… Арфы нет, возьмите бубен. /Титаренко/

… И в тот же миг влюбленное созданье, включив форсаж, умчалось на свиданье. /Кузнечик/

… Как сказал Шекспир в восемнадцатом… нет, в девятнадцатом сонете: «Гуляй, Вася!» /Зоя/

… Тебя я понял, умолкаю! Не то по шее получу и подвиг свой не совершу! /Кузнечик/

— Ну, могём! — Не могём, а мОгем! /Пехотный капитан — Титаренко/

… Макарыч, в ставке Гитлера ходят упорные слухи, что некоторых «советских соколов» некоторые несознательные механики перед боевым вылетом крестят…
— В ставке Гитлера все малахольные. /Титаренко — Макарыч/

… Пилотом можешь ты не быть, летать научим все равно, но музыкантом быть обязан. /Титаренко/

… А я, между прочим, не в филармонию пришел наниматься, а драться. /Кузнечик/

… В жизни бывают минуты, когда человеку никто, никто не может помочь!.. Рождается сам и умирает сам… /Титаренко/

… Ромео из Ташкента загрустил. Джульетта в «кукурузнике» умчалась. /Кузнечик/

… Летать не умеют. Стрелять тоже… пока не умеют… Но, орлы! /Титаренко/

… Детский сад, а не пополнение. /Савчук/

… Это не вокал, это эскиз к вокалу. /Титаренко/

— Во!.. Только дорогу старшим надо уступать…
— В трамвае — пожалуйста, но не в бою!
— Споемся… /Макарыч, Ромео/

… Спокойно. Не надо оваций. /Кузнечик/

… Я мог бы, конечно, и больше, но вы, товарищ командир, своим нижним бельем распугали всех немцев. /Кузнечик/

— Ну как у тебя там? Как у тебя там, Маэстро?
— Нормально… Падаю… /Комдив — Титаренко/

… Не махни на танк, «не глядя»… /Комдив/

… Самое тяжелое в нашей работе — ждать… /Макарыч/

… Нет, это ты хорошо придумал, гм… Самое главное — вовремя… /Титаренко/

…Человечество должно же когда-нибудь понять, что ненависть разрушает. Созидает только любовь! /Кузнечик/

…Будем жить! /Скворцов/

Марина Анатольевна Лунёва. (пос. Заря)

расстрелянному 7 декабря 1942года

величаевскому молодогвардейцу

посвящаю…

Чудовищной та выдалась зима:

Война терзала земли Ставрополья.

Предательством была обречена

На гибель группа юного подполья.

Рассвет вставал над степью, словно рок.

Холодный, мрачный и неотвратимый.

Мелькнули тени и наискосок

Неспешно побрели куда-то мимо.

И растворились в мглистой темноте,

И тишина зловещая нависла.

В предутренней беззвучной пустоте

Раздался вдруг сухой и резкий выстрел.

Он эхом грозным ринулся в поля,

Несломленною гордостью пропитан.

И приняла промёрзшая земля

Горячей крови жертвенный напиток.

И боль прогорклой дымкой поплыла,

В селе собака тягостно завыла.

Вдруг в доме потемнели зеркала,

Улыбка где не так давно светила.

А мать, собрав съестного в узелок,

Прижав его к груди, как драгоценность,

Идёт к подвалу. Там её сынок.

Она его накормит непременно.

Подвал теперь – фашистская тюрьма.

Забрали сына. Мучают. Пытают.

От голода шатается сама,

К сыночку поскорей дойти мечтает.

Ах, милая, напрасно ты идёшь.

Гостинца твоего уже не надо:

Среди декабрьских вздыбившись порош

Там ждёт тебя немыслимость утраты.

И горе материнское взвилось

Ввысь птицей чёрной, стону не переча,

Но там ему опоры не нашлось:

Тяжёлым камнем рухнуло на плечи.

Расплющило, сдавило, обожгло!

И замер крик, запутавшись в гортани.

Ещё не знало спящее село:

Сын никогда не возвратится к маме!

«Да как же это? Шурочка, сынок!» –

В беспамятстве её шептали губы.

«О, Господи, как ты позволить смог,

Чтоб к нам пришли злодеи-душегубы

И юную отнять посмели жизнь?!» –

Метались безответные вопросы.

А по щекам безудержно лились

Горючие беспомощные слёзы.

Погасла жизнь в кровавой той войне,

Восславив героическое племя.

А «ходики», прижившись на стене,

Безжалостно отсчитывали время.

22.03 2017

Валентина Васильевна Щетинина (с. Левокумское)

Мелькают дни, проходят годы…

Для новых поколений и людей

Был создан в память о героях

В России Величаевский музей.

Пусть небольшой, и залы малы,

Но здесь история живет:

Реликвии времен бывалых,

Поры военной обиход.

Здесь репродуктор Левитаном

О сводках всех оповещал,

Вот каска ржавая с наганом,

Фитиль, — дом ночью освещал…

Экскурсовод проникновенно,

И так волнующе для нас

Повествовал о днях военных

Послушайте и вы рассказ:

«42-ой. Фашист на Ставрополье, —

С войной пришла чужая рать

И уходила молодость в подполье,

Отрядам партизанским помогать.

И молодая гвардия вставала

Из смелых величаевских ребят,

Бесстрашно вызов Гитлеру бросали

Четырнадцать мальчишек и девчат.

И в ярости метался враг,

Кто над школой ловко

Повесил ночью красный флаг?

Разбрасывал листовки?

Кто с партизанами связь держал?

Минировал кювет?

И оскверняя в грязь бросал

Фюрера портрет?

Быть трусом и коварным без предела

Предатель не считал пороком,

И гвардия ребят редела –

Был первым Александр Скоков.

Под пытками герой не сдался,

Молчал, упрямо губы сжав

Он верен Родине остался.

Вели парнишку на расстрел,

Ему – едва ли восемнадцать,

Без страха он в лицо смотрел

Врагу, как тот затвором начал клацать.

И выстрел, — и померк весь свет,

Убит так хладнокровно, так жестоко

Последний встретил свой рассвет

Геройски, Александр Скоков.

Он мало жил, но верил свято

Советский победит народ

И в мир, с рассвета до заката»,

Закончила экскурсовод…

В музее дверь для всех открыта,

Идут сюда и стар и млад –

Здесь воздух дышит и пропитан

Отвагой величаевских ребят.

22.03 2017

Любовь Ивановна Бибаева (с. Левокумское)

Величаевским молодогвардейцам

посвящается

Еще совсем дети – девчонки, мальчишки,

Для мамы – дочурки, для папы — сынишки.

Их чистые души, что слезы ребенка,

Мечты о высоком, как крылья орленка.

Им жить бы, да жить, разжигая сердца,

Любить и творить, чтоб не видно конца.

Но грянула тучей фашистская свора,

Детей убивать – нету больше позора.

Оборваны жизни холодным металлом,

Пронзившим их грудь, как змея жалит жалом.

Застыли тела этих смелых юнцов,

Безусых мальчишек, бесстрашных бойцов.

Но мы, сквозь года, не нарушим присягу,

В сердцах сохраним героизм и отвагу.

Всегда будем помнить тех юных орлят,

Они с нами рядом, они – просто спят.

Вечность

Здесь нет усопших, нет живых,
Дорог изогнутых, прямых,
Тут верха нет и нету низа,
Никто не ждет судьбы сюрприза,

Нет желчи, зависти и злобы,
Здесь только подвиги особых,
Кто не свершил поступков низких
И в памяти остался близких…

Здесь героизм и благородство,
Ума и чести здесь господство…
Не помнят мелких здесь поступков,
Глупцов, невежд, их винных кубков,

Здесь мысли мира, вечность здесь,
Все остальное — жизни спесь!

*****

На фотографии в газете
нечетко изображены
бойцы, еще почти что дети,
герои мировой войны.
Они снимались перед боем —
в обнимку, четверо у рва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Никто не знает их фамилий,
о них ни песен нет, ни книг.
Здесь чей-то сын и чей-то милый
и чей-то первый ученик.
Они легли на поле боя, —
жить начинавшие едва.
И было небо голубое,
была зеленая трава.
Забыть тот горький год неблизкий
мы никогда бы не смогли.
По всей России обелиски,
как души, рвутся из земли.
…Они прикрыли жизнь собою, —
жить начинавшие едва,
чтоб было небо голубое,
была зеленая трава.

*****

Неприметные герои

Я часто слышу яростные споры,
Кому из поколений повезло.
А то вдруг раздаются разговоры,
Что, дескать, время подвигов прошло.

Лишь на войне кидают в дот гранаты,
Идут в разведку в логово врага,
По стеклам штаба бьют из автомата
И в схватке добывают «языка»!

А в мирный день такое отпадает.
Ну где себя проявишь и когда?
Ведь не всегда пожары возникают
И тонут люди тоже не всегда!

Что ж, коль сердца на подвиги равняются,
Мне, скажем прямо, это по душе.
Но только так проблемы не решаются,
И пусть дома пореже загораются,
А люди пусть не тонут вообще!

И споры о различье поколений,
По-моему, нелепы и смешны.
Ведь поколенья, так же как ступени,
Всегда равны по весу и значенью
И меж собой навечно скреплены.

Кто выдумал, что нынче не бывает
Побед, ранений, а порой смертей?
Ведь есть еще подобие людей
И те, кто перед злом не отступают.

И подвиг тут не меньше, чем на фронте!
Ведь дрянь, до пят пропахшая вином,
Она всегда втроем иль впятером.
А он шагнул и говорит им: — Бросьте!

Там — кулаки с кастетами, с ножами,
Там ненависть прицелилась в него.
А у него лишь правда за плечами
Да мужество, и больше ничего!

И пусть тут быть любой неравной драке,
Он не уйдет, не повернет назад.
А это вам не легче, чем в атаке,
И он герой не меньше, чем солдат!

Есть много разновидностей геройства,
Но я бы к ним еще приплюсовал
И мужество чуть-чуть иного свойства:
Готовое к поступку благородство,
Как взрыва ожидающий запал.

Ведь кажется порой невероятно,
Что подвиг рядом, как и жизнь сама.
Но для того, чтоб стало все понятно,
Я приведу отрывок из письма:

«…Вы, Эдуард Аркадьевич, простите
За то, что отрываю Вас от дел.
Вы столько людям нужного творите,
А у меня куда скромней удел!

Мне девятнадцать. Я совсем недавно
Окончил десять классов. И сейчас
Работаю механиком комбайна
В донецкой шахте. Вот и весь рассказ.

Живу как все. Мой жизненный маршрут
Один из многих. Я смотрю реально:
Ну, изучу предметы досконально,
Ну, поступлю и кончу институт.

Ну, пусть пойду не узенькой тропою.
И все же откровенно говорю,
Что ничего-то я не сотворю
И ничего такого не открою.

Мои глаза… Поверьте… Вы должны
Понять, что тут не глупая затея…
Они мне, как и всякому, нужны,
Но Вам они, конечно же, нужнее!

И пусть ни разу не мелькнет у Вас
Насчет меня хоть слабое сомненье.
Даю Вам слово, что свое решенье
Я взвесил и обдумал много раз!

Ведь если снова я верну Вам свет,
То буду счастлив! Счастлив, понимаете?!
Итак, Вы предложенье принимаете.
Не отвечайте только мне, что нет!

Я сильный! И, прошу, не надо, слышите,
Про жертвы говорить или беду.
Не беспокойтесь, я не пропаду!
А Вы… Вы столько людям понапишете!

А сделать это можно, говорят,
В какой-то вашей клинике московской.
Пишите. Буду тотчас, как солдат.
И верьте мне: я вправду буду рад.
Ваш друг, механик Слава Комаровский».

Я распахнул окно и полной грудью
Вдохнул прохладу в предвечерней мгле.
Ах, как же славно, что такие люди
Живут средь нас и ходят по земле!

И не герой, а именно герои! Давно ли из
Карелии лесной Пришло письмо.
И в точности такое ж,
От инженера Маши Кузьминой.

Да, имена… Но суть не только в них,
А в том, что жизнь подчас такая светлая,
И благородство часто неприметное
Живет, горит в товарищах твоих.

И пусть я на такие предложенья
Не соглашусь. Поступок золотой
Ничуть не сник, не потерял значенья.
Ведь лишь одно такое вот решенье
Уже есть подвиг. И еще какой!

И я сегодня, как поэт и воин,
Скажу, сметая всяческую ложь,
Что я за нашу молодежь спокоен,
Что очень верю в нашу молодежь!

И никакой ей ветер злой и хлесткий
И никакая подлость не страшна,
Пока живут красиво и неброско
Такие вот, как Слава Комаровский,
Такие вот, как Маша Кузьмина!

Эдуард Асадов

*****

Герой

— 1 —

На лоне облаков румяных
Явилась скромная заря;
Пред нею резвые зефиры,
А позади блестящий Феб,
Одетый в пышну багряницу,
Летит по синеве небес —
Природу снова оживляет
И щедро теплоту лиет.

— 2 —

Явилось зрелище прекрасно
Моим блуждающим очам:
Среди красот неизъяснимых
Мой взор не зрит себе границ,
Мою всё душу восхищает,
В нее восторга чувства льет,
Вдыхает ей благоговенье —
И я блажу светил Творца.

— 3 —

Но тамо — что пред взор явилось?
Какие солнца там горят?
То славы храм чело вздымает —
Вокруг его венец лучей.
Утес, висящий над валами
Морских бесчисленных пучин,
Веков теченьем поседевший,
Его подъемлет на хребте.

— 4 —

Дерзну ль рукой покров священный,
Молвы богиня, твой поднять?
Дерзну ль святилище проникнуть,
Где лавр с оливою цветет?
К тебе все смертные стремятся
Путями крови и добра;
Но редко, редко достигают
Под сень престола твоего!

— 5 —

Завеса вскрылась — созерцаю:
Се, вижу, сердцу милый Тит,
Се Антонины, Адрианы;
Но Александров — нет нигде.
Главы их лавр не осеняет,
В кровавой пене он погряз,
Он бременем веков подавлен —
Но цвел ли в мире он когда?

— 6 —

О Александр, тщеславный, буйный,
Стремился иго наложить
И тяжки узы ты вселенной!
Твой меч был грозен, как перун;
Твой шаг был шагом исполина;
Твоя мысль — молний скорых бег;
Пределов гордость не имела;
Но цель — была лишь только дым!

— 7 —

К чему мечтою ты прельщался?
Какой ты славе вслед бежал?
Где замысл твой имел пределы?
Где пункт конца желаньям был?
Алкал ты славы — и в безумстве
Себя ты богом чтить дерзал;
Хотел ты бранями быть громок —
Но звук оставил лишь пустой.

— 8 —

Героя званием священным
Хотел себя украсить ты;
Ах, что герой, когда лишь кровью
Его написаны дела?
Когда лишь звуками сражений
Он в краткий век свой знатен был?
Когда лишь мужеством и силой
Он путь свой к славе отверзал?

— 9 —

Но что герой? Неужто бранью
Единой будет славен он?
Неужто, кровию омытый,
Его венец пребудет свеж?
Ах, нет! засохнет и поблекнет,
И обелиск его падет;
Он порастет мхом и травою,
И с ним вся память пропадет.

— 10 —

Герои света, вы дерзали
Себе сей титул присвоять;
Но кто, какое сердце скажет,
Что вы достойны были впрямь
Сего названия почтенна?
Никто — ползуща токмо лесть,
Виясь у ног, вас прославляет!
Но что неискрення хвала?..

— 11 —

Героем тот лишь назовется,
Кто добродетель красну чтит,
Кто лишь из должности биется,
Не жаждет кровь реками лить;
Кто побеждает — победивши,
Врага лобзает своего
И руку дружбы простирает
К нему, во знак союза с ним.

— 12 —

Кто сирым нежный покровитель;
Кто слез поток спешит отерть
Благодеяния струями;
Кто ближних любит, как себя;
Кто благ в деяньях, непорочен,
Кого и враг во злобе чтит —
Единым словом: кто душою
Так чист и светл, как божество.

— 13 —

Венцов оливных тот достоин,
И лавр его всегда цветет;
Тот храма славы лишь достигнет,
В потомстве вечно будет жить, —
И человечество воздвигнет
Ему сердечный мавзолей,
И слезы жаркие польются
К нему на милый сердцу прах…

— 14 —

Я в куще тихой, безмятежной
Героем также быть могу:
Мое тут поле брани будет
Несчастных сонм, гоним судьбой;
И меч мой острый, меч огнистый
Благодеянья будет луч;
Он потечет — и побеждает
Сердца и души всех людей.

Золотухина Светлана Васильевна

родилась 3марта 1958 года в г. Грозном. В мае 1958 году родители переехали на постоянное место жительства в село Величаевское, Левокумского района, Ставропольского края. Окончила Величаевскую среднюю школу и Краснодарский Государственный Институт Культуры. Имею высшее образование, работаю в школе учителем музыки МКОУСОШ-№7 с. Величаевского.

Стихотворение написано в марте 2015 года.

Молодое сердце Саши

Пылали села, города, края.

Горела Левокумская земля.

Но вы, в своем подполье затаясь,

В неравный бой вступили, не боясь.

Листовки, сводки разносили

И правду людям говорили.

Что армия советов победит,

И скоро враг будет разбит.

Не щадил и жизни ты своей

За счастье и свободу всех людей.

И мы сегодня, помня о победах.

Несем цветы к могиле наших дедов.

Земной поклон тебе.

Вечная тебе память

Твой подвиг мы несем как знамя!

Рубрики: Статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *