка, Не проси об этом счастье, отравляющем миры, Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка, Что такое темный ужас начинателя игры! Тот, кто взял ее однажды в повелительные руки, У того исчез навеки безмятежный свет очей, Духи ада любят слушать эти царственные звуки, Бродят бешеные волки по дороге скрипачей. Надо вечно петь и плакать этим струнам, звонким струнам, Вечно должен биться, виться обезумевший смычок, И под солнцем, и под вьюгой, под белеющим буруном, И когда пылает запад и когда горит восток. Ты устанешь и замедлишь, и на миг прервется пенье, И уж ты не сможешь крикнуть, шевельнуться и вздохнуть, — Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи В горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь. Ты поймешь тогда, как злобно насмеялось все, что пело, В очи, глянет запоздалый, но властительный испуг. И тоскливый смертный холод обовьет, как тканью, тело, И невеста зарыдает, и задумается друг. Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ! Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча. На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача!

Скрипка и немножко нервно

Владимир Маяковский (1914)

Скрипка издергалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по-детски, что барабан не выдержал: «Хорошо, хорошо, хорошо!» А сам устал, не дослушал скрипкиной речи, шмыгнул на горящий Кузнецкий и ушел. Оркестр чужо смотрел, как выплакивалась скрипка без слов, без такта, и только где-то глупая тарелка вылязгивала: «Что это?» «Как это?» А когда геликон — меднорожий, потный, крикнул: «Дура, плакса, вытри!» — я встал, шатаясь полез через ноты, сгибающиеся под ужасом пюпитры, зачем-то крикнул: «Боже!», Бросился на деревянную шею: «Знаете что, скрипка? Мы ужасно похожи: я вот тоже ору — а доказать ничего не умею!» Музыканты смеются: «Влип как! Пришел к деревянной невесте! Голова!» А мне — наплевать! Я — хороший. «Знаете что, скрипка? Давайте — будем жить вместе! А?»

Скрипка стонет под горой…

Александр Блок (Июнь 1908. Bad Nauheim)

Скрипка стонет под горой. В сонном парке вечер длинный, Вечер длинный — Лик Невинный, Образ девушки со мной. Скрипки стон неутомимый Напевает мне: «Живи…» Образ девушки любимой — Повесть ласковой любви.

Смычок и струны

Иннокентий Анненский (1910)

Какой тяжелый, тёмный бред! Как эти выси мутно-лунны! Касаться скрипки столько лет И не узнать при свете струны! Кому ж нас надо? Кто зажёг Два желтых лика, два унылых… И вдруг почувствовал смычок, Что кто-то взял и кто-то слил их. «О, как давно! Сквозь эту тьму Скажи одно, ты та ли, та ли?» И струны ластились к нему, Звеня, но, ластясь, трепетали. «Не правда ль, больше никогда Мы не расстанемся? довольно…» И скрипка отвечала да, Но сердцу скрипки было больно. Смычок все понял, он затих, А в скрипке эхо все держалось… И было мукою для них, Что людям музыкой казалось. Но человек не погасил До утра свеч… И струны пели… Лишь солнце их нашло без сил На черном бархате постели.

За Паганини длиннопалым… (Скрипачка)

Осип Мандельштам (5 апреля — июль 1935)

За Паганини длиннопалым Бегут цыганскою гурьбой — Кто с чохом чех, кто с польским балом, А кто с венгерской немчурой. Девчонка, выскочка, гордячка, Чей звук широк, как Енисей, — Утешь меня игрой своей: На голове твоей, полячка, Марины Мнишек холм кудрей, Смычок твой мнителен, скрипачка. Утешь меня Шопеном чалым, Серьезным Брамсом, нет, постой: Парижем мощно-одичалым, Мучным и потным карнавалом Иль брагой Вены молодой — Вертлявой, в дирижерских фрачках. В дунайских фейерверках, скачках И вальс из гроба в колыбель Переливающей, как хмель. Играй же на разрыв аорты С кошачьей головой во рту, Три чорта было — ты четвертый, Последний чудный чорт в цвету.

Какой-нибудь предок мой был — скрипач…

Марина Цветаева (23 июня 1915)

Какой-нибудь предок мой был — скрипач, Наездник и вор при этом. Не потому ли мой нрав бродяч И волосы пахнут ветром! Не он ли, смуглый, крадет с арбы Рукой моей — абрикосы, Виновник страстной моей судьбы, Курчавый и горбоносый. Дивясь на пахаря за сохой, Вертел между губ — шиповник. Плохой товарищ он был, — лихой И ласковый был любовник! Любитель трубки, луны и бус, И всех молодых соседок… Еще мне думается, что — трус Был мой желтоглазый предок. Что, душу черту продав за грош, Он в полночь не шел кладбищем! Еще мне думается, что нож Носил он за голенищем. Что не однажды из-за угла Он прыгал — как кошка — гибкий… И почему-то я поняла, Что он — не играл на скрипке! И было всё ему нипочем, — Как снег прошлогодний — летом! Таким мой предок был скрипачом. Я стала — таким поэтом.

Скрипка

Алоиза Пашкевич (Тетка), перевод Самуила Маршака

То, что слову не дается, Пусть без слов расскажут звуки. Взять мне скрипку остается, Взять смычок и скрипку в руки. До тех пор, пока до неба Мчатся думы — наши крылья, И душа в нас просит хлеба, — Пусть я сердце в песне вылью! Мой смычок, будь полон силы, Будь ему послушна, скрипка! Все, что дорого и мило, Я доверю песне зыбкой. В скрипке громы раздаются, Скрипка сердце рвет на части. Если струны не порвутся, Я сыграю вам о счастье. Пусть сольется гул дубравы С шумом поля золотистым. Пусть коса тугие травы Подсекает с легким свистом. Я хочу сыграть на скрипке То, что ночью в темной хате Мать поет, склонившись к зыбке, Задремавшему дитяти. Весь народ я обняла бы Песней жаркой и свободной И в алтарь передала бы Золото души народной. И у врат его открытых Эта песня с новой силой Поднимала бы забитых И соседей веселила. То звучала бы молитвой, То проклятьями гремела И звала народ на битву, — Только б струны были целы! Что ж, начну я. Струны туги. Лег на них смычок мой гибкий. Вот уж к вам, друзья — подруги, Первый звук летит со скрипки!

Смычок запел. И облак душный…

Александр Блок (14 мая 1914)

из цикла «Арфы и скрипки» (1908-1916)

Смычок запел. И облак душный Над нами встал. И соловьи Приснились нам. И стан послушный Скользнул в объятия мои… Не соловей — то скрипка пела, Когда ж оборвалась струна, Кругом рыдала и звенела, Как в вешней роще, тишина… Как там, в рыдающие звуки Вступала майская гроза… Пугливые сближались руки, И жгли смеженные глаза…

Баллада о скрипаче и скрипке

Зельвин Горн

Сменив уют и тишину На фронтовую обстановку, Попала скрипка на войну, В одну компанию с винтовкой. Владелец взял ее с собой, Не в силах разлучиться с нею, В огонь и дым передовой, В залитые водой траншеи. И между схватками,когда Война давала передышку, Касался струн скрипач-солдат И волновался, как мальчишка. Шли непрерывные бои, И горю не было предела, А скрипка пела о любви, О красоте и счастье пела. А скрипка пела про свое Среди страданий и печали И струны тонкие ее Тепло и нежность излучали. И изнуренные бойцы Вдруг улыбались удивленно. И ветераны и юнцы, Едва пришившие погоны. И в пенье чистом, как роса, Им слышались необъяснимо Тоскующие голоса Далеких, как мечта, любимых. И вспоминались ясно вдруг Невест и жен родные лица, Среди свинцовых долгих вьюг, Успевшие почти забыться. И легче становилось им, Пускай на краткий миг, но все же, Как будто заглянув к родным, Перешагнув родной порожек. А музыкант водил смычком И волновался, как мальчишка, И ничего не знал о том, Что он давно у смерти в списке. И снайпер, спрятавшись вдали, На мушку взял его однажды, А скрипка пела о любви, Великодушной и отважной. И рухнул на траву он вдруг И умер ,даже и не вскрикнув, Мгновенно выронив из рук Простреленную пулей скрипку. У серебристого ручья, Среди ромашковой поляны Похоронили скрипача Печальные однополчане. И в бой, что ждал их впереди, Отправились солдатским строем, А он со скрипкой на груди Лежал, засыпанный землею. И не окончилась война, И было крови все ей мало, Но что-то светлое весна На струнах радуги играла…

Скрипачка в красном

Александр Шиненков

Скрипачка в красном, Простой и ясный Мой огонёк — Сыграй, артистка, Что счастье близко, А путь далёк. Скрипачка в красном, Свой номер классный И свой каприз — Что грусть напрасна, Что жизнь прекрасна — Сыграй на бис! На лице улыбка, На колечке проба… Расскажи мне, скрипка, Про любовь до гроба. Люди будто реки… (В лунных тенях веки…) Может быть ошибка — Что к одной навек Я прикован, скрипка! Всем, ктО в остроге, Кто нЕ при боге, Кто одинок — Сыграй, артистка, Что счастье близко, Да путь далёк… Сыграй — что в мире, Кто терпеливей — Тому и приз… Что жизнь прекрасна, Что грусть напрасна — Сыграй на бис!

* * *

Владеешь скрипкой, как я рулём. С ними — мы вровень с богами. А вот без них — уже не дойдём До звуков и далей ногами…

* * *

Елена Макеева

Рыдает скрипка в тёмном зале, Сердца сжимая, льёт тоску, И звуки, полные печали, Всё гуще, как мазок – к мазку. Душ бездны звуками открыты, И в сокрушенье светлый дух, Но слёзы жалобы излиты, Звук новый озаряет слух. Таинственная сила Света…, Надежды синяя звезда… Доступно счастье в жизни этой! Свет можно чувствовать всегда! Звук плыл животворящий, дивный. Он ободрял, он возвышал, Тянул туда, где – светоливни, Где то, что каждый здесь искал.

Скрипач

Казан Казиев

В каждом сердце есть больная рана В каждом сердце не стихает плач Вышел на арену ресторана Наглухо обкуренный скрипач А когда он медленно и нежно Поднимал опухшие глаза В зале умолкали все девчонки И на миг умолкли фраера А скрипач наигрывал на скрипке Строя горы с человечьих мук И со стоном вырывались струны Из его ошеломленных рук Скрипка скрипка не могу я больше Перестань родимая не плачь Пусть тебя как девушку нагую До утра ласкает твой скрипач Скрипка что оборванные нити Обмотала с головы до ног В зале ктото крикнул: «Повторите!» Но скрипач играть уже не мог

* * *

Любовь Сирота

Мир безумный, сумасбродный — то ли паперть, то ли плаха, Суета, разор и смута, плач и ругань, шум и гам… А в подземном переходе музыкант играет Баха. Снисходительно и скудно деньги падают к ногам. Мельтешит поток прохожих, обгоняющих друг друга, Племя сытых и голодных пробегает, топоча. И просительно, призывно им вдогон несется фуга Из-под красных и озябших, нервных пальцев скрипача. …Этой жанровой картинке дай любое толкованье: Назови гримасой века, заклейми её, поняв, Что на заработки вышло молодое дарованье, Высочайшее искусство на подачки разменяв. Только, если не бояться говорить высоким слогом — Пусть он суетен и грешен, но смычок в его руке — Всё равно посредник между композитором и Богом, Даже здесь — в убогом, смрадном и заплеванном мирке. Посреди забот и тягот, посреди больной эпохи, В темной яме перехода вдруг очнусь, приторможу, Вдруг почувствую, как горло перехватит мне на вдохе — И в разверстый зев футляра что-нибудь да положу. За внезапное смятенье, за сумбур в душе голодной, Стосковавшейся по небу, — воздаю, не подаю Современному Орфею в современной преисподней, Приносящему на паперть скрипку вещую свою.

* * *

Автор разыскивается

Скрипач играл забытые мотивы, Смычок в руке — волшебное перо. Посланник красоты и гордой лиры… Играл на бис… В слезах его лицо. Лилась надеждой музыка разлуки, Надеждой предстоящих новых встречь. Шумящий зал затих под эти звуки… Лишь тихий плачь,да вздрагиванье плеч. Играл солист ниспосланный любовью. Терзала скрипка музыкой без слов. С отчаяньем каким-то,с грустной болью, Несла в сердца мир потаенных снов. Переливались звуки лунным светом, Сонетами прекраснейших стихов — То вечность с нами делится секретом, Любовь и верность в музыке без слов

* * *

Автор разыскивается

Я жду тебя уж столько дней… Внутри, в душе, холодный иней. И лишь мгновенья счастья памяти моей Дают надежду и спасенье. Ну с чем могу сравнить я мир, Который сущность раскрывает, Воздействуя на душу, как эфир, Как скрипка, нежно слух лаская. Любовь — и скрипка и смычок. Игра ее не знает власти: Нет гения — она молчок. Но любишь — она жажда страсти! Изгиб ее, как нежный стан Струна ее, как волос медью Смычком проводишь по местам Воспоминаний, будто ветер. Она звучит и радостно и горько, Пьяня от страсти, голову кружа Играть на ней ведь можно только… Имея гений. Жить этим лишь дыша. Как скрипка жду тебя уж сколько дней, Чтоб растопил в душе холодный иней. Сыграть смычком по струнам сущности моей Ты смог бы так, как Паганини.

Скрипка

Алла Приц

Раскрывает душу скрипка перед слушателем тонким – То журчит волною зыбкой, то что колокольчик звонкий! То косой, как в травах росных, просвистит по струнам крайним, То мольбой и просьбой слёзной сердце жалостное ранит. Со стихающим стаккато табуном в поля ускачет, Иль обманутой девчонкой в горестном зайдётся плаче. Призадуматься заставит под глубокие регистры… То в ребяческой забаве брызнет смехом серебристым. А влюбившись ненароком, запоёт в надежде ложной. То вдовою одинокой застенает безнадёжно. То далёко, то вдруг рядом зверем раненым завоет, То, играя тремоландо, жутким трепетом накроет. А бывает, скрипка манит разом отмести заботы — Хмелем напоит буянным, вдруг в аллегро бросив ноты! И понять бывает мукой – враз порвать струну рискуя, То смычок рисует звуки? или ли сам под них танцует!

Раненая скрипка

Андрей Черников

Запирая прошлого калитку, Прятала за пазуху ключи, Душу, будто раненую скрипку, Снова петь пыталась научить. Заново натягивая струны, ДО смерти расстроенной души, Бережно прикладывала руки, И учила настоящим жить. Струны извивались и скрипели, Мучились, дышали тяжело. Но, младенцем в мягкой колыбели, Я впитал щеки ее тепло. Позабылись прошлого ошибки, В новое грядущее иду. А судьба другие лечит скрипки, Как и я, попавшие в беду.

Мне приснилось…

Андрей Черников

Мне приснилась, мне привиделась Несказанная печаль: Скрипка верная обиделась И ушла от скрипача. Пылью, серой и удушливой, Опостылело дышать. И ушла она, ненужная, Тихо струнами дрожа. Недотепа выл и каялся, Гладя щеку и плечо, И заплаканными пальцами Трогал сломанный смычок. То ли правда, то ли выдумка? Беспросветная тоска. Музыкант всю душу выплакал, Но ее не отыскал… Все приснилось ночью темною. Плавал месяц-звездочет. И любовь рукою теплою Обнимала за плечо…

Скрипач

В аллее парка в тишине
Скрипач играл самозабвенно,
Смычок стонал в его руке —
Струились звуки вдохновенно!

О, эта музыка любви,
О, эта музыка печали!
Волнует чувства так мои —
Слезами душу очищает!

Смычок касается струны —
Небесным звуком изумляя,
Среди застывшей тишины
В печаль и негу погружая!

И скрипку, придержав плечом,
То стоны страсти извлекает,
То наполняет божеством
И вдаль небесную взлетает!

Как тонко чувствует её —
Свою душевную подругу,
И сердце теребит моё —
То жар даря, то холод вьюги!

О, милый, дорогой скрипач!
Меня пленил своей игрою,
И торжество, и сердца плач
Струится с неба надо мною!

***

Малыш Вивальди к папе подошел,
Взглянул на скрипку мастера игры,
Взял за руку и в класс его повел,
— Хочу учиться я, играть как ты!

Но песню я смогу придумать сам,
Такую, что взлетит до облаков,
И медом потечет по небесам,
Не будет ей преград, границ, оков!

Ее сыграют ангелы в раю,
И примадонн почивших славный хор,
Легко-легко подхватит песнь мою,
Всем нотным правилам наперекор.

Под музыку закружится балет,
Из балерин, котят и голубей…
Я точно знаю, лучше песни нет,
Той песни, напридуманной моей!

Отец, послушав сына, так решил:
Фантазии ему не занимать,
Талантов Бог парнишку не лишил,
Пойду-ка, научу его играть!
С.Ледкова

***

Скрипач

Скрипач на сцену тихо вышел,
Смычок неспешно в руки взял,
Всех призывая — чуть потише,
Окинув взглядом полный зал.

И мощной силой поражая,
Мелодия вдруг поплыла…
До неба душу возвышая
И раздевая догола.

Священным пламенем пылала,
Стекала воском по свече,
И так доверчиво рыдала
На тёплом и родном плече.

Как током вдруг она пронзала,
То укрывала, как вуаль,
И солнца светом согревала,
И в звёздную звала печаль.

Как нерв под тонкой кожей билась,
Дрожала звоном хрусталя,
И где – то в небе растворилась
Высокой чистой нотой «ля».

То застывая на мгновенье,
То в ярком застонав рывке,
Парил смычок, как вдохновенье,
Послушный гения руке.

Чуть – чуть торжественно и грустно,
Так удивительно легко,
Дарил скрипач своё искусство,
Изящно, трепетно, светло!

Казалось, всё исчезло в зале,
Сидели люди, не дыша,
И потрясённо наблюдали,
Как в скрипке плакала Душа!

***

Какой-нибудь предок мой был — скрипач…

Какой-нибудь предок мой был — скрипач,
Наездник и вор при этом.
Не потому ли мой нрав бродяч
И волосы пахнут ветром!

Не он ли, смуглый, крадет с арбы
Рукой моей — абрикосы,
Виновник страстной моей судьбы,
Курчавый и горбоносый.

Дивясь на пахаря за сохой,
Вертел между губ — шиповник.
Плохой товарищ он был, — лихой
И ласковый был любовник!

Любитель трубки, луны и бус,
И всех молодых соседок…
Еще мне думается, что — трус
Был мой желтоглазый предок.

Что, душу черту продав за грош,
Он в полночь не шел кладбищем!
Еще мне думается, что нож
Носил он за голенищем.

Что не однажды из-за угла
Он прыгал — как кошка — гибкий…
И почему-то я поняла,
Что он — не играл на скрипке!

И было всё ему нипочем, —
Как снег прошлогодний — летом!
Таким мой предок был скрипачом.
Я стала — таким поэтом.

М.Цветаева

***

Скрипач на крыше

Скрипач на крыше — но не тот,
А наш с тобою современник, —
Порой ночной, как вешний кот,
Хотел сыграть. Не ради денег!

Хотел он к звёздам вознести
Свою скрипичную молитву,
Кому-то — говоря «Прости!»,
А с чем-то — выходя на битву…

Его порыв был благороден!
Романтик, что с него возьмёшь?
Да! Здесь, на крыше — он свободен!
Утихла боль, исчезла дрожь…

И вот уже несутся в небо
Прекрасные, живые звуки!
Скрипач так счастлив прежде не был,
Душа — поёт, свободны руки!..

Но зря забыл скрипач беспечный —
Здесь, на земле, — порядок старый…
По крыше, к скрипачу навстречу
Уже крадутся санитары…

Г.Баранов

***

И. Шварцу

Музыкант играл на скрипке — я в глаза ему глядел.
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
как умеют эти руки эти звуки извлекать
из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,
из какой-то там фантазии, которой он служил?
Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда,
чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда.
Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь…
А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?

Счастлив дом, где звуки скрипки наставляют нас на путь
и вселяют в нас надежды… Остальное как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
по чьему благословенью я по небу лечу.
Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остер,
музыкант, соорудивший из души моей костер.
А душа, уж это точно, ежели обожжена,
справедливей, милосерднее и праведней она.

Б.Окуджава

***

Я тонкой талии твоей
Касаюсь нежно и пристрастно:
Смычок льнёт к струнам, и согласна
Ты страсти отвечать моей.

Воспеть готова ты любовь,
И боль потери ты озвучишь.
Ты, слух лаская, душу учишь,
И освежаешь мою кровь.

Смычок и скрипка. Дух и плоть.
И сладок миг соединенья!
…Мелодия — от мира сотворенья —
Сон разума умеет побороть.

Л.Вытяжкова

***

Скрипач играл забытые мотивы,
Смычок в руке — волшебное перо.
Посланник красоты и гордой лиры…
Играл на бис… В слезах его лицо.

Лилась надеждой музыка разлуки,
Надеждой предстоящих новых встречь.
Шумящий зал затих под эти звуки…
Лишь тихий плачь,да вздрагиванье плеч.

Играл солист ниспосланный любовью.
Терзала скрипка музыкой без слов.
С отчаяньем каким-то,с грустной болью,
Несла в сердца мир потаенных снов.

Переливались звуки лунным светом,
Сонетами прекраснейших стихов —
То вечность с нами делится секретом,
Любовь и верность в музыке без слов

***

Раненая скрипка

Запирая прошлого калитку,
Прятала за пазуху ключи,
Душу, будто раненую скрипку,
Снова петь пыталась научить.

Заново натягивая струны,
ДО смерти расстроенной души,
Бережно прикладывала руки,
И учила настоящим жить.

Струны извивались и скрипели,
Мучились, дышали тяжело.
Но, младенцем в мягкой колыбели,
Я впитал щеки ее тепло.

Позабылись прошлого ошибки,
В новое грядущее иду.
А судьба другие лечит скрипки,
Как и я, попавшие в беду.

Андрей Черников

***

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *