***

Николай Доризо — У всякой ревности, ей-богу, есть причина

У всякой ревности, ей-богу, есть причина,
И есть один неписаный закон:
Когда не верит женщине мужчина,
Не верит он не ей — в себя не верит он.

***

Марина Цветаева — Попытка ревности

Как живется вам с другою,-
Проще ведь?- Удар весла!-
Линией береговою
Скоро ль память отошла

Обо мне, плавучем острове
(По небу — не по водам)!
Души, души!- быть вам сестрами,
Не любовницами — вам!

Как живется вам с простою
Женщиною? Без божеств?
Государыню с престола
Свергши (с оного сошед),

Как живется вам — хлопочется —
Ежится? Встается — как?
С пошлиной бессмертной пошлости
Как справляетесь, бедняк?

«Судорог да перебоев —
Хватит! Дом себе найму».
Как живется вам с любою —
Избранному моему!

Свойственнее и сьедобнее —
Снедь? Приестся — не пеняй…
Как живется вам с подобием —
Вам, поправшему Синай!

Как живется вам с чужою,
Здешнею? Ребром — люба?
Стыд Зевесовой вожжою
Не охлестывает лба?

Как живется вам — здоровится —
Можется? Поется — как?
С язвою бессмертной совести
Как справляетесь, бедняк?

Как живется вам с товаром
Рыночным? Оброк — крутой?
После мраморов Каррары
Как живется вам с трухой

Гипсовой? (Из глыбы высечен
Бог — и начисто разбит!)
Как живется вам с сто-тысячной —
Вам, познавшему Лилит!

Рыночною новизною
Сыты ли? К волшбам остыв,
Как живется вам с земною
Женщиною, без шестых

Чувств?..
Ну, за голову: счастливы?
Нет? В провале без глубин —
Как живется, милый? Тяжче ли,
Так же ли, как мне с другим?

***

Владимир Маяковский — Письмо Татьяне Яковлевой

В поцелуе рук ли,
губ ли,
в дрожи тела
близких мне
красный
цвет
моих республик
тоже
должен
пламенеть.
Я не люблю
парижскую любовь:
любую самочку
шелками разукрасьте,
потягиваясь, задремлю,
сказав —
тубо —
собакам
озверевшей страсти.
Ты одна мне
ростом вровень,
стань же рядом
с бровью брови,
дай
про этот
важный вечер
рассказать
по-человечьи.
Пять часов,
и с этих пор
стих
людей
дремучий бор,
вымер
город заселенный,
слышу лишь
свисточный спор
поездов до Барселоны.
В черном небе
молний поступь,
гром
ругней
в небесной драме,-
не гроза,
а это
просто
ревность двигает горами.
Глупых слов
не верь сырью,
не пугайся
этой тряски,-
я взнуздаю,
я смирю
чувства
отпрысков дворянских.
Страсти корь
сойдет коростой,
но радость
неиссыхаемая,
буду долго,
буду просто
разговаривать стихами я.
Ревность,
жены,
слезы…
ну их!-
вспухнут вехи,
впору Вию.
Я не сам,
а я
ревную
за Советскую Россию.
Видел
на плечах заплаты,
их
чахотка
лижет вздохом.
Что же,
мы не виноваты —
ста мильонам
было плохо.
Мы
теперь
к таким нежны —
спортом
выпрямишь не многих,-
вы и нам
в Москве нужны,
не хватает
длинноногих.
Не тебе,
в снега
и в тиф
шедшей
этими ногами,
здесь
на ласки
выдать их
в ужины
с нефтяниками.
Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток
моих больших
и неуклюжих рук.
Не хочешь?
Оставайся и зимуй,
и это
оскорбление
на общий счет нанижем.
Я все равно
тебя
когда-нибудь возьму —
одну
или вдвоем с Парижем.

***

Степан Щипачев — Опять тревожно, больно сердцу стало

Опять тревожно, больно сердцу стало
и я не знаю, чем помочь ему.
Опять старуха ревность нашептала
чёрт знает что рассудку моему:
чтоб я ни поцелуям, ни слезам,
ни гневным оправданиям не верил,
ходил бы по твоим следам —
и на её аршин всё мерил.
У ревности душа темна.
Опасная советчица она.

***

Константин Вуколов — Тебя во сне я ревновал

Тебя во сне я ревновал,
Смешней не видел странности:
С тобою рядом шёл нахал,
Светился весь от радости.
Ты с ним беседу не вела,
Молчанья не нарушила,
Взгляд безразлично отвела,
Совсем его не слушала.
Плескал он щедро из себя
Слова довольно вольные…
Тебя во сне ревную я,
А наяву тем более.

***

Федор Тютчев — О, не тревожь меня укорой справедливой

О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас из двух завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я —
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.

И, жалкий чародей, перед волшебным миром,
Мной созданным самим, без веры я стою —
И самого себя, краснея, сознаю
Живой души твоей безжизненным кумиром.

***

Александр Пушкин — Простишь ли мне ревнивые мечты

Простишь ли мне ревнивые мечты,
Моей любви безумное волненье?
Ты мне верна: зачем же любишь ты
Всегда пугать мое воображенье?
Окружена поклонников толпой,
Зачем для всех казаться хочешь милой,
И всех дарит надеждою пустой
Твой чудный взор, то нежный, то унылый?
Мной овладев, мне разум омрачив,
Уверена в любви моей несчастной,
Не видишь ты, когда, в толпе их страстной,
Беседы чужд, один и молчалив,
Терзаюсь я досадой одинокой;
Ни слова мне, ни взгляда… друг жестокой!
Хочу ль бежать: с боязнью и мольбой
Твои глаза не следуют за мной.
Заводит ли красавица другая
Двусмысленный со мною разговор —
Спокойна ты; веселый твой укор
Меня мертвит, любви не выражая.
Скажи еще: соперник вечный мой,
Наедине застав меня с тобой,
Зачем тебя приветствует лукаво?..
Что ж он тебе? Скажи, какое право
Имеет он бледнеть и ревновать?..
В нескромный час меж вечера и света,
Без матери, одна, полуодета,
Зачем его должна ты принимать?..
Но я любим… Наедине со мною
Ты так нежна! Лобзания твои
Так пламенны! Слова твоей любви
Так искренно полны твоей душою!
Тебе смешны мучения мои;
Но я любим, тебя я понимаю.
Мой милый друг, не мучь меня, молю:
Не знаешь ты, как сильно я люблю,
Не знаешь ты, как тяжко я страдаю.

***

Сергей Есенин — Я помню, любимая, помню

Я помню, любимая, помню
Сиянье твоих волос.
Не радостно и не легко мне
Покинуть тебя привелось.

Я помню осенние ночи,
Березовый шорох теней,
Пусть дни тогда были короче,
Луна нам светила длинней.

Я помню, ты мне говорила:
«Пройдут голубые года,
И ты позабудешь, мой милый,
С другою меня навсегда».

Сегодня цветущая липа
Напомнила чувствам опять,
Как нежно тогда я сыпал
Цветы на кудрявую прядь.

И сердце, остыть не готовясь,
И грустно другую любя.
Как будто любимую повесть,
С другой вспоминает тебя.

***

Вера Павлова — Нет, нет, не ревность

Нет, нет, не ревность — благодарность.
Под сенью тысячи гостиниц
мне столько нежности досталось,
наследнице твоих любимиц.
Но сколько, добрый мой заступник,
стоптано слов, сношено кожи,
чтобы открылось: путь и спутник —
одно и то же.

***

Вадим Шефнер — Средний возраст

А где-то там, куда нам не вернуться
В далеком детстве, в юности, вдали,—
По-прежнему ревнуют, и смеются,
И верят, что прибудут корабли.

У возраста туда не отпроситься,—
А там не смяты травы на лугу,
И Пенелопа в выгоревшем ситце
Всё ждет меня на давнем берегу.

Сидит, руками охватив колено,
Лицом к неугасающей заре,
Нерукотворна, неприкосновенна,—
Как мотылек, увязший в янтаре.

***

Николай Тихонов — Я люблю тебя той, без прически

Я люблю тебя той — без прически,
Без румян — перед ночи концом,
В черном блеске волос твоих жестких,
С побледневшим и строгим лицом.

Но, отняв свои руки и губы,
Ты уходишь, ты вечно в пути,
А ведь сердце не может на убыль,
Как полночная встреча, идти.

Словно сон, что случайно вспугнули,
Ты уходишь, как сон,— в глубину
Чужедальних мелькающих улиц,
За страною меняешь страну.

Я дышал тобой в сумраке рыжем,
Что мучений любых горячей,
В раскаленных бульварах Парижа,
В синеве ленинградских ночей.

В крутизне закавказских нагорий,
В равнодушье московской зимы
Я дышал этой сладостью горя,
До которого дожили мы.

Где ж еще я тебя повстречаю,
Вновь увижу, как ты хороша?
Из какого ты мрака, отчаясь,
Улыбнешься, почти не дыша?

В суету и суровость дневную,
Посреди роковых новостей,
Я не сетую, я не ревную,—
Ты — мой хлеб в этот голод страстей.

***

Владимир Солоухин — Верну я

Ревную, ревную, ревную.
Одеться бы, что ли, в броню.
Верну я, верну я, верну я
Все, что нахватал и храню.

Костры, полнолунья, прибои,
И морем обрызганный торс,
И платье твое голубое,
И запах волны от волос.

Весь твой, с потаенной улыбкой,
Почти как у школьницы вид.
Двухлетнюю странную зыбкость.
(Под ложечкой холодит!)

Ты нежность свою расточала?
Возьми ее полный мешок!
Качало, качало, качало
Под тихий довольный смешок.

От мая и до листопада
Качель уносила, легка,
От Суздаля до Ленинграда,
От Ладоги до Машука.

Прогретые солнцем причалы,
Прогулки с усталостью ног…
Возьми, убирайся. Сначала
Начнется извечный урок.

Все, все возвращается, чтобы
На звезды не выть до зари,
Возьми неразборчивый шепот
И зубы с плеча убери.

Я все возвращаю, ревнуя,
Сполна, до последнего дня.
Лишь мира уже не верну я,
Такого, как был до меня.

***

Николай Добронравов — Люби меня

Значит, такая судьба,
Если смешную тебя,
Может, себе на беду
Я у других уведу.

А я не зря, а я не зря тебя ревную.
Горит заря, горит заря на склоне дня.
А я тебя не отпущу без поцелуя.
Люби меня, люби меня, люби меня.
Не уходи, не уходи, побойся Бога.
Горит заря, горит заря на склоне дня.
Моя любовь, моя судьба, моя дорога.
Люби меня, люби меня, целуй меня.

Там, где не видно ни зги,
Слышатся чьи-то шаги.
Стой, прокричу, кто идёт,
Всем от ворот поворот.

Ты и спасенье, и грех,
Ты мой внезапный успех.
Ради других не прерви
Музыку нашей любви…

А я не зря, а я не зря тебя ревную.
Горит заря, горит заря на склоне дня.
А я тебя не отпущу без поцелуя.
Люби меня, люби меня, люби меня.
Не уходи, не уходи, побойся Бога.
Горит заря, горит заря на склоне дня.
Моя любовь, моя судьба, моя дорога.
Люби меня, люби меня, целуй меня.

***

Семен Кирсанов — Ад

Иду
в аду.
Дороги —
в берлоги,
топи, ущелья
мзды, отмщенья.
Врыты в трясины
по шеи в терцинах,
губы резинно раздвинув,
одни умирают от жажды,
кровью опившись однажды.
Ужасны порезы, раны, увечья,
в трещинах жижица человечья.
Кричат, окалечась, увечные тени:
уймите, зажмите нам кровотеченье,
мы тонем, вопим, в ущельях теснимся,
к вам, на земле, мы приходим и снимся.
Выше, спирально тела их, стеная, несутся,
моля передышки, напрасно, нет, не спасутся.
Огненный ветер любовников кружит и вертит,
по двое слипшись, тщетно они просят о смерти.
За ними! Бросаюсь к их болью пронзенному кругу,
надеясь свою среди них дорогую заметить подругу.
Мелькнула. Она ли? Одна ли? Ее ли полузакрытые веки?
И с кем она, мучась, сплелась и, любя, слепилась навеки?

Франческа? Она? Да Римини? Теперь я узнал: обманула!
К другому, тоскуя, она поцелуем болящим прильнула.
Я вспомнил: он был моим другом, надежным слугою,
он шлейф с кружевами, как паж, носил за тобою.
Я вижу: мы двое в постели, а тайно он между.
Убить? Мы в аду. Оставьте у входа надежду!
О, пытки моей беспощадная ежедневность!
Слежу, осужденный на вечную ревность.
Ревную, лететь обреченный вплотную,
вдыхать их духи, внимать поцелую.
Безжалостный к грешнику ветер
за ними волчком меня вертит
и тащит к их темному ложу,
и трет меня об их кожу,
прикосновенья — ожоги!
Нет обратной дороги
в кружащемся рое.
Ревнуй! Эти двое
наказаны тоже.
Больно, боже!
Мука, мука!
Где ход
назад?
Вот
ад.

***

Расул Гамзатов — Напрасно плачешь ты, меня ревнуя

Напрасно плачешь ты, меня ревнуя,
Несправедливо ты меня коришь.
Я, может быть, и вспомню ту, другую,
Когда мне ты обиду причинишь.
Верь, не она — хоть ты ее не хвалишь —
В моей судьбе играет злую роль.
Она и помнит обо мне тогда лишь,
Когда другой ей причиняет боль.

***

Владимир Высоцкий — Два письма

I.

Здравствуй, Коля, милый мой, друг мой ненаглядный!
Во первых строках письма шлю тебе привет.
Вот вернёшься ты, боюсь, занятой, нарядный:
Не заглянешь и домой — сразу в сельсовет.

Как уехал ты — я в крик, бабы прибежали.
«Ой, разлуки, — говорят, — ей не перенесть».
Так скучала за тобой, что меня держали,
Хоть причина не скучать очень даже есть.

Тута Пашка приходил — кум твой окаянный…
Еле-еле не далась — даже щас дрожу.
Он три дня уж, почитай, ходит злой и пьяный —
Перед тем как приставать, пьёт для куражу.

Ты, болтают, получил премию большую;
Будто Борька, наш бугай, — первый чемпион…
К злыдню этому быку я тебя ревную
И люблю тебя сильней, нежели чем он.

Ты приснился мне во сне пьяный, злой, угрюмый…
Если думаешь чего, так не мучь себя:
С агрономом я прошлась… Только ты не думай —
Говорили мы весь час только про тебя.

Я-то ладно, а вот ты — страшно за тебя-то:
Тут недавно приезжал очень важный чин,
Так в столице, говорит, всякие развраты,
Да и женщин, говорит, больше, чем мужчин.

Ты уж, Коля, там не пей — потерпи до дому,
Дома можешь хоть чего — можешь хоть в запой!
Мне не надо никого — даже агроному,
Пусть культурный человек — не сравню с тобой.

Наш амбар в дожди течёт — прохудился, верно,
Без тебя невмоготу — кто создаст уют?!
Хоть какой, но приезжай, жду тебя безмерно!
Если можешь, напиши, что там продают.

II.

Не пиши мне про любовь — не поверю я:
Мне вот тут уже дела твои прошлые.
Слушай лучше: тут — с лавсаном материя,
Если хочешь, я куплю — вещь хорошая.

Водки я пока не пью — ну ни стопочки!
Экономлю и не ем даже супу я,
Потому что я куплю тебе кофточку,
Потому что я люблю тебя, глупая.

Был в балете — мужики девок лапают.
Девки — все как на подбор, ё-моё — в белых тапочках.
Вот пишу, а слёзы душат и капают:
Не давай себя хватать, моя лапочка!

Наш бугай — один из первых на выставке.
А сперва кричали — будто бракованный,
Но очухались — и вот дали приз таки:
Весь в медалях он лежит запакованный.

Председателю скажи: пусть избу мою
Кроет нынче же и пусть травку выкосят.
А не то я тёлок крыть — и не подумаю:
Рекордсмена портить мне — на-кось, выкуси!

И пусть починят наш амбар — ведь не гнить зерну!
А будет Пашка приставать — с им как с предателем!
С агрономом не гуляй — ноги выдерну,
Можешь раза два пройтить с председателем.

До свидания, я — в ГУМ, за покупками.
ГУМ — это вроде наш лабаз, но — со стёклами…
Ведь ты мне можешь надоесть с полушубками,
В сером платьице с узорами блёклыми.

Да…Тут стоит культурный парк по-над речкою,
В ём гуляю и плюю только в урны я.
Но ты, конечно, не поймёшь там, за печкою,
Потому ты темнота некультурная.

***

Владимир Высоцкий — Грусть моя, тоска моя

Шёл я, брёл я, наступал то с пятки, то с носка.
Чувствую — дышу и хорошею…
Вдруг тоска змеиная, зелёная тоска,
Изловчась, мне прыгнула на шею.

Одному идти — куда ни шло, ещё могу,
Сам себе судья, хозяин-барин.
Впрягся сам я вместо коренного под дугу,
С виду прост, а изнутри — коварен.

Я не клевещу, подобно вредному клещу,
Впился сам в себя, трясу за плечи,
Сам себя бичую я и сам себя хлещу,
Так что — никаких противоречий.

Одари, судьба, или за деньги отоварь! —
Буду дань платить тебе до гроба.
Грусть моя, тоска моя — чахоточная тварь!
До чего ж живучая хвороба!

Поутру не пикнет — как бичами ни бичуй.
Ночью — бац! — со мной на боковую.
С кем-нибудь другим хотя бы ночь переночуй!
Гадом буду, я не приревную!

***

Алексей Толстой — Усни, печальный друг

Усни, печальный друг, уже с грядущей тьмой
Вечерний алый свет сливается все боле;
Блеящие стада вернулися домой,
И улеглася пыль на опустелом поле.

Да снидет ангел сна, прекрасен и крылат,
И да перенесет тебя он в жизнь иную!
Издавна был он мне в печали друг и брат,
Усни, мое дитя, к нему я не ревную!

На раны сердца он забвение прольет,
Пытливую тоску от разума отымет
И с горестной души на ней лежащий гнет
До нового утра незримо приподымет.

Томимая весь день душевною борьбой,
От взоров и речей враждебных ты устала,
Усни, мое дитя, меж ними и тобой
Он благостной рукой опустит покрывало!

***

Ирина Малярова — Ревность

А ревность — что? Она забыта
И мною пройдена давно.
Я говорю о ней открыто,
Как будто мы глядим кино.
Под чей-то смех завидно звонкий,
Под чей-то посвист озорной
Я посижу себе в сторонке,
Понаслаждаюсь тишиной.
Но коль над ближними полями
Блеснет трассирующей нить,
Я молча встану рядом с вами,
Чтоб сердце сердцем заслонить.

***

Лариса Шахбазян — Следить за тобою

Следить за тобою, читать СМС-ски?
Шпионить не стану… Великая честь!
Всегда недоверие виделось мерзким…
Ведь если Любовь в сердце всё-таки есть —
Всё это напрасно: лишь времени трата,
И нервные клетки погибнут зазря!
А ревность? Вот только об этом не надо:
Хватает по жизни других передряг!
Пока мы любимы, она бесполезна:
Лишь нас замечает влюблённого взгляд!
Любовь умерла? Я признаюсь вам честно,
Что ревность её не воротит назад!
Нет, я не учу, не советую даже
Я опытом собственным с вами делюсь:
К Любви приставлять возмутительно стражу!
Над ревностью нынче я просто смеюсь!

***

Михаил Миронов — Да, безусловно, я тебя ревную

Да, безусловно, я тебя ревную,
И не считаю ревность за порок,
И люто ненавижу дверь входную,
Пока не переступишь ты порог.
Да, без тебя не нахожу себе я места,
Хоть даже знаю, с кем ты есть и где,
Я просто слеплен из такого теста,
И что теперь прикажешь делать мне?
Ты говоришь: «Мол, сам себя заводишь,
Я, знаешь, целый день моталась по делам!»
Я — дома, ты до сей поры всё где-то ходишь,
Вот мой ответ, как резонанс твоим словам.
То, что ревную, не синоним недоверья.
Я просто очень много раз женатым был,
Мне страшно думать об очередной потере,
Я никогда ещё и никого так не любил.
Чем меньше видимся, тем больше я ревную,
Ревную к женщинам и уж тем паче мужикам,
Они всем скопом нагло у меня тебя воруют,
Не дай мне, Господи, дать волю кулакам.
И ты не помышляй винить меня за это,
Ведь за любовь к тебе не стоит упрекать,
Причина, может, в том, что жарко, лето,
Жара спадёт и… Всё равно я буду ревновать!

***

Натали Самоний — Любовь и верность, ревность и любовь

Любовь и верность, ревность и любовь —
Две буквы, словно мост из недоверия:
Из злобных взглядов да из острых слов,
Из эгоизма, желчи суеверия.
Любовь и верность, ревность и любовь…
В двух буквах — солнце и гроза ненастья
Коль ревность — закипает лавой кровь,
Коль верность, то душа поёт от счастья!
Любовь и верность, ревность и любовь —
Любовь порой и счастье, и несчастье…

***

Алена Кирилина — Опять у бездны на краю

Опять у бездны на краю:
Безумье — вера? или — похоть?
И ревность, отставляя локоть,
Уже хозяйкою в раю.
И два бойца, и два борца
Одной развилки категорий —
Неверье с верой — снова в ссоре;
Их спорам не найти конца.
Борцов обоих — под замок.
Без стен и потолка темница,
Коробкой черепной — граница,
И отзвуки борьбы — в висок.
Их битва отравляет жизнь.
Какое, к чёрту, Ватерлоо!
Уж ночь, и скоро пол-второго,
Но — в новом раунде сошлись;
<Поверить?> — главный лейтмотив.
:Престранный вид шизофрении;
Ведь оба лагеря — родные,
И всяк — по-своему правдив-
Наносит доводом удар,
И рана от любого — в сердце,
Не убежать, не отвертеться;
И день, и ночь слились в кошмар.
А разум, стоя в стороне,
Безумье ревности осудит.
Мне даже ад не страшен будет:
Страшней другого — ад во мне.

***

Валерия Ктянц — Я не хочу искать в подобном суть

Я не хочу искать в подобном суть,
Надеюсь лишь узреть незримый путь,
Что сводит наши губы поцелуем.
Вопрос терзает голову мою,
Но все никак я это не пойму
И отчего же всё же мы ревнуем?
Боимся потерять? Какой пустяк!
Хотя порой, мне кажется, что так,
Мы чувства сильные особо выражаем.
И всё кричим в эмоциях страстей,
Ревнивцы все, до мозга мы костей,
Свою любовь вот так мы защищаем.

***

Геннадий Шеховцов — Любовь и ревность, словно две сестры

Любовь и ревность, словно две сестры…
Кто хвалит их союз, а кто ругает.
Когда пылают ревности костры,
То знать любовь мне сердце обжигает.
Пока люблю, ревную всё равно:По поводу, без повода. Вздыхая,
Смотрю часами в тёмное окно,
Знакомую фигурку поджидая.
А если перестану ревновать,
Дорогой безразличия шагая,
И ложь за правду стану выдавать,
Любовь ли это? Право же, не знаю.
Когда ты отречёшься от меня
И быть мне перестанешь половинкой,
Тогда и ревность не зажжет огня,
Но и любовь растает хрупкой льдинкой.
Любовь и ревность, словно две сестры —
Жизнь вас заставит в этом убедиться,
Хоть иглы ревности, как нож, остры,
Но без неё любовь не разгорится.

***

Николай Некрасов — Ревность

Есть мгновенья дум упорных,
Разрушительно-тлетворных,
Мрачных, буйных, адски-черных,
Сих — опасных как чума —
Расточительниц несчастья,
Вестниц зла, воровок счастья
И гасительниц ума!..
Вот в неистовстве разбоя
В грудь вломились, яро воя, —
Все вверх дном! И целый ад
Там, где час тому назад
Ярким, радужным алмазом
Пламенел твой светоч — разум!
Где добро, любовь и мир
Пировали честный пир!

Ад сей… В ком из земнородных,
От степей и нив бесплодных,
Сих отчаянных краев,
Полных хлада и снегов —
От Камчатки льдянореброй
До брегов отчизны доброй, —
В ком он бурно не кипел?
Кто его — страстей изъятый,
Бессердечием богатый —
Не восчествовать посмел?..

Ад сей… ревностью он кинут
В душу смертного. Раздвинут
Для него широкий путь
В человеческую грудь…
Он грядет с огнем и треском,
Он ласкательно язвит,
Все иным, кровавым блеском
Обольет — и превратит
Мир — в темницу, радость — в муку,
Счастье — в скорбь, веселье — в скуку,
Жизнь — в кладбище, слезы — в кровь,
В яд и ненависть — любовь!

Полон чувств огнепалящих,
Вопиющих и томящих,
Проживает человек
В страшный миг тот целый век!
Венчан тернием, не миртом,
Молит смерти — смерть бы рай!
Но отчаяния спиртом
Налит череп через край…
Рай душе его смятенной —
Разрушать и проклинать,
И кинжалов всей вселенной
Мало ярость напитать!!!

***

Михаил Зенкевич — Южная красавица

Ночь такая, как будто на лодке
Золотистым сияньем весла
Одесситка, южанка в пилотке,
К Ланжерону меня довезла.

И встает ураганной завесой,
Чтоб насильник его не прорвал,
Над красавицей южной — Одессой
Заградительный огненный вал.

Далеко в черноземные пашни
Громобойною вспашкой весны
С черноморских судов бронебашни
Ударяют огнем навесным.

Рассыпают ракеты зенитки,
И початки сечет пулемет…
Не стрельба — темный взгляд одесситки
В эту ночь мне уснуть не дает.

Что-то мучит в его укоризне:
Через ложу назад в полутьму
Так смотрела на Пушкина Ризнич
И упрек посылала ему.

Иль под свист каватины фугасной,
Вдруг затменьем зрачков потемнев,
Тот упрек непонятный безгласный
Обращается также ко мне?

Сколько срублено белых акаций,
И по Пушкинской нет мне пути.
Неужели всю ночь спотыкаться
И к театру никак не пройти.

Даже камни откликнуться рады,
И брусчатка, взлетев с мостовых,
Улеглась в штабеля баррикады
Для защиты бойцов постовых.

И я чувствую с Черного моря
Через тысячеверстный размах
Долетевшую терпкую горечь
Поцелуя ее на устах.

И ревную ее, и зову я,
И упрек понимаю ясней:
Почему в эту ночь грозовую
Не с красавицей южной, не с ней?

***

Быть может, я беспочвенно ревную,
Но я не параноик, ты поверь!
Когда ты далеко, я так тоскую,
И бешенею, словно дикий зверь!
Хочу, чтоб только мне принадлежала
Ты каждый день и каждый жизни час!
Чтобы вниманье на мужчин не обращала,
И убеждала меня в верности подчас!
Тебя люблю и право я имею
Знать все, что только связано с тобой…
Я пережить измену не сумею…
Ты так и знай, покончу я с собой!
***
Ты можешь называть это безумством,
Но это ревность в облике простом!
Ты знаешь: ревновать это искусство!
Я им владею точно на все сто!
Я знаю, что могу тебя лишиться,
Ты волен и остаться и уйти…
Боюсь, что может что-нибудь случиться
И больше не смогу тебя найти!
Боюсь, но все же каждый день ревную!
От этого еще сильней люблю!
Но сможешь ли любить меня такую?
Ответь мне честно, я тебя молю!
***
Прости меня, ты снова прав…ревную!
Хоть и пыталась это как-то скрыть…
Я очень сильно по тебе тоскую,
Но ревность я не в силах победить!
Тебя так часто дома не бывает,
А я не знаю где ты, как и с кем…
Поверь, тебя мне очень не хватает!
Собою не владею я совсем…
Схожу с ума, накручиваю нервы!
Корю себя и нервы берегу…
Прости меня, веду себя, как стерва!
Но по-другому просто не могу!
***
Во мне, как будто червячок завелся,
Меня, как фрукт он день и ночь грызет!
Я ревностью недавно обзавелся,
Теперь не сплю я ночи напролет!
Все кажется, что ты с другими рядом
Ведешь себя развратней, чем со мной!
И откровенным, дорогим нарядом
Ты привлекаешь пол к себе мужской!
Ты мне верна, я это точно знаю,
Но от сомнений, от себя не убежать…
Прошу, пойми, моя ты дорогая,
Что тяжело тебя мне ревновать!
***
Мне трудно в своих чувствах разобраться,
То ли люблю, то ли виню опять тебя…
Хочу понять скорее постараться:
Как можно так вот ревновать, любя?
Пойми меня, не осуждай порочно,
Не в силах я порой себя сдержать!
И я ревную точно не нарочно,
Боюсь тебя я просто потерять…
И не брани за козни и упреки,
Они гнетут, поверь мне, и меня!
Здесь нет подтекста или подоплеки,
Боюсь, что ты мне будешь изменять!
***
Какая-то ей Богу чертовщина!
Что происходит – вовсе не пойму!
Ты до сих пор любимый мой мужчина,
Но я ревную и не знаю почему!
Быть может страсть у нас с тобой проходит
И ты ко мне давно уже привык…
Скажи мне: что со мною происходит?
Ответь, мне только честно, как мужик!
И что мне делать с ревностью, поганой?
Давай с тобою вместе мы решим!
Ну а пока домой являйся рано!
Не улыбайся, не подмигивай другим!
***
Наверно в этом стыдно признаваться,
Но с ревностью намешана любовь…
Мне начинает разное казаться,
Когда не рядом ты со мною вновь!
Терзают душу сразу подозренья
И ни о чем я думать не могу…
Достойна я, наверное, презренья,
Раз ревность не гоню, а берегу…
Но ты пойми, я просто бешенею,
Когда тебя представлю я с другой…
И уверяю, право я имею
Знать точно, где ты, с кем ты, милый мой!

***

***

Голосовые признания в любви

***

Политика конфиденциальности | Служба поддержки |

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *