В деревушке, рядом с речкой,
В теплом доме с русской печкой
Жили-были много лет
Бабка старая и дед.
Затопив однажды печь,
Просит бабку дед напечь
Шанежек, да пирожков,
Да румяных крендельков.
Та в ответ: — Да что ты, дед,
Аль забыл – муки-то нет.
Дед затылок почесал
И старухе наказал
По амбарам помести,
По сусекам поскрести.
— Может, горсть муки найдешь,
И хоть колоб испечешь.
Бабка колоб испекла,
На окошко унесла,
Облежался Колобок
И скатился под кусток,
Пыль дорогой поднимая,
Покатился, напевая:
— Колобок я, Колобок,
Подрумянен правый бок,
Я от бабушки ушел
И от дедушки ушел,
Всех умней я оказался
И на зуб им не попался.
Вдруг из леса — скок-поскок —
Прыгнул заяц на пенек:
— Здравствуй, Колоб-Колобок,
Съем-ка я тебя, дружок,
Только в домик заскочу
Да сметанки захвачу.
Зайка лишь за кустик скок —
Колобок скорей в лесок,
Через елки и осинки
Покатился по тропинке.
— Колобок я, Колобок,
Подрумянен правый бок,
Я сбежал от бабки с дедом,
Зайцу я не стал обедом,
Всех умней я оказался
И на зуб им не попался.
Неожиданно под елкой
Колобок увидел волка.
— Вот кто спать мне не дает,
Песни на весь лес поет,
Проглочу тебя, дружок,
Да посплю еще часок, —
Молвит волк и тянет лапы.
Колобка едва не сцапал.
Но не лыком был тот шит —
С горки молнией летит.
— Колобок я, Колобок,
Подрумянен правый бок,
Я сбежал от бабки с дедом,
Зайцу я не стал обедом,
И от волка улизнул –
Между лап я проскользнул.
Колобок так раскатился,
Что в овраге очутился,
Где трещать малиной стал,
Там медведь его поймал.
— Если ты малину кушал,
Рев и треск ты мой не слушал,
Я тебя сегодня съем;
Не повадно будет всем
Мой малинник обирать, —
Стал медведь ему рычать.
— Я не ел твою малину,
Я честнейший Колобок,
У меня ни рук, ни ножек,
Как я рвать малину мог? —
Ткнул медведя в правый бок
И пустился наутек.
— Колобок я, Колобок,
Подрумянен правый бок,
Я сбежал от бабки с дедом,
Зайцу я не стал обедом,
Волку в лапы не попался,
И медведь ни с чем остался.
Долго ль, коротко ль плутал,
Колобок совсем устал,
В ельник тихо закатился
И на время затаился.
Только засыпать он стал,
Как шаги вдруг услыхал.
Видит он – идет лисица,
Шубка золотом искрится.
— Здравствуй, милый Колобок,
Спой мне песенку, дружок,
Слышала, что этой песни
Нет во всем лесу чудесней.
Разомлевший от похвал,
Начал песню Колобок,
Только вдруг его прервал
Хитрый лисий голосок:
— Стала я совсем стара,
Что-то плохо слышу,
Может, все же подойдешь
Ты ко мне поближе?
И тогда с тобой вдвоем
Твою песню мы споем.
Колобок совсем растаял,
Страхи все свои оставил
И забрался очень ловко
Он на мордочку плутовке,
Там устроился удобно,
Да забыл, что он съедобный.
Тут лисица улыбнулась,
Очень хищно облизнулась
И схватила Колобка
За румяные бока,
Не успел моргнуть он глазом —
Был лисой проглочен сразу.
Так не стало Колобка,
Озорного паренька.
Но не плачь, дружок, о нем,
Горю здесь не место,
Загляни ты в бабкин дом –
Бабка месит тесто.
Значит, скоро по дорожке
Вновь помчится Колобок,
Напевая понемножку
Про румяный правый бок,
И, завидев лишь лису,
Быстро спрячется в лесу…

В тридевятом царстве, в полицейском государстве жили были старик со старушкой — у самого телеэкрана в избушке. Попросил бабу дед — испеки мне колобка на обед. Посмотрела бабка рецепт в интернете, принялась искать муку в буфете; обыскала балкон, обыскала туалет, пробовала одолжить у соседей — получила хамство в ответ.

Надела бабка валенки, вышла на трассу — дошла до города, отстояла очередь в сберкассу. Сняла со сберкнижки последние пятаки — купила в палатке пачку муки. Вернулась домой, порылась на антресолях — нашла пачку дрожжей и щепотку соли. Сходила в церковь, отошла в конец зала — отскребла с подсвечника свечного сала. Вернулась усталая, съела валидол из аптечки, полежала, оклемалась — и к печке. Слепила колобок, обжарила немножко — да положила остудить на окошко.

Остыл Колобок, пришло время обеда — а он как заорет на бабку и на деда: «Руки прочь от меня, будет хуже!» Да как заголосит в окошко наружу: «Я маленький, я кругленький, на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте их, бейте, они педофилы!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да и подвергли стариков химической кастрации. А Колобку осталась неплохая квартира — с комнатой, кухней, балконом и сортиром.

Катится Колобок по району — мимо лавочек, окрашенных, зеленых. Справа заборы, слева гаражи — горит помойка, бродят бомжи. Начались высотки, кончились сараи — вдруг выходит навстречу Заяц. На носу очки, во рту сигарка, в лапах двухтомник «Классификация Ламарка». Устал бедняга, идет с работы — весь день принимал у студентов зачеты. Увидел Колобка — застыл прочно. Надо же, какое странное беспозвоночное! Схватил Колобка, да говорит ему: «Колобок, Колобок, я тебя в музей возьму!» Колобок в ответ: «Пожалуйста, ты в своем праве — только дай мобильник, sms-ку отправить?» Схватил мобильник, залогинился в интернете — и давай орать в социальные сети: «Я маленький, я кругленький, я на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался. Так домогались, что полдвора видело! А теперь Заяц домогается — выкладываю видео! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте Зайца, бейте педофила!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да подвергли Зайца химической кастрации. А Колобку достался мобильник, золотые очки и вставная челюсть — пустячок, да прелесть.

Покатился дальше Колобок — а посредине дороги стоит Волк. Выставил что-то типа штатива — измеряет, как дорога проложена криво. Так положено ему по работе — смотрит в окуляр, помечает в блокноте. Вдруг видит в окуляре — глобус Луны! Чуть не наложил в штаны! Протер окуляр, сменил глаз: ну точно, глобус Луны, как раз! Стал даже ближе, видны кратеры! Помотал головой, выругался по-матери. А глобус ближе и ближе, у самых ног. Волк оторвался от окуляра, видит: Колобок! Вот же неровность рельефа, вот так диво! А Колобок — прыг на верхушку штатива, скорчил жалостливую рожу, да как заорет, привлекая прохожих: «Я маленький, я кругленький, я на блюдечке катался — меня бабушка домогалась, меня дедушка домогался! Меня Заяц домогался, это снято на видео! Меня вообще много народу обидело! На меня все нападают скопом! А Волк пялился на мои интимные места телескопом! Гражданское общество, хватайте вилы — бейте Волка, бейте педофила!» Набежали полицейские, не стали разбираться — да подвергли Волка химической кастрации. Достался Колобку штатив с аппаратом, да бумажник Волка, где лежала зарплата.

Катится Колобок еще полчаса. Вдруг навстречу выходит Лиса. На лапе у Лисы татуировка «л-и-с-а», а в лапе травматический пистолет «Оса». Колобок и Лисы не испугался, да как начал: «Меня дедушка домогался… Меня бабушка домогалась, меня Заяц…» — А Лиса в ответ: «Я глухая! Иди поближе — к самому уху…» Хвать Колобка — и прижала к своему брюху! Заткнула Колобку рот — упала на спину, да как заорет! «О, боже, что делается, о, небо! Меня насилует батон хлеба! В центре города, посредь бела дня — батон хлеба насилует меня! О, горе мне, о, позор мне — насилует меня в извращенной форме! Граждане, что же это творится? Где гражданское общество, где блогеры, где полиция?» Прибежали полицейские, не стали разбираться — и подвергли Колобка химической кастрации. Лопнул Колобок, рассыпался по дорожке — прилетели голуби, доклевали крошки… и тоже химически кастрировались все. А имущество Колобка досталось Лисе! Каждому педофилу придет свое время! Мораль сказки: так будет со всеми!

Господи, господи! Господи, господи! Ясно, чего ты нас не любишь, господи! Мы же все — твои дети божии. Мы же все — на детей похожие. Если б ты, господи, нас любил… про тебя сказали бы, что педофил!

Жили-были
Баба с дедом.
Как-то раз перед обедом
Говорит старухе дед:
— Баба, в доме хлеба нет.
Испекла бы ты ватрушку.
— Что ты, дед, —
Ворчит старушка, —
Мы ещё на той неделе
Всю муку с тобою съели,
Да и масла тоже мало –
Я ж тебе вчера сказала.

— Нет, так нет, —
Ответил дед, —
Сухарей поем в обед.

Заглянула баба в шкаф,
И на полках поискав,
Всё ж нашла муки немножко.
Замесила не лепёшку,
Не калач
И не ватрушку,
И не бублик,
И не сушку,
И не плюшку,
И не пряник,
Не кулич
И не рогалик,
И не кекс,
И не пирог,
А скатала
К о л о б о к.

Хорошенько посолила,
Рот и нос ему слепила,
В серединку,
Как начинку,
Положила чесночинку,
Вместо глазок –
Черносливы:
Вид смешной,
Зато счастливый.
Точно дедушкин портрет –
Вот обрадуется дед!

Испекла в горячей печке
И на блюдце
На крылечке
Положила остывать.

Колобок не стал зевать –
Покатился Колобок,
Подкатился под дубок,
Закатился за горушку
И запел свою частушку:

— Я не булка, не пирог,
Я на блюдечке продрог,
В жаркой печке
Я лежал,
А с крылечка
Убежал.

Не закончил он частушки –
За кустом
Мелькнули ушки:
Это заяц уши прячет –
Хочет скушать,
Не иначе.

Колобок ему:
— Послушай,
Ты меня пока не кушай.
Ты косой,
Но всё же зрячий –
Видишь,
Я какой горячий!
Я же только что из печки.
Побежали лучше к речке.
Там холодная вода:
Я остыну,
И тогда
На здоровье кушай, Зайка.
Ну, скорее
Догоняй-ка!

Вместе скачут по дорожке,
Колобок отстал
Немножко,
Под сосной зарылся в шишки –
Не найти его зайчишке.

И запел тут Колобок:
— У меня румяный бок,
Круглый я, как шар земной,
Не угнаться вам за мной.
Я сготовлен на обед,
Но ни с чем остался дед.
У зайчишки-глупыша
На ушах теперь лапша.
Дальше катится румяный.
Докатился до поляны,
Посреди поляны –
Ёлка,
А под ней он видит
Волка.

Подошёл голодный волк
И зубами сразу – щёлк!
Говорит он:
— Что за ёжик?
Нет ни мордочки, ни ножек.

Колобок ему:
— Волчище!
Разве нет еды почище?
Я катился между ёлок,
На земле полно иголок –
Стал я пыльный и колючий.
На меня
Подуй-ка лучше.

Дунул волк, что было мочи.
Колобок был лёгкий очень,
Полетел он,
Словно мячик,
Между ёлок так и скачет.
Зацепился за сучок,
Притаился –
И молчок.

Закрутился волк
Волчком,
Пробежал под тем сучком
И ни с чем умчался в лес.

Колобок на землю слез
И такую песню спел:

— Много в жизни я успел:
Я и в печке полежал
И с крылечка убежал.
У меня ни рук, ни ног,
Но зато внутри чеснок.
Я не бабин и не дедин,
И зайчишкой я не съеден.
Волк помчался,
Как чумной,
Не полакомился мной.

Только он закончил петь –
На тропе стоит
Медведь.
Рявкнул мишка:
— Эй, дружок,
Плюшка ты иль пирожок,
Пончик
Или же калачик?
Что ты катишься, как мячик?
Ты сейчас отлично пел,
Только я с утра
Не ел.

Колобок ответил:
— Мишка!
Я тебя боюсь не слишком.
Я качусь своей дорогой,
Лучше ты
Меня не трогай.
Я прохожий,
Ты прохожий,
Повстречались –
Ну, так что же?
Ведь тебе нельзя мучного,
Захотел в больницу снова?
Ты вчера объелся мёду –
Пей теперь речную воду.

Приуныл тут косолапый.
Колобок же тихой сапой
Между кочек –
Прыг да скок –
Укатился Колобок.
И запел такую песню:

— Жизнь прекрасна и чудесна!
Я весёлый Колобок,
У меня не только бок –
Я и сам румяный весь –
Каждый встречный
Хочет съесть.
Никому я, Колобок,
Не попался на зубок.
Пусть я вылеплен из теста,
Но в желудке мне не место.
Я с крылечка сиганул
И зайчишку обманул.
Я катался по иголкам,
Прикололся я над волком,
Не поймал меня медведь,
Я умею песни петь.

Начал дальше он катиться –
Перед ним стоит
Лисица.
Говорит ему:
— Привет!
Я ждала тебя, мой свет.
Ты – как полная луна,
Но куда пышней блина,
Ты румяный,
Мягкотелый,
Я тебя давно хотела.
Сядь, красивый паренёк,
На осиновый пенёк.
Спой мне песенку свою,
После –
Я тебе спою.

Села рядышком и ждёт,
А сама раскрыла рот.

Говорит ей наш герой:
— Пасть, красавица, закрой!
На меня ты зря, лисица,
Размечталась покуситься:
Хоть и вкусен я на вид,
Для лисиц я
Ядовит!
Кто моим закусит тестом,
Сразу станет очень честным,
Кто понюхает – и тот
В жизни больше не соврёт.

Колобок был в лисьих лапах,
Вот она и чует запах:
Этот запах ей знаком…
Точно! Пахнет ч е с н о к о м !

Кто ж захочет честным быть?!!

Тут лисица во всю прыть,
Наутёк, как от пожара,
Припустила,
Побежала,
Вскачь,
стремглав,
во весь опор,
Понеслась, как метеор,
Будто серна,
словно заяц,
Лишь едва земли касаясь,
Под собой не чуя ног…

Ну, а что же Колобок?

Покатился он до дома
Быстро, тропкою знакомой,
Ненадкушенный, здоровый.
Вдруг навстречу –
Дима с Вовой.
Встали прямо на пути –
На кривой не обойти.
Смотрят, как солдат на вошь.
Этих песней не проймёшь
И побасенкой не купишь.
В лес сбежать?
Так вот те кукиш!
Ни привета, ни вопроса:
Хмуры, словно два утёса.
Оба маленького роста,
Но зубасты –
Ужас просто!
Пусть не очень шустры сами,
Но охрана за кустами
И с оптическим прицелом
За берёзой кто-то в белом,
Из-за каждого пенёчка
Огневая светит точка,
А из ближнего болотца
Шум подлодки раздаётся
И с космическим радаром
Крейсер там стоит недаром,
Самоходная ракета
Целит лазер в место это,
Где, подавлена металлом,
Жизнь в кусочке теста малом.
Бомбы с ядерной начинкой
Против маленькой песчинки…
Вову с Димой не подвинешь.
Понял круглый:
Сказке финиш.

Но ведь я же не злодей,
Сочиняю для людей
И печальную развязку
Я вставлять не стану в сказку.
В жизни было б всё иначе,
В жизни часто горько плачут.
Кто съедобен, без иголок,
Век таких не слишком долог.
Ну а в сказке,
На бумаге
Мы волшебники и маги.

Так что… сыты парни были,
Бедолагу пощадили.
Ведь у них что день, то саммит –
Президентов кормят сами.
Расступились Вова с Димой,
Мол, катись домой, родимый.

После этой передряги
Что овраги да коряги!
Мимо ёлок,
Мимо речки –
Докатился до крылечка,
Закатился на крыльцо,
Сделал умное лицо
И кричит:
А вот и я!
Не забыли про меня?

Дед обрадовался очень:
— Будет нам теперь сыночек,
Звать его мы будем Колей,
Подрастёт – учиться в школе
Будет Коля Колобок.
Ты устал?
Поспи, сынок.

С той поры прошёл уж год.
Колобок в избе живёт,
Утром рано он встаёт,
Деду песенки поёт.

В доме много есть муки,
Всем довольны старики,
Любят, холят Колобка,
Как родимого сынка.

Чтоб ему не скучно было,
Баба масла раздобыла,
Испекла ему подружку –
Очень сдобную
В а т р у ш к у.

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *