Александр Пушкин.
«ЖЭКА ОНЕГИН»
Мой дядя, честный вор в законе,
Когда зависнул на креста,
Он оборзел, как бык в загоне,
Хоть с виду был уже глиста.
Его прикол — другим наука;
Но стрёмно — век я буду женская особь собаки!
Сидеть с «бацилльным» день и ночь —
Ни выпей, ни посцы, ни вздрочь,
Какой же, блин, дешевый зехер
Мне с бабаём играть в жмурка,
Ему смандячив кисляка,
Колеса гнать за делать нехер,
Вздыхать и бормотать под нос:
«Когда ж ты кони шаркнешь, пес!»
Так думал за баранкой «мерса»
По жизни крученый босяк.
В натуре, масть поперла бесу:
Ему доверили общак.
Кенты «Одесского кичмана»!
С героем моего романа,
Чтоб дело было на мази,
Прошу обнюхаться вблизи:
Онегин, кореш мой хороший,
Родился в Питере, барбос,
Где, може, вы шпиляли в стос
Или сшибали с лохов гроши.
Гуляли в Питере и мы.
Но чем он лучше Колымы?
Пахан его, хоть не шалявый,
Но часто, змей, толкал фуфло.
Он гужевался кучеряво
И загадил все барахло.
Но Женьке обломилась пайка:
Его смотрела воровайка,
Потом он бегал с крадуном
И стал фартовым пацаном.
Щипач «Француз», голимый урка,
Учил смышленого мальца
В толпе насунуть гаманца,
Помыть с верхов, раскоцать дурку,
Мог в нюх втереть, чтоб не нудил,
И по ыдям его водил.
Когда ж по малолетству братке
В башку ударила моча
И повело кота на ыдки —
Послал он на хер ширмача.
Он словно выломился с «чалки»:
Обскуб «под ёжика» мочалку,
Вковался в лепень центровой —
И стал в тусовках в жопу свой.
Он гарно спикал или шпрехал,
На танцах-шманцах был герой
И трезвым различал порой
«Иди ты!..» и Эдиту Пьеху.
Народ прикинул: чем он плох?
Онегин, в принципе, не лох.
Мы все бомбили помаленьку;
На сердце руку положа,
Нас удивишь делами Женьки,
Как голой жопою — ежа.
Онегин был пацан толковый,
По мненью братства воровского,
Шпанюк идейный, не ыдво:
Умел он, в случае чего,
Изобразить умняк на роже,
Штемпам, которых до фига,
Лапшу повесить на рога, —
Но фильтровал базары все же;
И так любил загнуть матком,
Что шмары ссали кипятком.
По фене знал он боле-мене;
Но забожусь на жопу я,
Он ботать мог по старой фене
Среди нэпманского ворья,
Припомнить Васю Бриллианта,
Вора огромного таланта,
И пел, хотя не нюхал нар,
Весь воровской репертуар.
Блюсти суровые законы,
Которыми живет блатняк,
Ему казалось не в мазняк,
Зато он мел пургу про зоны,
Этапы и родной ГУЛАГ —
Где был совсем не при делах.
Комментарии к «Евгению Онегину»
ВОР В ЗАКОНЕ — он же «законный вор», «честный вор», «законник», «честняк»: высшая масть (каста) в российском преступном мире, вершина уголовной иерархии.
В понимании преступного мира «вор» — это величайший титул, звание, а вовсе не какая-то уголовная «специальность». Сочетание «честный вор в законе», в общем-то, тавтология. Чаще всего говорят просто — «вор». Этого достаточно. Но поскольку Пушкин писал -«дядя самых честных правил», в данном случае перевод можно считать абсолютно адекватным.
ЗАВИСНУТЬ НА КРЕСТА — чаще говорят: «зависнуть на кресте», «упасть на крест», «припасть на крест» — заболеть, попасть в больницу, получить освобождение от врача.
Ироническое переосмысление Красного Креста.
ОБОРЗЕТЬ — обнаглеть, озвереть, переходить допустимые границы в общении.
КАК БЫК В ЗАГОНЕ — дурковатый, немного ненормальный.
Есть такая присказка — «Ты вор в законе или бык в загоне?» Вообще быком зовут недалекого и упрямого человека.
ГЛИСТА — тощий, больной человек.
ПРИКОЛ — странность, также — любимое занятие.
СТРЁМНО — противно, неприятно, тяжело.
СУКА БУДУ — такая формула божбы.
Их много, например, «век воли не видать».
Бацилльный — больной, слабый.
ДРОЧИТЬ — сейчас значит «онанировать».
А вот у Владимира Даля это просто ласкать, нежить. Дроченое дитя значило избалованный.
БЛИН — это междометие, слово-паразит, вроде «черт возьми».
ДЕШЕВЫЙ ЗЕХЕР — грубая уловка, примитивная хитрость.
БАБАЙ — в данном случае старик (а вообще так называют татар или инородцев из Средней Азии).
ИГРАТЬ В ЖМУРКА — или в жмурки: ожидать чьей-то смерти.
КИСЛЯК СМАНДЯЧИТЬ — сделать кислое выражение лица, печальную физиономию.
ГНАТЬ КОЛЕСА то есть поставлять таблетки.
ЗА НЕХЕР ДЕЛАТЬ — в данном случае: за просто так, впустую.
А вообще часто это значит — легко, без усилий.
КОНИ ШАРКНУТЬ — умереть.
ПЕС — также пес конвойный: грубое обращение.
«МЕРС» — это, понятно, «мерседес».
ПО ЖИЗНИ — то есть в действительности, то, что человек представляет на самом деле.
Уголовник — как артист, ему приходится часто притворяться, играть множество ролей. И бывает, один шпанюк задает другому вопрос, чтобы узнать его поближе: «А по жизни ты кто?»
КРУЧЕНЫЙ — опытный, находчивый, наученный горьким опытом.
БОСЯК — почетное определение уголовника. Еще с времен царской России.
В НАТУРЕ — в данном случае: ну надо же, вот те на.
А вообще часто в смысле -действительно, в самом деле.
МАСТЬ ПОПЕРЛА — пошла полоса везения.
БЕС — грубое определение человека, которого не уважаешь.
Вообще негативные определения таких людей связаны с «рогатыми» — бес, демон, черт, бык, козел с разными вариантами. Да, еще знаменитое гулаговское «ОЛЕНЬ» — рохля, простак.
ОБЩАК — общая касса воровского мира. Общак бывает воровской (это на воле) и зоновский (это в местах лишения свободы).
КЕНТ — друг-приятель; кстати, воровскими сигаретами поэтому часто называют «КЕНТ».
«ОДЕССКИЙ КИЧМАН» — знаменитая урканская песня; ее любил исполнять Утесов.
ДЕЛО НА МАЗИ — все в порядке.
ОБНЮХАТЬСЯ — узнать поближе.
Например, если два босяка начинают между собой ссору, окружающие примирительно говорят: «Обнюхайтесь!»
КОРЕШ — то же, что КЕНТ.
ШПИЛЯТЬ В СТОС — играть в стос -блатную карточную игру, фактически то же самое, что старорежимный дворянский штосе (см. у Пушкина в «Пиковой даме»).
СШИБАТЬ ГРОШИ — если попросту, грабить.
Или обманом вытягивать деньги аз простачков.
ПАХАН — в данном случае просто отец.
ШАЛЯВЫЙ — здесь в смысле: не внушающий доверия, готовый на предательство, замаранный.
Но бывало, так называли просто неопытного преступника. Впрочем, слово уже давно устарело, услышишь только от старых каторжан.
ЗМЕЙ — здесь в смысле: хитрюга, ловкач, который легко подставит другого.
Кстати, на зоне «змеем» называют киномеханика из зэков. Почему, не знаю.
ФУФЛО ТОЛКАТЬ — значит, проигрывать и не расплачиваться с долгом. Вообще основное значение слова «фуфло» на жаргоне — задница. Если кто не мог расплатиться, он отвечал своим задом. Или становился фуфлыжником — должником. Еще говорят — двинуть, задвинуть, двигануть фуфло.
ГУЖЕВАТЬСЯ — кутить, гулять в свое удовольствие.
КУЧЕРЯВО — с шиком, с размахом, не стесняясь в средствах.
ЗАСАДИТЬ БАРАХЛО — проиграть все вещи.
ОБЛОМИТЬСЯ — перепасть, достаться.
ПАЙКА — установленная норма продуктов на одного зэка.
ВОРОВАЙКА — воровка, блатнячка.
Еще шутливо говорят — ворова ка.
БЕГАТЬ с кем-то — вместе с опытным преступником заниматься промыслом, учиться у него, быть на подхвате.
Еще говорят: бегать по карманам — совершать карманные кражи; бегать по скачкам -совершать квартирные кражи без подготовки и пр.
КРАДУН — уголовник, который ворует.
В блатном мире ворами называют только тех, кто носит эту масть, то есть высших авторитетов. Других же определяют по «специальности» (домушник, медвежатник, гопстопник) или в целом называют крадунами.
ЩИПАЧ — карманник.
ГОЛИМЫЙ — несчастный, нищий, убогий.
УРКА — представитель преступного мира.
НАСУНУТЬ — украсть, обычно из кармана, сумки, с прилавка.
ГАМАНЕЦ — он же гаман, он же гаманок -кошелек, проще говоря.
А в древние времена так назывался пояс, в котором хранили деньги в дороге.
ПОМЫТЬ С ВЕРХОВ — так карманники говорят, когда обчищают наружные карманы или сумочки, пакеты.
ДУРКУ РАСКОЦАТЬ — или разбить дурку: незаметно раскрыть сумочку для совершения кражи.
В НЮХ ВТЕРЕТЬ — в нос ударить.
БРАТКА — ласковое, дружеское обращение в уголовном мире, наряду с «брат», «братан», «братэлла».
ШИРМАЧ — карманник.
От уголовного «ширма» — карман. То же, что «щипач».
ВЫЛОМИТЬСЯ — выскочить, убежать, освободиться и проч.
ЧАЛКА — место лишения свободы (колония, тюрьма и т.д.).
Также: отбывание срока наказания, то же, что «ходка» — «Это у меня седьмая чалка». Соответственно «чалиться» — отбывать срок наказания. Из морского сленга, где «чалиться» -приставать к берегу.
ОБСКУБАТЬ — грубо постричь.
МОЧАЛКА — в данном контексте: волосы.
Часто так называют молодых девиц, а порою — волосы у них, не только на голове, но и на лобке.
ВКОВАТЬСЯ — одеться.
ЛЕПЕНЬ — пиджак. «Лепня» — костюм, «лепешок» — жилет.
ЦЕНТРОВОЙ — отличный, высшего класса.
ГАРНО — украинск. «хорошо». В уголовном мире любят часто вставлять малороссийские словечки; некоторые жаргонные слова и выражения тоже заимствованы из украинского языка («жухать», «вертухаться» и проч.).
СПИКАТЬ — городской сленг: говорить по-английски.
ШПРЕХАТЬ — городской сленг: говорить по-немецки.
«ИДИ ТЫ!…» И ЭДИТУ ПЬЕХУ -перифраз известной шутку о том, что настоящий интеллигент должен отличать Эдиту Пьеху от «Иди ты на :evil6: !»
БОМБИТЬ — совершать преступления. Можно бомбить лохов — это значит либо грабить жертву, либо красть из ее карманов. А можно бомбить хату, лабаз, склад — то есть совершать кражи из квартир и магазинов. Можно бомбить в майдане (в поезде), на бану (на вокзале). Короче, много чего можно.
ПАЦАН — похвальное определение представителя блатного братства. Это даже вовсе не обязательно молодой босяк. Пацанами бывают и люди в возрасте. «Он честный пацан» — говорят о зэке. Это -похвала.
ВОРОВСКОЕ БРАТСТВО — то же самое, что преступный мир.
Но в понимании блатном. А в блатном понимании — только те, кто считает себя частью уголовной среды, а не случайные растратчики или осужденные за бытовые преступления. Поэтому хулиганов, бакланов за настоящих босяков не считают.
ШПАНЮК ИДЕЙНЫЙ — вот это и есть коренной представитель воровского братства, который костьми ляжет за воровскую идею, за блатные традиции.
БЛЯДВО — грубое оскорбление. Вроде суки.
УМНЯК — умное, глубокомысленное выражение лица.
Умняк обычно давят или корчат. Слишком важному парнишке могут сказать: «Возьми полотенце и сотри умняк с рожи».
ШТЕМП, штымп — человек, не имеющий отношения к профессиональному преступному миру, простачок, не знающий уголовных «понятий» и «правил». То же, что на старом жаргоне «фраер». Синоним -«фуцан». В жаргон через идиш попал из немецкого языка, где «stumpf» — тупой.
ЛАПШУ ПОВЕСИТЬ — ну, это выражение всем знакомо: обмануть, сообщить какую-нибудь чушь.
ФИЛЬТРОВАТЬ БАЗАРЫ — следить за тем, что говоришь, взвешивать каждое слово. Иначе можешь серьезно ответить.
ШМАРА — девушка, женщина.
СЦАТЬ КИПЯТКОМ — приходить в дикий восторг. Еще говорят — ссать фонтаном.
ФЕНЯ — воровской жаргон. Название это происходит от «офеня». Так называли торговцев-разносчиков в старой России. У них был свой тайный язык. Хотя вообще-то таких языков было много, например, кантюжный — язык нищих, аламанский (то есть «германский» — короче, «нерусский»), языки лирников (бродячих музыкантов) и т.д. По фене ботать — разговаривать на воровском жаргоне. Феня есть новая — это которая после войны и в последнее время, и старая, гулаговская. Они здорово отличаются. Да чего там — огромное различие между нашей феней, ростовской, и питерской. Тем более сибирской или уральской. Но вообще нынче так не говорят. Спросишь — «Ты по фене ботаешь?», а тебе ответят «А ты по параше летаешь?». Кстати, прежде еще говорили «по соне ботать» -это говорить на одесском жаргоне.
НА ЖОПУ ЗАБОЖИТЬСЯ — значит, в случае, если ты оказался неправ, ответишь собственным задом, станешь педерастом.
НЭПМАНСКИЙ ВОР — вор старой закалки, настоящий, который чтит воровской закон и идею, не имеет семьи, не обрастает имуществом, за братву страдает и т.д. Сейчас таких мало. Вот были Вася Бриллиант, Бузулуцкий Вася, Малина — те нэпманские.
НАРЫ НЮХАТЬ — сидеть в лагерях или в тюрьме.
БЛАТНЯК — представитель преступного мира. Вообще правильные арестанты не любят, когда их так называют.
НЕ В МАЗНЯК — не нравится, не по нутру. Так вообще-то говорят больше из молодняка городского.
МЕСТИ ПУРГУ — говорить много, бестолково и чаще всего — ерунду.
ЗОНА — колония. Так называют колонию вообще, и внутреннюю ее часть — в частности. Например, жилзона, промзона.
ЭТАП — перемещение зэков под конвоем в определенный пункт. Например, из тюрьмы следственной, из изолятора в зону приходит этап зэков, их помещают в карантин, а через определенное время распределяют по отрядам.
НЕ ПРИ ДЕЛАХ — не иметь отношения к чему-то.

Варнацкий путь
За свободу выбрал я варнацкий путь,
сей крест святой мне до конца нести:
не по нутру лоховское болото и муть,
а надо мне одиноким волком брести!
Сквозь огни должен тропой нырнуть,
хоче падлы стараются меня замести,
но не сфартит с дороги той свернуть:
западло наче собака хвоста завести!
Воровской закон
Выше всего для меня ворский закон,
давно я живу босяцкою витой одной;
за правду жизнь свою ставил на кон,
и нет пути назад: чалка — дом родной…
За скоки в галеру влачит меня вагон,
где сроками за мною следит конвой;
от внешней воли начит вегана загон,
но за либерту я катаю присно домой…
Воряга по жизни
Без семьи да кента, без дома и двора;
нет родины, нет флага на длани моей…
Без работы, вне забот вся тропа вора;
одни шипы, но честь и свобода в ней!
Брожу да чардую: накрывают мусора;
потом этапы, лагеря, кичма и кандей…
Но по хрену, и нехай мартуют фраера;
нет ни шагу назад от воровских идей!
Воровская масть
Урке шнырять да горбить не в масть:
по музыке стал идти с молодых лет…
Чтобы свободным жить, надо красть;
не проси ты, не пахай — и базара нет!
Сам себя кормлю, сам себе и власть;
воля внутри меня до гроба не канет…
Бродяге нельзя совсем на дно пасть:
в узел завяжу, когда меня не станет!
Страда шпанца
Встал давно я на жиганскую страду,
за лаванду не положено мне пахать;
стал по ширманам лазить я смладу,
хоть на зоне приходится мне захать.
За свободу в нагарах у лохов краду,
и не сможет никто шпанца нарахать;
с вором в законе нема сукам сладу,
легоше им до морте меня шарахать!
Фасон крадунца
Всецело в кипиш вору любая работа:
никогда за галье фасон мой не драл;
не вылил сице на лавору капли пота:
с карданов людей зарплаты не брал…
Мне в хлам чужда лоховская забота:
на сей мир я вечно со стороны срал;
вся витара моя прошла, как суббота:
во всей драге я только сидел и крал…
Старый ширмач
На майдане вот и шныряют лохера,
и шигач один там шмонает карман:
агальцами он ловко делает зехера,
во шкарнике штемпа мацает гаман…
На майдане вот подымают шухера,
и лопату шементом втыкает уркан;
но может тайком лавируют зухера,
и ширмачу впереди ожидает аркан…
На ганте волчара
Плывёт в небе ночном седая балда,
давно город сей находится в данте;
нескает во стрицах штемпов галда,
и вору никто не помешает на ранте…
Снова меня шварцем укроет найда,
коли я выйду, как волчара на ганте;
скоро на вассар совершится райда,
хоче легко могу закататься в банте…
На скоки ночные
Нахтой глухой снова на дело пойду:
уцеплю рулетки с собой да фомычи…
Украдкой по тёмным хатам пройду:
залеплю скачки и достигну добычи…
К лошарам на кражу втихаря зайду:
на скоках не заметят поганые чичи…
С отвагой и в опасные места войду:
босяка не устрашат легавые и кичи…
С кентом на дело
На калганы свои накинули капоры,
с керином снова на дельце пошли;
из ширманов восе вынули шапоры,
коли тишком до места того дошли.
Таче отпахнули мы дверей запоры
и разом в хавиру лохменов вошли;
но и вскоре махнули через заборы,
раз гады песта наши вроде нашли…
На лихой разбой
Снова в деле со мною лихие сябера —
на смелый разбой ватагой покатим;
снова в деле с нами острые шабера —
на лабазы лохов с отвагой накатим…
Без дела вскоре останутся фрайера —
босяками за саргу и ланцы закатим;
на деле воров не застанут шпайера —
со смаками домой на мази откатим…
Контора громил
Под копытами вот размяты окурки —
кодлою громилы на грант ландают…
На шпалерах разом подняты курки —
вихрем громилы на банк нападают…
С охраною смело играют в жмурки —
с наганов мухи на ментов вандают…
С лавандою амором срывают урки —
на лапы вертухов они не попадают…

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *